Как оправдать по делам о мошенничестве, присвоении и растрате

Оправдание, отмена приговоров, смягчение наказания. Обзор актуальной судебной практики

  • Как оправдать по делам о мошенничестве, присвоении и растрате | Антон Колосов

    Антон Колосов Как оправдать по делам о мошенничестве, присвоении и растрате

    Приобрести произведение напрямую у автора на Цифровой Витрине. Скачать бесплатно.

Электронная книга
  Аннотация     
 557
Добавить в Избранное


В книге собраны практикообразующие судебные акты Верховного Суда РФ, судов первой, второй и третьей инстанций с 2017 г. по 2021 г., вступившие в законную силу. Оправдательные приговоры, апелляционные и кассационные определения, которыми прекращено уголовное преследование по реабилитирующим основаниям, действия виновных лиц переквалифицированы на менее тяжкое преступление, значительно снижено наказание, назначено условное наказание, содержат те действенные правовые инструменты, которые позволят вам, уважаемый читатель, помочь себе, если вы столкнулись с уголовно-правовой машиной, либо вашим подзащитным. В сборнике приведены существенные нарушения, допускаемые следственными органами и судами, с необходимостью влекущие улучшение положения обвиняемого вплоть до его оправдания. Сопоставляя судебно-следственную ситуацию по уголовному делу, в которой оказались вы или ваши подзащитные, с эффективной аргументацией, изложенной в книге, сможете реально добиться оправдания невиновных, смягчить участь тех, кто впервые столкнулся с уголовным законом в части применения его репрессии к совершившим преступления в сфере предпринимательской деятельности, тех, кого обвиняют в мошеннических действиях, растрате, присвоении. Каждый из 50 кейсов снабжен полноценным, исчерпывающим правовым обоснованием для подготовки апелляционной, кассационной жалоб. В примеры необходимо глубоко и всецело погружаться, только тогда будет понятна логика рассуждений суда. Крепко уяснив причины и основания оправданий, переквалификаций, снижения наказаний, вы сможете уверенно и безошибочно выстраивать неопровержимую линию защиты. Результативные примеры должны вдохновлять на борьбу со следственным произволом, обвинительным уклоном в судах. Нужно бороться за свои права и идти до конца, вплоть до Верховного Суда РФ, Конституционного Суда РФ. За каждым разбираемым случаем стоит судьба отдельного живого человека. Спасенная судьба. Если с помощью настоящей книги вы поможете себе и другим, это будет лучшей благодарностью для автора. Сборник будет полезен подозреваемым, обвиняемым, подсудимым, осужденным за преступления в сфере предпринимательской деятельности, адвокатам, а также всем читателям, интересующимся уголовным правоприменением. Буду благодарен, если свои пожелания, отзывы и судебную практику направите для дальнейшего улучшения сборника по адресу: kolosov@advokat-kolosov.ru.

Доступно:
PDF
Вы приобретаете произведение напрямую у автора. Без наценок и комиссий магазина. Подробнее...
Инквизитор. Башмаки на флагах
150 ₽
Эн Ки. Инкубатор душ.
98 ₽
Новый вирус
490 ₽
Экзорцизм. Тактика боя.
89 ₽

Читать бесплатно «Как оправдать по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» ознакомительный фрагмент книги

Как оправдать по делам о мошенничестве, присвоении и растрате

Содержание

Глава 1. Судебная практика по делам о мошенничестве

Раздел 1. Нарушения закона, допущенные в ходе предварительного расследования

Орган предварительного расследования обязан доказать, что при совершении хищения путем обмана виновное лицо осознает заведомую ложность предоставляемой информации либо заведомо скрывает (умалчивает) истинную информацию, что должно быть подтверждено в суде. Наличие у подсудимого высшего юридичесго образования и официальное опубликование нормативно-правового акта не означает, что заявитель (подсудимый), подавая документы на имущественный налоговый вычет по налогу на доходы физических лиц, обязан знать, что налоговый вычет ему не положен

Предупреждение о необходимости неработающему пенсионеру безотлагательно извещать территориальный орган Пенсионного фонда РФ о поступлении на работу носит информационное, а не правовое значение, поскольку указанное предупреждение не содержит последствий нарушения пенсионером. Следовательно, ссылаться на такое предупреждение как доказательство умысла подсудимого на хищение денежных средств при получении социальных выплат, установленных законом, путем умолчания о фактах, влекущих прекращение указанных выплат, недопустимо

Уголовное дело в отношении подозреваемого не может быть возбуждено при наличии неотмененного постановления об отказе в возбуждении уголовного дела по тому же факту в отношении того же лица, а в случае возбуждения — подлежит прекращению. Доказательства по такому делу признаются недопустимыми

Если лицу вменяют хищение на основании договора, то органами предварительного следствия должно быть установлено, при каких обстоятельствах данный договор был подписан обвиняемым, кто явился инициатором подписания данного договора, при каких обстоятельствах данный договор был подписан контрагентом, а также кем и при каких обстоятельствах ставились печать и дата на данный договор. Установление данных обстоятельств является необходимым для решения вопроса о наличии либо отсутствии у обвиняемого умысла на хищение чужого имущества при подписании договора

Четыре лица, действующие в составе организованной преступной группы, занимавшейся обналичиванием денежных средств, оправданы по ч. 4 ст. 159 УК РФ в связи с недоказанностью факта причинения ущерба

Наличие гражданско-правовой сделки между потерпевшим и подсудимым исключает хищение денежных средств путем злоупотребления доверием. Органами предварительного следствия должны быть представлены достаточные и убедительные доказательства того, что лицо, получая от кредитора денежные средства, не намеревалось при этом исполнять взятые на себя обязательства, связанные с условиями передачи ему указанных в расписке денежных средств, и того, что у него имелся умысел, направленный на хищение денег потерпевшего

