Избавляемся от СРК, ПА, мигрени под психологическим прикрытием

Маленькие истории больших побед

  • Избавляемся от СРК, ПА, мигрени под психологическим прикрытием | Елена Семёнова

    Елена Семёнова Избавляемся от СРК, ПА, мигрени под психологическим прикрытием

    Приобрести произведение напрямую у автора на Цифровой Витрине. Скачать бесплатно.

Электронная книга
  Аннотация     
 14315
Добавить в Избранное


Функциональные расстройства: СРК, ПА, ДЖВП, ГЭРБ, ситуационная мигрень, ПМС, постмастурбационный синдром, синдром посторгазмического недомогания POIS, РПП, это способ реагирования человека на внешние и внутренние раздражители. Не от всех возбудителей можно избавиться, а вот найти и регулярно применять новые способы реагирования реально. Не так страшен сам симптом и расстройство, как то, каким могуществом человек их наделяет. С людьми, осознавшими, что сила не в борьбе с болезнью, а в принятии причин её появления, и в избавлении от симптомов, как от вредных привычек, происходит "чудесное" выздоровление, о котором мы будем говорить в этой книге.

Доступно:
EPUB
Вы приобретаете произведение напрямую у автора. Без наценок и комиссий магазина. Подробнее...
Инквизитор. Башмаки на флагах
150 ₽
Эн Ки. Инкубатор душ.
98 ₽
Новый вирус
490 ₽
Экзорцизм. Тактика боя.
89 ₽

Какие эмоции у вас вызвало это произведение?


Улыбка
0
Огорчение
0
Палец вверх
0
Палец вниз
0
Аплодирую
0
Рука лицо
0



Читать бесплатно «Избавляемся от СРК, ПА, мигрени под психологическим прикрытием» ознакомительный фрагмент книги


Избавляемся от СРК, ПА, мигрени под психологическим прикрытием


Предисловие

     Приветствую вас на страницах этой книги! Меня зовут Елена Семёнова. Я психолог – консультант по проблемам детей и взрослых, специалист по спортивному питанию и нутрициологии. Более десяти лет я занимаюсь функциональными проблемами организма. Для помощи людям, страдающим этими психосоматическими заболеваниями, я создала собственную методику, которая успешно применяться мной уже несколько лет.

     В процессе многолетней работы психологом я стала замечать, что вне зависимости от диагнозов и симптомов, в поведении моих клиентов есть много общего. Все они роднятся со своей болезнью, защищают её, описывают симптомы в мельчайших подробностях. В процессе работы у меня складывалось впечатление, что расстройство – это и есть вся их жизнь, потому что с ним они вставали по утрам, проводили день и засыпали ночью. И любые мои попытки на первоначальном этапе объяснить, что болезнь – это всего лишь часть жизни, встречали сопротивление. Через эту каменную стену и приходилось пробираться, используя многочисленные психологические методики.

 

Также я наблюдала у клиентов следующие схожие моменты:

 1. Кроме основного диагноза в их медицинских картах можно было увидеть такие, как ВСД, соматоморфное расстройство, астенический синдром, мышечные хронические боли. Все эти диагнозы подразумевают нестабильную работу нервной системы, быструю утомляемость, проблемы с социальной адаптацией, тревожность и повышенную внушаемость.

2. У клиентов есть близкий или близкие, от которых он очень зависим, в основном эмоционально. Как правило, эти родственники и становятся слушателями его многочисленных жалоб. Чем активнее они ему внимают, тем подробнее он перечисляет свои симптомы.

3. Клиенты чувствительны, беспокойны, мнительны, часто верят в приметы и порчи.

4. Большинство моих подопечных уверены, что не до конца обследованы, подозревают у себя неизлечимые болезни.

5. У клиентов присутствует неконтролируемый страх смерти.

6. У моих протеже преобладает вера в существование «волшебной таблетки» от их недуга. От них самих ничего не зависит.

7. Клиенты постоянно интересуются в интернете своими симптомами и симптомами других людей. Многие имеют расширенные познания об анатомическом строении и функциях организма.

8.  Отрицают наличие психологического дискомфорта, уверяют, что в их жизни всё замечательно, кроме болезни. Имеют множество иррациональных установок, с трудом их меняют.

9. Постоянно зацикливаются на проблемах, обычных ситуациях, сенсорных ощущениях.

