Приносящий дары

  • Приносящий дары | Александр Абердин

    Александр Абердин Приносящий дары

    Приобрести произведение напрямую у автора на Цифровой Витрине. Скачать бесплатно.

Электронная книга
  Аннотация     
  174


Главный герой романа - обычный коробейник, вот только он приносит товары и не только они одни, с одной планеты на другую, чем занимается изо дня в день уже не один год.

Доступные форматы:
DOC

ВНИМАНИЕ
Вы приобретаете произведение напрямую у автора. Без наценок и комиссий магазина. Данная Витрина является персональным магазином автора. Подробнее...

Читать бесплатно «Приносящий дары» ознакомительный фрагмент книги

Приносящий дары

АЛЕКСАНДР АБЕРДИН

 

Приносящий Дары

 

Фантастический роман

 

Глава 1

Дария и её львы

 

Переговоры, которые куда больше были похожи на дружескую задушевную беседу, незаметно подошли к концу. Их ходом, а вместе с тем и итогом, я остался доволен ещё и потому, они подводили черту под тридцатью пятью годами дружбы. Тем не менее, это были очередные торговые переговоры с поставщиком. Минувший год был удачным как раз именно на такие переговоры, в ходе которых я успешно договаривался как со своими старыми, давними партнёрами, так и с новыми друзьями о взаимовыгодных поставках и о куда более сложных вещах. Сегодня моим визави был лев с планеты Дария, причём не рядовой член сообщества, а царь. Правитель удивительно красивого, сильного и гордого народа, живущего на одной из самых прекрасных и безопасных планет нашей галактики, которую можно смело назвать райской из-за её природы и прочих планетарных особенностей, делающих жизнь дарийцев приятной и лёгкой.

Хотя я и называю дарийцев львами, они гуманоиды и мало чем отличаются от обычных людей во всех смыслах, кроме одного - они гораздо красивее. Древние предки этой звёздной расы были похожи на земных львов, но от них произошли разумные существа. И всё же в лицах дарийцев-мужчины прослеживаются львиные черты, но таким образом, что не только меня, но и всех, кто хоть раз видел дарийцев, поражает их красота, но особенно величие и грациозность. Дарийцы на удивление красивы, особенно их женщины и потому ещё и похожи на юных богов Олимпа.

В облике царя Литрувии Арзагартара-вен-Дора действительно было много львиного, начиная с его длинной причёски и заканчивая лицом с отдалённо львиными чертами. Хвоста у него не было. Его мощное, мускулистое, как у чемпиона по бодибилдингу, тело, покрыто короткой, не более полмиллиметра, золотистой шерсткой вроде пушка на персике. Выглядело оно, совершенно фантастически. Особенно когда его освещали солнечные лучи, тогда казалось, что тело излучает бархатистое золотое сияние. Пушок этот не растёт у дарийцев только на веках, губах, сосках, и ещё ладонях и ступнях. Когда я впервые увидел дарийцев, то моей первой мыслью были слова из бородатого анекдота - «Да, ребята, зря вы поссорились с молью». Царь Арзагартар отличался высоченным ростом, в нём было два метра тридцать восемь сантиметров, и на редкость мощным, сочным и густым басом.

Как и у львов с нашей планеты, у дарийцев роскошные волосы, образующие пышные гривы. Волосы имеют цвет от светло-русых до тёмно-каштановых. У женщин они длиннее и пышнее. Из одежды дари, таково самоназвание этого народа, носят преимущественно разноцветные туники и сандалии наподобие древнеримских, но после знакомства со мной стали надевать бельё и брюки, мужчины преимущественно джинсы, а женщины леггинсы красивых, ярких цветов. Мой собеседник был одет как раз в серебристую тунику, джинсы и белые кроссовки, которые львы также сочли для себя очень удобными и потому вполне приемлемыми.

Дарийцы отличаются типично «львиным» характером, он у них взрывной, что является довольно опасным качеством при их огромной силе. Они очень отважны и все прирождённые воины, но им чужда свирепость и кровожадность. Любые военные науки и воинские искусства они постигают с необычайной быстротой и потому достигают в них невероятных высот. Они самые лучшие солдаты-миротворцы и способны усмирить любого врага, что неоднократно доказывали в различных планетарных конфликтах. Скорее из любопытства, нежели из-за желания воевать, дарийцы, по моей просьбе, уже не один раз выступали в подобном качестве. Хотя они получили из моих рук самое современное оружие и военное снаряжение, у себя дома предпочитают ему мечи, копья, луки и стрелы.