Если инкриминируемые лицу действия являются составной частью преступления, по поводу которого было возбуждено уголовное дело, то самостоятельного возбуждения уголовного дела не требуется

Если спор между сторонами разрешен в гражданско-правовом порядке, то обращение в дальнейшем одной стороны в полицию с заявлением о совершении другой стороной мошенничества свидетельствует лишь о несогласии с вынесенным судебным решением и направлено на переоценку установленных судом обстоятельств. Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки

До тех пор, пока в ходе уголовного процесса факты фальсификации доказательств и виновности лица в преступлении не будут установлены на основе не вызывающих сомнения обстоятельств, решение по гражданскому делу должно толковаться в пользу лица. Следователь не может и не должен обращаться к вопросу, составлявшему предмет доказывания по гражданскому делу, он оценивает лишь наличие признаков фальсификации доказательств (включая доказательства, не рассматривавшиеся судом по гражданскому делу) в связи с возбуждением уголовного дела по факту

Субъективная сторона преступления, предусмотренного ст. 159 УК РФ, характеризуется наличием исключительно прямого умысла на хищение. Уголовное дело в отношении лица, взявшего кредит в банке и не выплатившего его, прекращено в связи с отсутствием состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 159 УК РФ

Расписки лица о получении денежных средств от потерпевшего опровергают утверждение обвинения о том, что подсудимый не имел намерения исполнять взятые на себя обязательства по займам. Те факты, что подсудимый обратился с заявлением о признании себя банкротом, вышел из состава учредителей юридических лиц, передал квартиру своему сыну, продал транспортные средства по заниженной цене, не является основанием для обвинения лица в совершении мошенничества, поскольку данное обстоятельство не свидетельствует о том, что подсудимый заведомо не намеревался исполнять свои обязательства. Признание банкротом не освобождает от выплат долга, а вопросы уменьшения личных активов, применения последствий недействительности сделок являются предметом рассмотрения в арбитражном процессе

Отсутствие погашения кредиторской задолженности в полном объеме (основной долг, проценты и так далее), отсутствие на складе залогового имущества, являющегося товаром в обороте, в объеме, позволяющем покрыть задолженность по кредиту перед банком, не свидетельствует о наличии в действиях лица состава мошенничества

Если лицо берет деньги у потерпевшего для передачи третьему лицу, то есть действует в интересах этого третьего лица, а не в своих личных интересах, то состав мошенничества отсутствует

Если подсудимый фактически имел право на получение социальных выплат, но предоставил документы, не соответствующие действительности, в его действиях отсутствует состав преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 159.2 УК РФ82
Суд признал материалы оперативно-розыскной деятельности, в том числе аудиозапись, недопустимыми доказательствами, оправдал подсудимых, обвиняемых по ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 159 УК РФ

Раздел 2. Нарушения закона, допущенные в суде

Если действия лица при мошенничестве, присвоении или растрате хотя формально и содержали признаки указанного преступления, но в силу малозначительности не представляли общественной опасности, то суд должен прекратить уголовное дело на основании ч. 2 ст. 14 УК РФ

Возлагая на себя финансовые обязательства перед кредитором по возврату заемных денежных средств с определенным процентом, подсудимый как руководитель юридического лица адекватно оценивал бесперебойную производственную деятельность своего завода, его финансово-экономические показатели. Кроме того, он учитывал имеющиеся и планируемые в дальнейшем договорные обязательства с хозяйствующими участниками рынка на приобретение готовой продукции завода. Следовательно, подсудимый с очевидностью рассчитывал на исполнение финансовых обязательств перед кредитором, что бесспорно указывает на отсутствие у него при заключении договора умысла на хищение денежных средств акционерного общества

Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях. Показаний потерпевшего и свидетелей недостаточно для обвинения лица в хищении денежных средств путем продажи топлива более низкого качества, если само топливо утрачено, что свидетельствует о недоказанности объективной стороны преступления

Недопустимо перенесение в приговор показаний допрошенных по уголовному делу лиц и содержания других доказательств из обвинительного заключения или обвинительного акта без учета результатов проведенного судебного разбирательства. После оглашения в связи с противоречиями показаний, данных в ходе предварительного следствия обвиняемым, суд обязан выяснить вопрос, подтверждает подсудимый эти показания или нет

Признавая подсудимого виновным в совершении преступления по признакам, относящимся к оценочным категориям (например, тяжкие последствия, существенный вред, наличие корыстной или иной личной заинтересованности), суд не должен ограничиваться ссылкой на соответствующий признак, а обязан привести в описательно-мотивировочной части приговора обстоятельства, послужившие основанием для вывода о наличии в содеянном указанного признака

Если суд отменяет условное наказание и назначает наказание реально, он обязан привести убедительные основания, по которым иначе оценил характер и степень общественной опасности совершенного лицом преступления и нашел невозможным, с учетом данных о личности осужденного, его исправление без реального отбывания наказания

Переквалификация действий осужденного с ч. 3 ст. 159 УК РФ на ч. 1 ст. 285 УК РФ повлекла отмену приговора. Суд вправе изменить обвинение и квалифицировать действия подсудимого по другой статье УК РФ, по которой ему не было предъявлено обвинение, лишь при условии, если действия подсудимого, квалифицируемые по новой статье УК РФ, вменялись ему в вину и не были исключены судом из обвинительного заключения по результатам предварительного слушания, не содержат признаков более тяжкого преступления и существенно не отличаются по фактическим обстоятельствам от обвинения, по которому дело принято к производству суда, а изменение обвинения не ухудшает положения подсудимого и не нарушает его права на защиту

