451 градус по Фаренгейту

  • 451 градус по Фаренгейту | Рэй Брэдбери

    Рэй Брэдбери 451 градус по Фаренгейту

    Приобрести произведение напрямую у автора на Цифровой Витрине. Скачать бесплатно.

Электронная книга
  Аннотация     
 16
Добавить в Избранное


«451° по Фаренгейту» – роман, принесший писателю мировую известность. 451° по Фаренгейту – температура, при которой воспламеняется и горит бумага. Философская антиутопия Рэя Брэдбери рисует беспросветную картину развития постиндустриального общества; это мир будущего, в котором все письменные издания безжалостно уничтожаются специальным отрядом пожарных, а хранение книг преследуется по закону, интерактивное телевидение успешно служит всеобщему оболваниванию, карательная психиатрия решительно разбирается с редкими инакомыслящими, а на охоту за неисправимыми диссидентами выходит электрический пес…

Доступно:
PDF
EPUB
Вы приобретаете произведение напрямую у автора. Без наценок и комиссий магазина. Подробнее...
Инквизитор. Башмаки на флагах
150 ₽
Эн Ки. Инкубатор душ.
98 ₽
Новый вирус
490 ₽
Экзорцизм. Тактика боя.
89 ₽

Какие эмоции у вас вызвало это произведение?


Улыбка
0
Огорчение
0
Палец вверх
0
Палец вниз
0
Аплодирую
0
Рука лицо
0



Читать бесплатно «451 градус по Фаренгейту» ознакомительный фрагмент книги


451 градус по Фаренгейту


Жечь было наслаждением. Какое-то особое наслаждение видеть,

как огонь пожирает вещи, как они чернеют и меняются. Медный

наконечник брандспойта зажат в кулаках, громадный питон изрыгает

на мир ядовитую струю керосина, кровь стучит в висках, а руки

кажутся руками диковинного дирижера, исполняющего симфонию

огня и разрушения, превращая в пепел изорванные, обуглившиеся

страницы истории. Символический шлем, украшенный цифрой 451,

низко надвинут на лоб; глаза сверкают оранжевым пламенем при

мысли о том, что должно сейчас произойти: он нажимает

воспламенитель — и огонь жадно бросается на дом, окрашивая

вечернее небо в багрово-желто-черные тона. Он шагает в рое огненно-

красных светляков, и больше всего ему хочется сделать сейчас то, чем

он так часто забавлялся в детстве, — сунуть в огонь прутик с

леденцом, пока книги, как голуби, шелестя крыльями-страницами,

умирают на крыльце и на лужайке перед домом; они взлетают в

огненном вихре, и черный от копоти ветер уносит их прочь.

Жесткая улыбка застыла на лице Монтэга, улыбка-гримаса,

которая появляется на губах у человека, когда его вдруг опалит огнем и

он стремительно отпрянет назад от его жаркого прикосновения.

Он знал, что, вернувшись в пожарное депо, он, менестрель огня,

взглянув в зеркало, дружески подмигнет своему обожженному,

измазанному сажей лицу. И позже в темноте, уже засыпая, он все еще

будет чувствовать на губах застывшую судорожную улыбку. Она

никогда не покидала его лица, никогда, сколько он себя помнит.

Он тщательно вытер и повесил на гвоздь черный блестящий

шлем, аккуратно повесил рядом брезентовую куртку, с наслаждением

вымылся под сильной струей душа и, насвистывая, сунув руки в

карманы, пересек площадку верхнего этажа пожарной станции и

скользнул в люк. В последнюю секунду, когда катастрофа уже казалась

неизбежной, он выдернул руки из карманов, обхватил блестящий

бронзовый шест и со скрипом затормозил за миг до того, как его ноги

коснулись цементного пола нижнего этажа.