Честно говоря, я люблю дарийцев, а царь Литрувии Арзагартар-вен-Дор давно, с первых дней знакомства, стал моим другом. Ещё дарийцы большие эпикурейцы и имеют склонность не то что бы к лени, но к приятному времяпровождению. При этом они обладают многими талантами, но не злоупотребляют ими и предпочитают жить в гармонии с природой. Они живут в простых, но в то же время удобных, невероятно красивых домах. Их города, стоящие на зелёных холмах, невелики, не более пятидесяти тысяч жителей. Если взять за основу историко-временную шкалу Земли, то сейчас на Дарии царит эпоха античности с её небольшими царствами и городами. Рабством на этой планете никогда даже и не пахло. Если пристально посмотреть на моего собеседника, хотят он царь большого государства, а потому малость заплыл жирком, всё сразу же станет ясно, попробуй такого льва запереть в клетке. Он её мигом разберёт и прутьями настучит по голове каждому, приложившему к этому руку.

Больше всего дарийцы ценят личную свободу и никогда на неё не посягают, но в отличие от диких львов, у них нет, и никогда не будет гаремов. Дарийки не позволят. Если какой-нибудь дариец посмеет привести в дом молоденькую красотку и скажет жене, что та будет его второй женой, то вместо дома получит приличных размеров воронку и довольно обширную зону сплошных разрушений вокруг неё. В плане вспыльчивости дарийки, пожалуй, даже превосходят своих мужиков. Однако, если их не злить - они милейшие дамы. Не надо только им хамить и ещё врать. Ложь они распознают мгновенно. Дарийцы, хотя их мир очень молод, мало чем отличаются от большинства гуманоидов, населяющих миры галактики Млечный Путь и ближайших к ней галактик, а потому мне легко с ними работать.

Дарийцы любят долгие, степенные разговоры и потому с ними легко договариваться. Если ты расскажешь о преимуществах чего-нибудь, и при этом укажешь на присущие данному предмету или процессу недостатки, то дарийцы, прежде всего, будет оценивать достоинства и, разведя руками, просто скажут - «Ну, что же мир несовершенен, мой друг, а то, о чём ты меня предупредил, это всего лишь плата за уют (или отменный вкус и так далее)». Дарийцы очень любознательный народ и потому с ними всегда приятно иметь дело, особенно мне, человеку, которого зовут Приносящий Дары, а это является моей профессией и прямой обязанностью.

Не смотря на то, что Дария находится в поре своего детства, я вот уже тридцать пять лет постоянно сотрудничаю с царём Арзагартаром, а через него со всем этим миром и вот почему. Как и древние греки на Земле, дарийцы чуть ли не до небес развили целый ряд гуманитарных наук, в том числе философию, а также до совершенно невероятных высот развили искусства и целый ряд ремёсел. Впервые проложив дорогу в этот мир и увидев людей, которые причёски делали похожими на львов, я был поражен вовсе не этим. Обалдел я несколько минут спустя, когда взял в руки ритуальный, светлый синевато-зеленый кувшин-анавирн, из которого дарийцы дают напиться путнику, пришедшему издалека, а гостеприимство у них в чести.

В тот день стояла совершенно дикая, по меркам львов, жара, целых тридцать семь градусов по Цельсию. Впрочем, не будь я одет в защитный костюм Приносящего Дары, мне тоже было бы жарко, но в нём я мог ходить как по поверхности Меркурия, так и спокойно лежать на ледяной глыбе кометы, находящейся так далеко от солнца, что того уже и не видно среди прочих звёзд. Со своим ростом в один метр восемьдесят шесть сантиметров, рядом с дарийцем среднего роста, а это два двадцать, я был львом-недомерком, забредшим в сад, где под тканевым пологом пережидали полуденный зной его хозяева. Поэтому даже та львица, которую звали Зэира, дарийки ниже мужчин на голову, которая подала мне тот не просто изящный, а изумительной формы кувшин, показалась мне баскетболисткой.