Притворность сделки не образует состава мошенничества. Обстоятельства, которые подтверждаются только документально, например, передача и возврат денежных средств, не могут доказываться показаниями потерпевшего

Любое явно выраженное недоверие суду необходимо рассматривать как заявленный отвод, разрешать который нужно в порядке, установленном ст. 65, 66 и 68—72 УПК РФ, в совещательной комнате

Глава 2. Судебная практика по делам о присвоении и растрате

Раздел 1. Нарушения закона, допущенные в ходе предварительного расследования

Акт инвентаризации товарно-материальных ценностей отражает лишь фактическое наличие товара в магазине по состоянию на конкретную дату и сам по себе не подтверждает факт недостачи. Первичными учетными документами (товарными накладными, актами о приемке товара и тому подобными) должно объективно подтверждаться поступление товара в магазин на сумму, указанную в акте результатов проверки ценностей. Первичные учетные документы должны находиться в бухгалтерии, согласовываться с товарно-денежными отчетами, представленными продавцами

В тех случаях, когда преступление совершено группой лиц по предварительному сговору, при описании преступного деяния должно быть указано, какие конкретно преступные действия совершены каждым из соучастников преступления

По смыслу закона присвоением следует признавать неправомерное удержание чужого имущества, вверенного виновному, с целью обращения его в свою пользу. При этом необходимо, чтобы похищенное имущество находилось в правомерном владении либо ведении этого лица, которое в силу должностного или иного служебного положения, договора либо специального поручения осуществляло полномочия по распоряжению, управлению, доставке, пользованию или хранению в отношении чужого имущества. Для того, чтобы признать имущество вверенным, необходимо наличие у субъекта правомочий в отношении этого имущества

Бесспорных данных о том, что лицо совершило присвоение вверенного ему чужого имущества с использованием своего служебного положения, в материалах уголовного дела не содержится. Подсудимый оправдан на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ в связи с отсутствием в его действиях состава преступления, предусмотренного ч. 3 ст.160 УК РФ

Для осуждения лица по ст. 160 УК РФ сторона обвинения должна предоставить совокупность предусмотренных законом доказательств, свидетельствующих о виновности лица во вмененном ему преступлении. Одних показаний контрагента, выступающего в суде свидетелем, недостаточно для постановления обвинительного приговора. Совершение руководителем муниципального унитарного предприятия крупной сделки без согласования с администрацией муниципального образования свидетельствует лишь о нарушении руководителем порядка совершения крупной сделки и никак не подтверждает наличие в его действиях умысла, направленного на совершение преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 160 УК РФ

Наличие права на получение денежной премии свидетельствует об отсутствии у лица корыстного мотива, что влечет прекращение уголовного дела по реабилитирующему основанию, даже если лицо оформило премию само себе вопреки установленному порядку и без полномочий на это

Раздел 2. Нарушения закона, допущенные в суде

Если эксперт фактически не осматривал объект исследования, а вывод о стоимости объекта (трактора) сделал путем сравнения цен на аналогичные тракторы без учета имеющихся технических недостатков, то такое заключение нельзя считать достоверным. Суд второй инстанции при определении стоимости похищенного принял во внимание заключение специалиста в виде отчета профессиональной независимой оценки, что позволило доказать отсутствие ущерба как обязательного признака ст. 160 УК РФ

Суд должен установить обстоятельства, подтверждающие, что умыслом лица охватывался противоправный безвозмездный характер действий, совершаемых с целью обратить вверенное ему имущество в свою пользу или пользу других лиц. Если лицо имеет основания претендовать на чужое имущество и нарушается только установленный в таких случаях порядок получения имущества, хищение не может быть вменено

Если подсудимый отрицает, что вносил какие-либо записи в служебные документы, суд обязан назначить почерковедческую экспертизу. Если показания свидетелей основываются только на результатах проведенной проверки, выводах комиссии, проводившей проверку, такие показания оцениваются как предположительные

Отсутствие аудиопротокола ведет к безусловной отмене приговора

Растрата ректором образовательного учреждения 28 500 рублей признана малозначительной. Уголовное дело по ч. 3 ст. 160 УК РФ прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления ввиду его малозначительности181
Присвоение руководителем учреждения 27 397 рублей признано малозначительным, учитывая, что оно не причинило существенный вред общественным интересам, а также не повлекло каких-либо иных общественно опасных последствий

Сторона обвинения не может ссылаться на свидетельские показания в обоснование долговых обязательств осужденного. Наличие между осужденным и директором ООО договоренности о формальном оформлении договоров о передаче в собственность земельных долей в праве общей долевой собственности на земельный участок из земель сельскохозяйственного назначения на имя осужденного и о дальнейшей передаче купленных земель осужденным в собственность ООО, на которую ссылается сторона обвинения и суд в приговоре, достаточными и достоверными доказательствами не подтверждается

Причиной возникновения ущерба в виде задолженности ООО, которым руководил осужденный, перед другим ООО, признанным потерпевшим, явился не обман или злоупотребление доверием, а бездействие осужденного, выразившееся в нарушении платежной дисциплины в рамках гражданско-правовых отношений, а именно систематическом неисполнении обязанности по полной оплате цемента в поставленном объеме. Сторона обвинения обязана представить доказательства, свидетельствующие о том, что осужденный, имея возможность погасить задолженность по договору поставки цемента, умышленно не сделал этого

Глава 3. Условное осуждение. Смягчение наказания. Изменение категории преступления. Освобождение из-под стражи

Суд апелляционной инстанции изменил категорию преступления с тяжкого на преступление средней тяжести и прекратил уголовное дело по ч. 3 ст. 160 УК РФ