10. Имеют неосознанную «выгоду от своего заболевания».

     Но схожесть определённых черт не давала возможности подобрать универсальный ключ для избавления от недуга, потому что механизм, запустивший заболевание, был у каждого свой. На неблагополучие в жизни эти люди реагировали по-разному. Потому что путь, приведший их к расстройству, был индивидуальным.

     У кого-то нервная система годами копила напряжение, чтобы однажды разразиться «землетрясением» организма, и как вулкан выплеснуть негатив в виде гормонов стресса или железистых выделений: слюны, пота, пищеварительных соков, а после себя оставить неправильную форму поведения, навязчивые мысли или действия.

     У кого-то это случилось при кратковременном, но сильном стрессе, где организм запомнил реакцию организма на его источник, и теперь при появлении этого раздражителя запускал целый каскад симптомов, считая, что справился с адаптацией. Люди не были застрахованы от «землетрясений», и никто не знал какой вид адаптации останется после «подземных толчков», будет ли он нормальным, и сделает их сильнее и мудрее, или будет патологическим, и останется с ними в виде психического и физического дискомфорта.

     Главнокомандующим в нашем организме является мозг. Он, и только он, всегда в курсе того, что происходит с нами. Это благодаря его распоряжениям функционирует наш организм. И от его работы зависит, будет ли человек счастлив или нет. Поэтому свою работу я строила в двух основных направлениях. Первое, работа с психологическими причинами возникновения расстройства, и, второе, перенастройка мозга для образования новых связей, иных способов адаптации, другого вида гомеостаза. Об этом я расскажу в этой книге. Опишу маленькие истории про большие победы своих клиентов-героев, потому что пройти этот путь, не побоюсь этого слова, «перерождения», не каждому по силам. Особенно трудно сделать первый шаг к изменению. Как говорила Амелия Эрхарт: «Сложнее всего начать действовать, все остальное зависит только от упорства».

 

 

Глава 1

Маленькие истории больших побед

     В этой главе я буду описывать истории своих клиентов, которым удалось избавиться от того или иного расстройства либо совсем, либо снизить проявление симптомов на 70-95%. Все истории печатаются с разрешения клиентов. Имена, по известным причинам, изменены.

Синдром раздражённой кишки (СРК)

История Игоря К., 25 лет

     На консультации сообщает, о том, что болен неизлечимой болезнью. На протяжении десяти лет мужчина испытывает ежедневные боли, которые поочерёдно меняют место дислокации в теле. В детстве клиент часто болел ОРВИ, как правило, заканчивались они осложнениями в виде бронхитов, гайморитов, пневмоний. Подобные заболевания лечатся в основном антибиотиками.

     Годам к шестнадцати у парня начались серьёзные проблемы с кишечником, появился синдром раздражённой кишки (СРК) с диареей. Если сначала частые испражнения удавалось купировать с помощью лекарственных препаратов, то позже это явление вовсе вышло из-под контроля, тогда таблетки просто перестали работать. Организм отказывался переваривать пищу, она просто не задерживалась в нём. Чтобы хоть как-то унять симптомы, по совету врачей, он стал придерживаться строгой диеты в питании, и начал терять в весе. А ведь нужно было посещать колледж, встречаться с друзьями,- вести активную социальную жизнь. Но как? Если молодой парень стал привязанным к уборной.

     Дальше больше. Растущему организму требовались витамины и минералы для развития опорно-двигательного аппарата. Но по известным причинам, он их не получал. Так при росте 179 см он весил 50 кг. Начались боли в спине, руках, ногах. Позже подключились головные боли. Молодой человек спасался обезболивающими препаратами, которые выписывали неврологи. Органы желудочно-кишечного тракта (ЖКТ) стали сопротивляться приёму нестероидных противовоспалительных препаратов (НПВП), потому что слизистая оболочка желудка и кишечника не жалует подобные лекарства.

     Так из-за постоянного воспаления в кишечнике начались проблемы с мочевым пузырём: частое мочеиспускание, жжение, дриблинг. Урологи уверяли, что инфекций и органических проблем нет, и ставили диагноз гиперактивный мочевой пузырь (ГАМП). Теперь и без того закрывшийся от людей человек, превратился в настоящего затворника.