Взяв анавирн в руки, я стоял и хлопал глазами, не зная, кем тут нужно восторгаться. Красавцем-атлетом, возлежащим на резной деревянной кушетке, его женой с фигурой богини, или кувшином с красноватым рисунком, словно всплывающим, на поверхность воды в лесном озере. Шелар, приподнявшись на локте, нисколько не удивившись моему внешнему виду, хотя я и выглядел необычно, показал мне рукой, что я должен выпить предложенный его женой напиток. То была самая обычная вода, но, Боже мой, какой же вкусной она оказалась. Ледяная не смотря на жару, она пилась очень легко и была настолько свежей и дивной на вкус, что я моментально выхлестал её всю, чуть более  трёх литров. Отдавать кувшин мне сразу же расхотелось, и я прижал его к своему телу левой рукой. К тому времени я мог быстро определить, найдёт ли спрос та или иная вещь в других мирах и про этот кувшин из синевато-зеленоватой керамики с тонким и изящным пастельным карминово-красным рисунком мог сказать только одно, его у меня с руками оторвут в нескольких десятках миров.

С той поры я ввожу на Дарию необработанные драгоценные камни из всех миров, куда проложил дорогу, а также свыше трёх тысяч наименований других товаров и за всё это дарийцы расплачиваются одной только керамикой. Нет, они поставляют и другие товары, в основном мебель, различные предметы быта и искусства, но из-за них нигде не дерутся в прямом смысле этого слова. Их покупают только истинные ценители прекрасного, понимающие, что анавирн может стоять только на специальном дарийском водном столике, а не на банальном кухонном столе или полке. Вся дарийская керамика раскупается по очень высоким ценам практически в считанные часы в любых мирах, даже в самых технологически развитых.

Спрашивается, почему? Да, всего лишь потому, что дарийцы это настоящие кудесники по части керамики! Когда я, выхлестал из анавирна воду, то кое-как сбросил с себя оба транспортировочных контейнера одной правой рукой, чтобы, прижав его к груди, начать изучать их язык. Уже через час я заговорил с Шеларом-вен-Крамоном, изготовившим кувшин, об этом чуде на дарише, то чуть не сошел с ума, узнав, что в холодном кувшине сок не скиснет в течение года. В горячем горшке можно всего за десять минут сварить прекрасное мясное рагу, обладающее изумительным вкусом, израсходовав столь малое количество дров, что это входило в прямое противоречие с законами физики. Мало того, что я сразу же стал адептом Дарии, так ещё и постоянно думаю теперь о магии.

Дарийская керамика высоко ценится во всех мирах без исключения, но особенно высоко в технологически развитых мирах. Так в некоторых мне частенько вручают контейнеры с моделями, изготовленными из прозрачного пластика, и дают целый гроссбух. В нём написано на дарийском языке, чтобы не возникало трудностей с переводом, какого рожна нужно этим умникам - учёным и конструкторам. Без пяти минут дикари изготавливают из керамики химические реакторы, автоклавы и прочие штуковины, чтобы с их помощью добиваться уже совершенно невероятных вещей. Например, вырастить сердце, печень или лёгкие для последующей операции. Не хило, да? И вот что удивительно, дарийцы, которые и по сей день ни бум-бум в точных науках, так подбирают драгоценные камни, которые, то измельчают в муку, то просто дробят на весьма крупные кусочки, то ещё что-то с ними делают, что заказчики всегда получают от них то, что им требуется.

Поэтому, когда я отправляюсь на Дарию, то всегда беру с собой сотни контейнеров, битком набитых драгоценными камнями и вес некоторых партий достигает двух, трёх тысяч тонн. Огромной популярностью на этой планете пользуются роботы, но такие, которые не похожи на людей, и флайеры, спортивные и грузовые. Ещё я очень часто приношу дарийцам просто подарки - деликатесы, напитки и игрушки для детей. Во всех мирах не только нашей галактики, но и в соседних, разные разумные существа знают, что существует такая планета - Дария, на которой живут и трудятся удивительно красивые люди - дари. Только они умеют творить настоящие чудеса и как не пытались учёные постичь секреты дарийской керамики, некоторые даже жили бок о бок с ними по два, три года, у них из этого так ничего и не вышло, но я же им об этом сразу сказал - бесполезно.