По ч. 4 ст. 159 УК РФ суд назначил наказание условно. Суд принял во внимание, что, несмотря на совершение подсудимым умышленного тяжкого имущественного преступления, направленного на хищение денежных средств, вред иным охраняемым уголовным законом общественным отношениям не причинен

Суд в приговоре должен приводить убедительные мотивы, которые бы свидетельствовали об отсутствии возможности исправления осужденного без реального отбывания наказания. Учитывая принцип индивидуализации наказания, суд не должен подходить к вопросу о нецелесообразности назначения осужденному условного наказания формально

Мнение потерпевшего не входит в перечень отягчающих наказание обстоятельств, поскольку обязанность государства обеспечивать права потерпевших от преступлений не предполагает наделение их правом определять необходимость осуществления публичного уголовного преследования

Суд второй инстанции учел состояние здоровья осужденного и снизил наказание по ч. 3 ст. 160 УК РФ на 2 года

Лицо, обвиняемое в тяжком преступлении по ч. 4 ст. 160 УК РФ, освобождено из-под стражи Верховным Судом РФ. Суд обязан указать в постановлении об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, какие именно конкретные обстоятельства дела и данные о личности обвиняемого свидетельствуют о том, что последний может скрыться от органов предварительного следствия и суда, а также привести доказательства, подтверждающие, что обвиняемый может оказать давление на свидетелей

Глава 4. Неверная квалификация

Наличие профессиональных обязанностей, регулирование служебной деятельности врача сами по себе не образуют квалифицирующего признака совершения преступления с использованием служебного положения. Подчинение среднего медицинского персонала врачу носит не служебный характер, а связано только с выполнением трудовой функции врача и нижестоящего персонала

В случаях, когда должностное лицо в отношении иных организаций никакими организационно-распорядительными и административно-хозяйственными полномочиями не обладает, его действия, связанные с хищением чужого имущества путем обмана или злоупотребления доверием, нельзя расценивать как совершенные с использованием служебного положения

Мошеннические действия лица на основании выданной ему доверенности, имеющей общий характер, не могут включать в себя использование служебного положения как квалифицирующий признак

По смыслу закона предварительная договоренность на совершение преступления должна быть между двумя и более исполнителями. Если один исполнитель и два пособника совершают хищение чужого имущества, то квалифицирующий признак совершения преступления группой лиц по предварительному сговору подлежит исключению

Примеры кейсов

Наличие гражданско-правовой сделки между потерпевшим и подсудимым исключает хищение денежных средств путем злоупотребления доверием. Органами предварительного следствия должны быть представлены достаточные и убедительные доказательства того, что лицо, получая от кредитора денежные средства, не намеревалось при этом исполнять взятые на себя обязательства, связанные с условиями передачи ему указанных в расписке денежных средств, и того, что у него имелся умысел, направленный на хищение денег потерпевшего

Довод обвинения, что умысел подсудимого на хищение чужого имущества путем мошенничества усматривается в том, что подсудимый имел возможность вернуть потерпевшему полученные от последнего в долг денежные средства, но не вернул их, судом опровергнут тем, что неисполнение должником обязательств по гражданско-правовому договору предусматривает только гражданско-правовую ответственность.

Факт отчуждения подсудимым принадлежащего ему имущества, признаки его фиктивного или преднамеренного банкротства, многократное изменение подсудимым места жительства не свидетельствуют о наличии в действиях подсудимого состава мошенничества, не относятся к предмету доказывания по уголовному делу.

Длительные финансовые отношения, в рамках которых кредитор давал подсудимому в долг денежные средства, не свидетельствуют о прямом умысле подсудимого на хищение и злоупотреблении доверием потерпевшего.

Факт передачи денежных средств потерпевшим подсудимому, как и наличие у последнего возможности возвратить долг в установленный договором займа срок, в отсутствие доказательств умысла на хищение этих денежных средств до их передачи не могут свидетельствовать о мошеннических действиях подсудимого.

Лицо оправдано по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ, на основании отсутствия в его действиях состава данного преступления.

Органами предварительного следствия Л. обвиняется в совершении мошенничества, то есть хищения чужого имущества путем злоупотребления доверием, совершенного в особо крупном размере, а именно в том, что он, руководствуясь корыстным мотивом, в целях незаконного обогащения, имея умысел, направленный на хищение чужого имущества в особо крупном размере путем злоупотребления доверием, в не установленное следствием время, но не позднее 24 ноября 2010 года, руководствуясь описанной выше преступной мотивацией, находясь в не установленном следствием месте, разработал преступный план, выбрав в качестве объекта своих будущих преступных посягательств денежные средства, принадлежащие ранее ему знакомому А. Так, Л., обладая информацией о том, что А. располагает значительной суммой денежных средств, предполагал, используя доверительные отношения с последним, возникшие вследствие длительных дружеских отношений, а также имевшихся ранее бесконфликтных финансовых отношений с ним, то есть злоупотребляя доверием последнего, попросить у А. денежные средства в долг для развития бизнеса, при этом заведомо не намереваясь в последующем совершать действия по возврату полученных в долг денежных средств, указав при этом в целях придания своим действиям убедительности и введения в заблуждение А. ориентировочный срок возврата. Далее, убедив А. передать ему денежные средства, продолжая злоупотреблять доверием А., Л. предполагал получить от него данные денежные средства, заверив при этом А. в их последующем возврате, однако в последующем, имея финансовую возможность возвращения долга, денежные средства не возвращать, а похищенными таким образом денежными средствами распорядится по своему усмотрению. При этом Л. допускал, что в целях придания правомерного вида своим действиям и введения в заблуждение А. им при необходимости будет написана долговая расписка на полученную от А. сумму денежных средств. Кроме того, Л. в целях избегания имущественных взысканий в результате действий А. при обращении в правоохранительные органы, которые могли быть обращены на принадлежащее ему имущество, предполагал в таком случае совершить сделки по отчуждению данного имущества в пользу третьих лиц.