     В результате к двадцати пяти годам молодой человек имел целый комплекс физических болевых симптомов, хронические боли. Зато не имел профессии, работы, друзей, личной жизни. Утро его начиналось с болячек, и день заканчивался ими. Более того, за весь этот период, он превратился в настоящего ипохондрика: постоянно жаловался близким на боли в разных отделах организма, описывал в подробностях болезненные ощущения, искал в сети интернет информацию о них, подозревал у себя неизлечимые заразы, сетовал на халатность врачей и не доверял им, даже при наличии хороших результатов своих анализов.

     Молодой человек стал заложником собственных ощущений. Начались так называемые «сенсорные галлюцинации». Даже при объективном здоровье, клиент чувствовал себя очень больным человеком. Новый симптом пугал его больше, чем предыдущие, заставлял вновь и вновь искать информацию в интернете о недугах. Так, по настоянию гастроэнтерологов, неврологов и урологов он попал на приём к психиатру, где получил новую порцию лекарств. Только теперь эти таблетки были посерьёзнее: антидепрессанты, транквилизаторы, нейролептики. Результата ноль. Ситуация с ЖКТ ухудшилась в разы, а с психическим состоянием стало совсем плохо.

     По словам клиента, он как будто «ходил по кругу болячек». После нарушения диеты у него начинались проблемы с желчным пузырём. Его подолгу мучили запоры, боли в животе, наблюдался светлый стул. Врачи назначали желчегонные препараты, Игорь их добросовестно принимал. Затем резко открывалась диарея, которую невозможно было остановить несколько недель, заканчивалось всё кишечной инфекцией, и снова требовались антибиотики. С приёмом антибиотиков приходили проблемы с мочевым пузырём: частое мочеиспускание, жжение.

     Из-за сильных болей он вынужден был большую часть времени находиться в лежачем состоянии. Поэтому после инфекции и постельного режима начинала болеть спина, голова, руки и ноги. К ослабленному организму быстро «приставали» респираторные инфекции, вскакивали фурункулы и стоматит. Иногда они заканчивались осложнениями, и тогда снова приходилось пить антибиотики. Антибиотики заканчивались, начинались проблемы с желчным пузырём. И так по кругу. Надежды на выздоровление не было. Он попадает на приём к психологу.

     В процессе длительного консультирования мы составили следующую хронологию событий, приведших к нынешнему состоянию. Итак, Игорь К. родился недоношенным в семье, где его очень ждали. Часто болеющий ребёнок занимал всё внимание родителей, которые старались делать по максимуму, чтобы сын чувствовал себя здоровым: оберегали от сквозняков, от излишней физической нагрузки, от болеющих сверстников, от нервных потрясений. Годам к пяти мальчик начал осознавать эту гиперзаботу, понимать плюсы «доброго» отношения родителей, и, конечно же, использовать её в своих интересах. Так, теперь можно было не ходить в школу, потому что болит живот, даже если он вовсе не болел. Можно пропустить занятие в секции, потому что слабость и, там сейчас все болеют и могут заразить, даже если чувствует себя бодро и т. д. То есть, для ребёнка это стало своеобразным инструментом по управлению родительским поведением в угоду себе. Сработало раз, сработает ещё много раз. Такова система адаптации у человеческого организма. Теперь, спустя много лет, этот механизм по-прежнему работал безупречно. Чем меньше хотелось выходить из дома, тем ярче срабатывала защитная система в виде симптомов: жидкий стул, боли в животе, в спине, частое мочеиспускание. В таком состоянии лучше остаться дома. И он оставался, пропуская все важные события, необходимые для формирования социальной адаптации.

     Игорь считал себя очень больным человеком, так как с детства привык слышать от близких и врачей, что слаб и немощен. Он злился на сверстников за то, что те жили обычной жизнью, и не испытывали таких мучений. Так, предложения родственников куда-нибудь сходить с другом, воспринимались им как издевательство. Потому что в таком состоянии не то, что устраивать встречи, из дома выходить не хотелось. Плюс большинство свиданий, как правило, обычно заканчиваются походом в кафе, а с перевариванием пищи у Игоря были серьёзные проблемы. Да и друзей, со временем, не осталось совсем.

     За эти годы болезни клиент стал злым, раздражительным, отчаявшимся выздороветь, человеком. Его ничего не радовало, не было плана на будущее, а любые минимальные попытки помечтать заканчивались началом круговорота болезненных симптомов.