Какими бы странными не были запросы моих многочисленных клиентов, я никогда и ни в чём им не отказываю. Даже тогда, когда речь идёт, к примеру, о технологии изготовления термоядерной бомбы. С её помощью, между прочим, можно не только уничтожать войска и города противника, но и крупные каменюки, летающие в космосе и грозящиеся свалиться на голову. Иногда мне и вовсе доводилось доставлять в некоторые миры громадные ракеты класса «планета-космос» вместе со стартовым комплексом как раз именно с такой целью и я относился к ним, как к любому другому товару. Про то, что с моей помощью разумные существа в нашей и соседних галактиках обмениваются не только знаниями, но и научными коллективами, я молчу. Это давно уже в порядке вещей. Так что в какой-то мере мне удалось двинуть вперёд науку во множестве миров.

Как бы не была развита наука в некоторых мирах, нигде так и не смогли понять, почему мясо, положенное в сосуд вечной свежести, не портится при комнатной температуре в течении нескольких лет, а сердце или печень, выращенные с целью пересадки, находясь в том же сосуде, будучи залитыми физиологическим раствором, остаются живыми семь-восемь лет. Как такое получается, наука не в состоянии объяснить. Зато дарийцы решают куда более сложные проблемы, причём на раз. Нужно всего лишь объяснить, какими свойствами должен обладать тот или иной сосуд. Некоторые учёные говорят, что всё дело тут в сочетании драгоценных камней, другие объясняют это рисунком, нанесённым на поверхность сосуда, а все они разные и я ещё не видел ни одного одинакового. Так или иначе, мои друзья дарийцы никогда и ни в чём не отказывают, а потому и отношение к ним соответствующее. На них только что не молятся.

Вот уже почти семьдесят три года Дария интересует обитателей многих миров ещё и как планета философов-поэтов, хотя вот тут я, пожалуй, пас, и не стану говорить, стоят ли труды философов той бумаги, которую изводят, чтобы их напечатать. Но и это произошло с моей лёгкой руки. Дарийцы, как я выяснил это уже очень скоро, оказались настоящими полиглотами. Если для меня знание множества языков это неотъемлемая часть моей профессии, а то, что я способен выучить любой язык максимум за три часа объясняется всего лишь моим головным убором, то у них это природное. Изучив с моей помощью чужие языки и прочитав чужие книги, дарийцы сразу стали переводить свои философские трактаты-поэмы и одну из них, посвящённую торжеству мира, я однажды дал почитать одному большому другу с планеты Тернир и вскоре был несказанно поражен.

Нет, вовсе не тем, что меня попросили привезти другие сочинения этого поэта-философа, а тем, что благодаря философским сочинениям этого горшечника, прекратилась более, чем трёхсотлетняя, пусть и тихая, но всё же вражда в этом мире. Теперь на Тернире зачитываются трудами многих других поэтов-философов, но только Шелару-вен-Крамону тернирцы поставили памятник и тот присутствовал на его открытии и читал им стихи, написанном на совершенно чужом для себя языке. Мои друзья с Тернира говорят, что лучше Шела больше никто не сказал о том, как хрупок мир и как ценна жизнь не только человека, но и любого другого существа. При этом он ни единым словом не упомянул ни о богах, ни о судьбе, но заявил, что главный смысл бытия заключается в том, что человек должен жить в мире со своими соседями и природой и тогда мир и покой навсегда поселятся в его душе, какой бы израненной она не была.

Хорош гусь, ничего не скажешь, так складно, и, что характерно, в рифму, чешет о мире и гармонии, а сам, когда Зэире однажды улыбнулся его приятель, завёлся с полуоборота и бросился на того с кулаками, за что и получил в лоб. Помирились они быстро, зато меня очень смутила его следующая поэма о дружбе и вражде. Прежде всего, тем, что в ней были строки, общий смысл которых сводился буквально к следующему: - «Для достижения победы без схватки, ты должен быть сильнее своего врага, но не бросай ему вызов, а докажи на деле, что его интересы священны, если они не губительны для тебя». Тоже мне, гривастый Отелло выискался. Между прочим, его почему-то совершенно не смущает, что Зэира при встрече со мной тут же бросается обниматься и целует меня в засос. Это не вызывает в нём никакой ревности, хотя наша физиология совершенно не мешает нам заниматься любовью, но это для меня табу. Я женат и храню верность своей жене лучше, чем часовой знамя полка.