Так, реализуя свои преступные намерения, направленные на хищение денежных средств в особо крупном размере, принадлежащих А., действуя в соответствии с ранее разработанным преступным планом, Л. в период времени не ранее 1 января 2010 года и не позднее 24 ноября 2010 года, точное время следствием не установлено, находясь в не установленном следствием месте, используя доверительные отношения с А., возникшие вследствие длительных дружеских отношений, а также имевшихся ранее с ним бесконфликтных финансовых отношений, предполагая, что, учитывая его положительную финансовую репутацию, А. согласится вновь иметь с ним финансовые взаимоотношения, попросил у А. денежные средства в долг для их вложения в бизнес, на что последний согласился. В результате между Л. и А. в указанный период времени достигнута совместная договоренность о передаче вторым первому денежных средств с их последующем возвратом. При этом Л. возвращать данную сумму денежных средств А. заведомо не намеревался, а имел целью похитить их и распорядиться ими по своему усмотрению.

Далее, действуя в продолжение реализации своих преступных намерений, направленных на хищение денежных средств, принадлежащих А., Л., злоупотребляя доверием А., 24 ноября 2010 года получил от А. денежные средства, обязавшись вернуть названную сумму денежных средств в срок до 24 ноября 2012 года, написав при этом в целях убедительности своих действий и придания им правомерного вида расписку о получении указанной суммы денежных средств. Похищенными таким образом денежными средствами Л. впоследствии при не установленных следствием обстоятельствах распорядился по своему усмотрению.

Далее, действуя в продолжение реализации своих преступных намерений, направленных на хищение денежных средств, принадлежащих А., Л., злоупотребляя доверием А., 6 сентября 2011 года получил от А. денежные средства, обязавшись их вернуть, написав при этом в целях убедительности своих действий и придания им правомерного вида расписку о получении указанной суммы денежных средств. Похищенными таким образом денежными средствами Л. впоследствии при не установленных следствием обстоятельствах распорядился по своему усмотрению.

Впоследствии Л. частично либо полностью денежные средства не возвратил, имея для этого финансовую возможность, поскольку согласно справке об исследовании № 96 от 24 декабря 2018 года за период с 11 августа 2011 года по 22 мая 2014 года он получил в качестве возврата временной финансовой помощи учредителя денежные средства.

При этом во исполнение своего преступного умысла в части сокрытия имущества, на которое могло быть обращено взыскание суммы долга в пользу А., Л. на основании договора дарения от 10 сентября 2015 года переоформил принадлежащее ему право собственности на земельный участок площадью 1490 м² на свою мать Ф., которое было зарегистрировано на ее имя 22 сентября 2015 года.

Также во исполнение своего преступного умысла в части сокрытия имущества, на которое могло быть обращено взыскание суммы долга в пользу А., Л. на основании договора дарения от 10 сентября 2015 года переоформил принадлежащее ему право собственности на жилой дом площадью 484 м² на свою мать Ф., которое было зарегистрировано на ее имя 22 сентября 2015 года.

Таким образом, Л. органами предварительного следствия обвиняется в том, что путем злоупотребления доверием похитил принадлежащие А. денежные средства в особо крупном размере.

Суд на основе исследованных доказательств, представленных обвинением, пришел к убеждению, что выводы предварительного следствия о доказанности вины Л. в совершении мошенничества путем злоупотребления доверием А. носят вероятностный характер и не отвечают требованиям допустимости, поскольку базируются не на доказательствах, а на предположениях, не являющихся средствами доказывания.

Проведенный судом анализ доказательств по делу позволил прийти к выводу о том, что стороной обвинения не представлено бесспорных доказательств, однозначно свидетельствующих о том, что подсудимый Л. совершил мошенничество в отношении А., а также свидетельствующих о том, что он умышленно с целью хищения имущества потерпевшего втерся к нему в доверие и, злоупотребляя этим доверием, завладел денежными средствами последнего, поскольку все вышеприведенные представленные стороной обвинения доказательства, включающие показания потерпевшего, свидетелей обвинения и защиты, а также заключения экспертов, заявление потерпевшего, вещественные доказательства, исследование финансово-хозяйственной деятельности подсудимого и его компаний и иные документы, не уличают Л. в совершении инкриминируемого ему деяния, а лишь свидетельствуют о том, что в указанный потерпевшим и свидетелями период времени между А. и Л. был заключен и реализован договор займа, который предусматривал лишь одно условие — вернуть указанную сумму не позднее 24 ноября 2012 года. По наступлении срока возврата указанных средств А. вплоть до обращения в правоохранительные органы 8 июня 2016 года о совершенном у него хищении денежных средств не заявлял, а реализовал свое право на судебную защиту в порядке гражданского судопроизводства, на основании указанного договора займа с Л. от 24 октября 2011 года обратившись в 2015 году в Кузьминский районный суд Москвы с иском к Л. о взыскании долга по расписке.

Решением Кузьминского районного суда Москвы от 12 октября 2015 года, вступившим в законную силу 22 марта 2016 года, исковые требования А. к Л. о взыскании денежных средств по договору займа были удовлетворены.

Далее А., реализуя свое право на защиту в порядке гражданского судопроизводства в соответствии с требованиями ст. 395 ГК РФ, обратился в Кузьминский районный суд Москвы с иском к Л. о взыскании с последнего процентов за пользование чужими денежными средствами за последние три года до даты подачи иска в суд. Решением Кузьминского районного суда от 25 мая 2016 года эти требования потерпевшего также удовлетворены.