     В болезни он ощущал себя слабым, не способным повлиять на ситуацию, неудачником. То же самое он говорил о себе, когда касался темы отношений с социумом. Неустроенность в жизни и недовольство собой он «прятал» за ширмой болезни. Жалуясь на одиночество от симптомов, он жаловался на одиночество от изоляции.

     Человек всего лишь продукт эволюции, и даже если защитные механизмы негативные, и мешают человеку жить, то это тоже считается результатом приспособления организма к окружающему миру, пусть и патологическим.

      Но способности нашего организма к самовосстановлению безграничны, и в этом Игорь К. убедился в процессе нашей совместной работы. С помощью психологических методик и специальных упражнений клиенту удалось избавиться от своих проблем. Подробнее об этом буду рассказывать в пятой главе. Но советую вам сначала прочитать первые четыре, тогда вашему мозгу легче будет понять то, о чём я напишу в конце книги.

 

ДЖВП, ГЭРБ

История Ольги С., 33 года

 

     Консультацию посещает с жалобами на функциональные проблемы ЖКТ. Дискомфорт появился после перенесённого ковида. На фоне приёма антибиотиков начались проблемы с ЖКТ: боли во всех отделах брюшной полости, билиарный сладж, нестабильный стул, метеоризм, изжога, кислая отрыжка, тошнота, головокружение.

     В этом состоянии клиентка находилась более трёх месяцев. За этот период она сменила семь гастроэнтерологов. Если один врач от изжоги прописывал Омез, то другой Нольпазу, а третий – Контролок. По мере изучения всех лекарственных средств Ольга пришла к выводу, что всё это время она принимала однотипные препараты, но волшебного исцеления так и не произошло. Некоторые из лекарств добавляли неприятностей из-за своих побочных эффектов, в том числе и привыкание. Отказ от подобных препаратов грозил «рикошетом». Клиентка попала в ловушку: принимать необходимо, так как отказ грозит пугающими последствиями, но лекарства не дают улучшений и делают ещё хуже.

     На одном из приёмов клиентке поставили диагноз «тревожное расстройство» и предложили «полечить голову». У клиентки начали учащаться нервные срывы. Так, в процессе одного из них, она нарушила диету, прописанную врачом, приобрела в ближайшем магазине несколько шоколадных батончиков и съела их в раз, о чём пожалела спустя несколько минут. Боль в животе не заставила себя долго ждать.

     Последней каплей стал момент, когда Ольга после очередного приступа боли и отчаяния собрала все продукты, которые были на кухне, сложила их в пакеты и выбросила в мусоропровод, оставив без еды свою семью. Затем клиентка пришла ко мне на консультацию с запросом: «У меня всё хорошо, жизнью я довольна. Помогите избавиться от болезни».

     В процессе работы стала ясна хронология событий, приведшая к расстройствам. В детстве клиентка была здоровым ребёнком. С проблемами ЖКТ никогда не сталкивалась. Но всё изменилось после перенесённого ковида. Охваченная всеобщей паникой, вызванной новой коронавирусной инфекцией, клиентка тяжело пережила болезнь. Тревога за возможные осложнения после ОРВИ довела Ольгу до стресса, включилась реакция организма «бей или беги».

     Реакция «бей или беги» - реакция людей и животных на стресс, выработанная в процессе эволюции для сохранения вида. Встречаясь с опасностью, организм готовится либо к бегству, либо к нападению. Кровь отходит от органов пищеварения, оно замедляется, может произойти спонтанное опорожнение кишечника. В общем организм мобилизует свои силы и избавляется от лишнего. В кровь выбрасываются гормоны стресса: кортизол, адреналин. Животные в подобных ситуациях или бегут, или сражаются, в любом случае, организм высвобождает собранную энергию в процессе активности. А вот человек всё стерпел, не «выбросил гнев», «не потратил химию», и получил несварение желудка, спазмы сосудов и внутренних органов, и другие проблемы со здоровьем.

     Так вот, если после подобного стресса человек решит пообедать, то органы пищеварения будут не готовы к перевариванию, будут ощущаться спазмы и механизм сбалансированного функционирования ЖКТ будет поломан. Человек почувствует дискомфорт и подумает, что проблема в еде. Далее он перейдёт на щадящее питание в лучшем случае, или постоянно будет сидеть на строжайшей диете, в худшем. А теперь представьте, что это продолжается несколько месяцев или лет. В итоге человек обходится диетическими продуктами: куриной грудкой на пару и отварным рисом, потому что больше ничего не переваривается организмом.