Однажды я не выдержал и спросил Шелара, почему тот позволяет мне и Зэире такие вольности. Лев усмехнулся и ответил:

- Валера, ты Приносящий Дары, и моя Зэира целует тебя только поэтому. Ты сделал нашу жизнь намного интереснее, так что можешь не волноваться на этот счёт. К тому же от тебя она никогда не сможет родить ребёнка, а раз так, то ты мне не соперник.

Меня это разозлило, и я спросил:

- А если бы она могла родить от меня ребёнка, Шел, как бы ты относился к тому, что это не я, а она меня целует?

- Я бы счёл это вызовом. - спокойно ответил лев - А тебе на всякий случай я советую для начала взять хотя бы вон тот камень, - Шелар указал рукой на булыгу размером с мой торс, - и забросить его раза в три дальше, чем это сделаю я. Но учти, друг мой, после этого камень намного большего веса опустится на твою голову.

Хотя мой защитный костюм и снабжен мускульными усилителями, Шелар всё равно сильнее меня. По-моему, львы вообще не знают пределов своей силы, а она у них просто колоссальная. Подумав, я ответил вредному льва:

- Знаешь, Шелар, бросаться камнями это не мой любимый вид спорта. Зато моя одежда обладает таким свойством, что тебе никогда не удастся опустить камень на мою голову. Она его просто оттолкнёт от меня в сторону. Зэира красивая женщина, но я отношусь к ней, как к сестре и потому вынужден терпеть, когда она целует меня. Поэтому давай лучше всегда будем друзьями.

- Ей есть, за что тебя целовать, мой друг, - с улыбкой успокоил меня Шелар, - ты вернул старикам молодость и избавил нас от болезней. Принёс в наш дом и в дома наших соседей множество прекрасных вещей, и мы отдали за них так мало, что мне даже неловко. Ты подарил нам животных с удивительно вкусным мясом, которые дают так много молока, а вместе с ними роботов, освобождающих нас от нудной и утомительной работы. Только теперь я могу заниматься своим самым любимым делом, во время которого стихи сами слетают с моего языка - лепить горшки, так нужные людям в других мирах, на твоей спине я смог посетить вместе со своей семьёй и другими дари многие из них и везде нам были рады. Поэтому ты давно уже стал для меня братом, а если моя Зэира для тебя тоже всё равно, что сестра, о чём я и так давно знаю, то её поцелуи это всего лишь лёгкий ветерок.

До того, как я проложил путь на Дарию, её народ жил в основном охотой, садоводством и собирательством, хотя у львов уже имелись города. Охотились они не часто, всего раз в две недели, но при этом забивали столько животных, чтобы мяса хватила на всех. В садах у них росли деревья с плодами, напоминающими тыкву, а также нечто вроде груш, только очень крупных, и необычайно сочных слив. Собирательством же занимались преимущественно дети постарше, которые приносили из степи ароматные травы. В общем, нельзя было сказать, что они бедствовали, но иногда случалось и так, что не видели мяса по три, четыре месяца. Тогда их выручала вирайя - тыквенное дерево, из круглых семечек которого сначала выжимали масло, а из желтоватого жмыха потом вымывали ещё и нечто вроде крахмала, из которого пекли вкусные лепёшки. Плотные, вкусные плоды вирайи запросто заменяли мясо и именно из-за садов львы жили осёдло.

Самое удивительное зрелище на Дарии, это города львов, что обусловлено следующими обстоятельствами. Суша этого мира состоит из трёх континентов, два из них просто большие, они находятся в южном полушарии, а один - огромный, который дари называют Литруваром, расположен в северном полушарии, но так, что на юге не доходит до экватора, а на севере до полярного круга. При этом угол наклона оси Дарии невелик и потому Литрувар это континент вечного лета. И вот чего на нём больше всего, так это невысоких гор и просто холмов, сплошь состоящих из хрупких лавовых пород, причём без хребтов, среди которых петляет множество рек и находится масса озёр. Наверное, в глубокой древности вся Дария представляла собой один громадный вулкан, породивший столько горок.

Климат Литрувара весьма своеобразный, с двумя дождливыми сезонами, во время которых все реки разливаются, но вода выше, чем на полметра, не поднимается. Поэтому самое лучшее место для строительства жилищ, это невысокие, широкие горы и холмы, а самый доступный строительный материал - пористый лавовый камень, легко поддающийся обработке. Почти каждая мало-мальски пригодная горушка или большой холм с пологими склонами облюбована дари для строительства небольшого города, окруженного лесостепью. За сотни лет дари превратили понравившиеся ими горы и холмы в террасы, на которых построили на редкость красивые города из пористого камня, окруженные пышными садами. Общая численность населения на Дарии уже перевалила за три с половиной миллиарда львов.