Кроме того, из решения Арбитражного суда Московской области от 23 марта 2018 года следует, что А. обратился в арбитражный суд с заявлением о признании Л. несостоятельным (банкротом) и определением Арбитражного суда г. Москвы от 3 июня 2016 г. данное заявление принято к производству, впоследствии дело передано на рассмотрение Арбитражного суда Московской области по подсудности и определением Арбитражного суда Московской области от 8 сентября 2017 года в отношении должника Л. введена процедура банкротства — реструктуризация долгов гражданина. Указанным решением Арбитражного суда Московской области от 23 марта 2018 года Л. признан несостоятельным (банкротом) и в отношении него введена процедура банкротства гражданина — реализация имущества. На основании определения Арбитражного суда Московской области от 13 марта 2019 года срок реализации имущества продлен до 19 сентября 2019 г., денежные требования А. включены в третью очередь кредиторов.

Органами предварительного следствия не представлено достаточных и убедительных доказательств того, что Л., получая от А. денежные средства, не намеревался при этом исполнять взятые на себя обязательства, связанные с условиями передачи ему указанных в расписке денежных средств, и того, что у него имелся умысел, направленный на хищение денег потерпевшего.

Согласно показаниям потерпевшего А. денежные средства брались подсудимым на развитие бизнеса, и договор займа был обеспечен поручительством второго участника компании Д., в отношении которого потерпевший не выдвигает обвинений в мошенничестве, поскольку доверия к нему не утратил вплоть до смерти последнего. Кроме того, Л. периодически в течение долгого времени брал у него в долг денежные средства под различные личные нужды его семьи, при этом займы никогда не оформлялись и Л. исполнял свои обязательства, регулярно возвращая А. эти займы сам или через сотрудников своей фирмы. А. также подтвердил, что Л. всегда был добросовестным заемщиком.

Допрошенные в судебном заседании свидетели защиты подтвердили факт того, что в те или иные периоды они лично присутствовали и видели, как Л. встречался с А. и передавал ему в руки наличные денежные средства в значительных размерах.

Оценивая все вышеприведенные показания свидетелей защиты, суд полагает, что они не подтверждают факт возврата Л. потерпевшему суммы долга по договору займа от 24 ноября 2011 года, поскольку ни один из свидетелей защиты не указывает, что деньги возвращались именно по указанному договору, и документов, подтверждающих исполнение Л. обязательств по данному договору, не представлено, однако показания свидетелей защиты подтверждают наличие между А. и Л. длительных финансовых отношений, в рамках которых А. давал подсудимому в долг денежные средства, в том числе и под проценты на развитие бизнеса, то есть желал получать доход от вкладываемых денежных средств в рентабельный до определенного времени бизнес подсудимого.

Доводы обвинения о том, что Л. заранее знал, что не собирается возвращать деньги, ничем не подтверждаются, доказательств, что Л. имел преступный умысел на хищение денег при получении займов, суду не представлено, как не представлено доказательств того, что умысел не возвращать полученные денежные средства возник у Л. до их получения.

В соответствии с п. 3 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 30.11.2017 № 48 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» злоупотребление доверием при мошенничестве заключается в использовании с корыстной целью доверительных отношений с владельцем имущества или иным лицом, уполномоченным принимать решения о передаче этого имущества третьим лицам. Доверие может быть обусловлено различными обстоятельствами, например, служебным положением лица либо его личными отношениями с потерпевшим. Злоупотребление доверием также имеет место в случаях принятия на себя лицом обязательств при заведомом отсутствии у него намерения их выполнить с целью безвозмездного обращения в свою пользу или в пользу третьих лиц чужого имущества или приобретения права на него. Однако таких обстоятельств, свидетельствующих о том, что Л. заведомо не собирался возвращать долг и, получив денежные средства, распорядился ими по своему усмотрению, судом в ходе исследования всей совокупности представленных доказательств не установлено.

Анализ справок и выписок из ЕГЮРЛ позволяет суду сделать вывод о том, что Л. в период получения от А. денежных средств по договору займа от 24 ноября 2011 года вел активную финансово-хозяйственную деятельность и им вносились на счета компаний крупные денежные суммы. Данные доказательства обвинения не опровергают показания Л. о том, что полученные от А. денежные средства использовались им на развитие бизнеса. Указанные обстоятельства противоречат выводам следствия об использовании Л. полученных от А. по договору займа от 24 ноября 2011 года денежных средств по своему усмотрению, а также о том, что, принимая на себя обязательства о направлении получаемых в долг денежных средств на развитие бизнеса и возврате впоследствии данных денежных средств с процентами, Л. заведомо был не намерен их выполнять, имея цель безвозмездно обратить данные денежные средства в свою пользу.

Утверждение обвинения о том, что расписка о получении от А. денежных средств и договор займа с последним были составлены Л. во исполнение своих преступных намерений, направленных на хищение денежных средств, принадлежащих А., в целях убедительности своих действий и придания им правомерного вида, противоречат требованиям ст. 808 ГК РФ, которой предусмотрено, что договор займа между гражданами должен быть заключен в письменной форме, если его сумма превышает десять тысяч рублей, в подтверждение договора займа и его условий может быть представлена расписка заемщика или иной документ, удостоверяющий передачу ему займодавцем определенной денежной суммы или определенного количества вещей. Составление А. и. Л. указанных документов не свидетельствует о намерении сторон избежать ответственности по взятым на себя обязательствам.