     Кроме того, на консультации выясняем, что многие врачи советовали Ольге вести дневник питания, где «больная» фиксировала реакцию организма на определённый продукт, чтобы в дальнейшем исключить его из своего рациона. В итоге клиентка сидела на строгой диете длительный период, на гастроэнтерологических препаратах, но проблемы ЖКТ так и не исчезли.

     Более того, фиксируя письменно даже незначительные реакции на еду, человек, сам того не подозревая, фиксирует в мозгу негативную информацию о каждом продукте. Нейронная связь со временем укрепляется в мозгу до такой степени, что вырабатывается условный рефлекс на любую «подозрительную» с точки зрения клиента, пищу.

     Чтобы выбраться из этого замкнутого круга, нам с клиентом приходиться работать длительный период, чтобы «доказать» мозгу, что еда – это не яд, и, что тарелка супа с поджаркой намного безопаснее той горсти таблеток, что ежедневно он принимает.

     В итоге, как это всегда и происходит, инфекция и осложнения у Ольги вылечились специальными лекарствами, а реакции организма на еду и стресс остались, как заученный механизм.

     В результате у Ольги сохранилась гиперчувствительность к продуктам, напиткам, и всему, что попадает в ротовую полость и проглатывается.      

     Выясняя подробности жизни клиентки, мы выясняли, что Ольга всегда жила с приставкой "гипер": гиперответственна, гиперобидчива, гипертревожна, гиперопекаема близкими и гиперопекает своего ребёнка, гипервнимательна к деталям, охвачена гиперчувством вины, гиперчувствительна к чужому мнению и т.д. С этими моментами мы и работали. Потом добились ухода гиперчувствительности ЖКТ.

     Так же велась важная работа со страхами перед едой. У длительно болеющего человека нарушается восприятие реальной картины мира, он начинает мыслить под указкой болезни. Например, я предлагала ей положить на одну ладонь лекарства на день, а на вторую, пирожное. Затем прикинуть состав и побочные эффекты, указанные в инструкции к лекарствам и также изучить состав пирожного. Предлагала подумать. Позже клиентка делала вывод: «С каких пор пирожные стали опаснее химических препаратов с побочными эффектами в виде симптомов, от которых и было призвано излечить лекарство».

     Мозг клиентки начал принимать обычную еду за яд. И она боялась её больше, чем лекарства. Понятно, что такое питание не может идти на пользу.    

     Однажды японские учёные провели эксперимент. Людям, страдающим аллергией на определённое растение, на правую руку накладывали масло этого растения и говорили, что это просто крем, и никакой реакции на коже не было. Потом мазали левую руку обычным кремом и говорили, что это масло того опасного для них растения, реакция была немедленной: сыпь, волдыри и т.д. Участники эксперименты внушали себе ту или иную информацию, и получали соответствующую реакцию организма.

     Все органы работают под контролем головного мозга. Он отдаёт команды. У длительно болеющего человека сигналы искажены, что добавляет множество «сенсорных галлюцинаций» в виде регулярных покалываний, холодков, жжений, тяжести и др. в различных частях тела. В этом случае в органах ЖКТ.

     Если лекарства не работают, значит что-то происходит внутри человека, что-то не даёт ему возможности выйти из болезни, особенно, когда результаты анализов некритичны. Многие начинают вспоминать грехи прошлого, сколько и когда, кого обидели, кому перешли дорогу, кто мог их сглазить или навести порчу. Походы к врачам они чередуют со встречами с «бабками», «гадалками», «экстрасенсами». И это печально. Потому что только сам человек может себя вытащить из подобного заболевания. Об этом мы будем говорить далее.

 

Паническая атака (ПА)

 

История Светланы И., 21 год

 

     На консультации Светлана жалуется на приступы паники. Начались они полгода назад, затем исчезли на три месяца и вот снова случился приступ. Клиентка рассказывает, что её беспокоят следующие симптомы: удушье (нехватка воздуха), учащённое сердцебиение, головокружение, одышка, помутнение сознания, ощущение чужого тела, предобморочное состояние. Приступы, как правило, «накрывают» Светлану, когда она находится в одиночестве, чаще ночами. После ПА она просит близких родственников заночевать у неё, чтобы снизить риск возникновения приступа. По описанию клиентки в этот момент она испытывает огромный ужас от страха смерти.