Факт совершения Л. в сентябре 2015 года сделок по отчуждению принадлежащих ему на праве собственности двух жилых домов, двух участков земли и квартиры не свидетельствует о наличии в действиях Л. состава преступления (мошенничества), совершенного в период с 1 января 2010 года по 14 января 2011 года, и не может свидетельствовать о наличии у подсудимого преступного умысла на хищение имущества, полученного от потерпевшего в 2011 году. Выводы следствия о том, что данные действия совершены Л. в целях избегания имущественных взысканий со стороны А. при обращении в правоохранительные органы, которые могли быть обращены на принадлежащее Л. имущество, также не соответствуют действительности, поскольку в правоохранительные органы А. обратился только 8 июня 2016 года, и не свидетельствуют о наличии в действиях подсудимого состава мошенничества.

Довод обвинения о том, что умысел подсудимого на хищение чужого имущества путем мошенничества усматривается в том, что Л. имел возможность вернуть А. полученные от последнего в долг денежные средства, поскольку согласно справкам об исследовании финансово-хозяйственных документов закрытого акционерного общества подсудимый получил в качестве возврата заемных средств от закрытого акционерного общества денежные средства в размере нескольких миллионов рублей, но не вернул долг А., по мнению суда, не обоснован, так как неисполнение Л. обязательств по гражданско-правовому договору, которое и было установлено в ходе судебного разбирательства, предусматривает гражданско-правовую ответственность (ст. 395, 405 ГК РФ), реализованную посредством решения Кузьминского районного суда г. Москвы от 12 октября 2015 года, которым денежные средства взысканы с заемщика в пользу А., по инициативе которого в дальнейшем возбуждена процедура банкротства Л. в Арбитражном суде Московской области и в настоящее время идет процедура реализации имущества должника, а также решением Кузьминского районного суда г. Москвы от 25 мая 2016 года удовлетворены исковые требования А. и с Л. взыскана неустойка за пользование чужими денежными средствами.

В связи с изложенным, анализируя все вышеприведенные доказательства, суд приходит к выводу, что все связанные с договором займа от 24 ноября 2011 года взаимоотношения между подсудимым и потерпевшим носят исключительно гражданско-правовой характер и наличие гражданско-правовой сделки между Л. и А. исключает хищение денежных средств путем злоупотребления доверием.

В связи с тем, что в силу ст. 15 УПК РФ суд не является органом уголовного преследования и не может выступать на стороне обвинения или защиты, а создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществляет предоставленные им права, судом приняты все предусмотренные законом меры по вызову в судебные заседания лиц, указанных в списке подлежащих вызову в суд, и суд полагает, что исчерпаны все возможности получения и предоставления сторонами доказательств.

В соответствии с ч. 1 ст. 14 УК РФ преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное Уголовным кодексом Российской Федерации под угрозой наказания.

Диспозиция ч. 4 ст. 159 УК РФ устанавливает ответственность в том числе за хищение лицом чужого имущества путем злоупотребления доверием в особо крупном размере. В то же время установленные обстоятельства получения Л. денег от потерпевшего А., цели и мотивы его действий позволяют суду прийти к выводу об отсутствии в действиях подсудимого признаков мошенничества. Судом по результатам исследования всех представленных сторонами доказательств установлено, что денежные средства получены Л. от потерпевшего в ходе заключенной между ними гражданско-правой сделки, на основании заключенного между ними договора займа, последствия неисполнения которой были разрешены путем вынесения решений Кузьминским районным судом г. Москвы, которыми с Л. взысканы денежные средства и проценты за пользование денежными средствами, а также решением Арбитражного суда Московской области, признавшим Л. банкротом и введшим процедуру банкротства.

Суд полагает, что в соответствии со ст. 302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях, а все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены, толкуются в его пользу, как это предусмотрено ст. 49 Конституции РФ и ст. 14 УПК РФ о презумпции невиновности.

В связи с тем, что в ходе судебного следствия на основе исследованных доказательств достоверно не установлено наличие в действиях Л. состава преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ, то есть мошенничества, а именно хищения путем злоупотребления доверием А. денежных средств в особо крупном размере, принадлежащих последнему, Л. подлежит оправданию по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ, по основанию отсутствия в его действиях состава данного преступления.

Судебная коллегия по уголовным делам Второго кассационного суда в кассационном определении от 19.05.2020 года указала, что в соответствии с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в определении от 29 января 2009 года № 61-О-О, привлечение к уголовной ответственности за мошенничество, совершенное под прикрытием правомерной гражданско-правовой сделки, возможно лишь в случае, если будет доказано, что, заключая такую сделку, лицо действовало умышленно, преследуя цель хищения имущества или приобретения права на чужое имущество. При этом преступный умысел лица входит в предмет доказывания по уголовному делу.

Проверив и оценив собранные по делу доказательства, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что доводы стороны обвинения о наличии у Л. преступного умысла на хищение денег А. до их получения по договору займа от 24 октября 2011 года в ходе судебного следствия не нашли подтверждения и, по существу, основаны на предположениях, которые в силу ч. 4 ст. 14 УПК РФ исключают постановление по делу обвинительного приговора.

Факт передачи денежных средств А. оправданному, как и наличие у последнего возможности возвратить долг в установленный договором займа срок, судом не опровергнуты, однако сами по себе данные обстоятельства в отсутствие доказательств умысла на хищение этих денежных средств до их передачи не могут свидетельствовать о мошеннических действиях оправданного.

Иные обстоятельства, на которые ссылается автор жалобы (совершение Л. сделок по отчуждению принадлежащего ему имущества, признаки его фиктивного или преднамеренного банкротства, многократное изменение оправданным места жительства), не имеют отношения к деянию, в совершении которого обвинялся Л., имевшему место в 2010—2011 годах.

Приговор Черемушкинского районного суда г. Москвы от 14.10.2019 г. по делу № 1-358/19.

 

Наличие права на получение денежной премии свидетельствует об отсутствии у лица корыстного мотива, что влечет прекращение уголовного дела по реабилитирующему основанию, даже если лицо оформило премию само себе вопреки установленному порядку и без полномочий на это

Уголовное дело по ч. 3 ст. 160 УК РФ прекращено в связи с отсутствием в действиях осужденного состава преступления.

Ш. осуждена по ч. 3 ст. 160 УК РФ к 6 месяцам лишения свободы, на основании ст. 73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 8 месяцев.

В силу ч. 4 ст. 302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств.

В соответствии с примечанием к ст. 158 УК РФ под хищением в статьях настоящего кодекса понимается совершенное с корыстной целью противоправное безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившее ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества. Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 26 постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» от 30 ноября 2017 года, при решении вопроса о виновности лиц в совершении мошенничества, присвоения или растраты суды должны иметь в виду, что обязательным признаком хищения является наличие у лица корыстной цели, то есть стремления изъять и (или) обратить чужое имущество в свою пользу либо распорядиться указанным имуществом как своим собственным, в том числе путем передачи его в обладание других лиц, круг которых не ограничен. От хищения следует отличать случаи, когда лицо, изымая и (или) обращая в свою пользу или пользу других лиц чужое имущество, действовало в целях осуществления своего действительного или предполагаемого права на это имущество.

Эти требования закона не выполнены судом по настоящему делу.

Ш. признана виновной в том, что она, являясь директором муниципального бюджетного учреждения культуры (далее — МБУК), в период с 15 декабря 2017 года по 21 августа 2018 года умышленно вопреки интересам службы из корыстной заинтересованности, связанной с повышением личного материального благосостояния, используя служебное положение, связанное с возможностью издания приказов и распоряжений, обязательных для исполнения лицами, находящимися в ее непосредственном подчинении, а также возможностью расходования денежных средств учреждения, в нарушение ст. 22, 91 ТК РФ незаконно, без согласования с работодателем, включила себя в список лиц, подлежащих премированию, издала два приказа о поощрении работников от 15 декабря 2017 года № 20 и от 27 августа 2018 года № 14, на основании которых ей выплачены денежные средства на общую сумму 10 000 рублей, которые Ш. обратила в свою пользу и распорядилась ими по своему усмотрению. В результате действий Ш. МБУК причинен имущественный ущерб в размере 10 000 рублей.

Указанные действия Ш. квалифицированы судом по ч. 3 ст. 160 УК РФ как присвоение, то есть хищение чужого имущества, вверенного виновному, совершенное лицом с использованием своего служебного положения.

Признавая Ш. виновной в присвоении денежных средств, суд исходил из факта получения осужденной премии на основании незаконно изданных ею приказов о премировании при отсутствии у нее полномочий на принятие таких решений. В обоснование этого вывода суд сослался на показания представителя потерпевшего Т., состоявшей на должности главы администрации, и показания свидетеля М., состоявшей в должности бухгалтера, о том, что премировать директора МБУК может только главный распорядитель бюджетных средств — глава муниципального образования.

Вместе с тем суд не дал оценку всем имеющим значение для разрешения данного дела обстоятельствам.

Так, из показаний свидетеля М. в судебном заседании и на предварительном следствии следует, что размер заработной платы работников библиотеки в соответствии с указом Президента РФ доводится до уровня средней заработной платы по Краснодарскому краю, для чего всем работникам начисляются премии в одинаковом размере согласно установленному фонду оплаты труда. Администрацией сельского поселения 2 октября 2017 года утверждена ведомственная целевая программа, в которой имеется ссылка на распоряжение администрации от 28 июня 2012 года № 53-р об установлении ежемесячной стимулирующей выплаты отдельным категориям работников бюджетных учреждений, к которым относилась и Ш. О том, что Ш. не вправе была включать себя в приказ о премировании, они узнали только в ходе проверки.

Представитель потерпевшего учреждения Т. также пояснила в судебном заседании, что ей не было известно об отсутствии у Ш. полномочий включать себя в приказ о премировании, что, если бы Ш. не подписала приказ о своем премировании, то такой приказ в отношении последний подписала бы она сама. Кроме того, она заявила в судебном заседании, что денежные средства были выделены на премию всем работникам, в том числе и Ш., в пределах установленных лимитов, в результате получения Ш. премии ущерб бюджету не причинен.

Эти показания Т. и М. о том, что Ш., как и другие работники, имела право на получение премии, не приведены в приговоре и не учтены судом при решении вопроса о виновности осужденной.

Изложенное свидетельствует о том, что у Ш. при наличии у нее права на получение денежной премии отсутствовал корыстный мотив, стремление незаконно и безвозмездно обратить в свою пользу денежные средства.

При выплате ей премии нарушен порядок премирования. Сам по себе факт нарушения Ш. порядка премирования, принимая во внимание, что она обоснованно предполагала свое право на данный вид вознаграждения, необоснованно расценен судом как похищение ею денежных средств.

Эти обстоятельства, указывающие на отсутствие в действиях Ш. состава преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 160 УК РФ, не получили надлежащей оценки и при апелляционном и кассационном рассмотрении дела.

Допущенные судом существенные нарушения уголовного и уголовно- процессуального закона, повлиявшие на исход дела, являются в силу ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ основанием отмены приговора и последующих судебных решений, прекращения уголовного дела в отношении Ш. на основании п. 2 ч. 2 ст. 27, п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в ее действиях состава преступления. В связи с прекращением уголовного дела по реабилитирующим основаниям за Ш. в соответствии со ст. 134 УПК РФ надлежит признать право на реабилитацию.

Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 23.03.2021 г. по делу № 18-УДП20-103-К4.