Единственный недостаток этих городов это то, что за водой ходить далеко, но диари ведь мало того, что не дураки, так им ещё и лень ходить за водой. Благодаря тому, что они знают толк в керамике, в каждом доме имеется водяной склад, состоящий из множества трёхсотлитровых цилиндрических ёмкостей, соединённых керамическими трубами. Во время сезона дождей они собирают столько воды, что её хватает до следующего ливня, а ведь дожди на Литруваре случаются и в межсезонье. Поэтому от недостатка воды дарийцы не страдают.

Свою керамику дари изготавливают из особых сортов лавового камня, истолчённого в муку и небольшого количества более ценного сырья, смешанного с соком некоторых растений, после чего просто сушат на солнце. Этого вполне хватает, чтобы керамическая посуда приобрела такую прочность, что её не каждый лев разобьёт. Уважая чужие секреты, я никогда не лез к львам с расспросами и потому не могу сказать о деталях, но в целом процесс мне известен. Всё равно мне без разницы, из чего они делают свою керамику. Между прочим, львы очень высоко оценили мою тактичность и рассказали мне практически всё, что касается свойств их посуды и не её одной. Из толчёного лавового камня они делают немало других вещей, а с некоторых пор стали даже изготавливать из неё жаропрочные дюзы для реактивных двигателей, облицовочную плитку для космических кораблей и лопатки для турбин. Вот уж чего-чего, а лавового камня на Дарии, как грязи, а с того момента, когда я завёз в этот мир роботов-кротов, способных достать нужные им виды камня из-под земли, и шаровые мельницы, им стало жить намного веселее.

Дария относится к числу миров земного типа и потому отравиться на ней очень сложно. Во всяком случае, я не встретил ещё ничего такого, что нельзя есть. Именно поэтому львам так понравились коровы с Земли, большое стадо которых я растил для отправки на другую планету, но решил передать его им. Скотоводы из них никакие и потому вместе с коровами я приволок дари на своём горбу ещё и множество роботов. Едва познакомившись с таким удивительным миром, я сразу же отправился на Тернир, сильно пострадавший в результате глобальной термоядерной войны. Вообще-то тернирцы просто уничтожили свою планету и превратили её поверхность в жуткую радиоактивную пустыню, но к тому моменту океаны, озёра и реки уже слегка очистились, и повсеместно шла очистка почвы от токсинов и радионуклидов, так что этот мир начал выздоравливать, а ведь я помню его настоящим адом. Мне срочно были нужны сельскохозяйственные роботы, а у них в то время стали высвобождаться военные роботы, которых можно было использовать и в этом качестве.

К счастью, у меня нашлось в моей бездонной торбе немало таких товаров, которые сразу же приглянулись львам и я выгреб всю керамику из целых семи городов. Ещё у меня имелись старинные альбомы с довоенными пейзажами Тернира и дарийцы изготовили специально для тернирцев вазы созерцания. Если налить в такую вазу, имеющую форму неглубокой, широкой круглой чаши, доверху чистой пресной воды, поставить справа и слева масляные светильники, но лучше всего свечи, то происходит чудо. Хотя рисунок на чаше на первый взгляд скуп и выполнен тонкими коричневыми и зелеными линиями, он превращается в нечто вроде голограммы пейзажа, который можно разглядывать долгими часами не отрываясь.

Когда я передал вазы созерцания, а также показал некоторые образцы керамики, разрисованной вручную тонкими, изящными линиями своим друзьям с Тернира, то кое-кому мне даже пришлось подносить к носу ватку, смоченную нашатырным спиртом. Хотя тернирцы к тому времени уже малость очистили свой мир от радиоактивной грязи, они в то время всё ещё были вынуждены жить в подземных городах. Вид неописуемых красот погибшего мира привёл кого в восторг, а кое-кто не просто распустил нюни, а заревел во весь голос. Президент этой многострадальной планеты примчался тотчас, как только ему доложили, что его лепший кореш Валера Дымов припёр на Тернир нечто совершенно невероятное и ему на это нужно посмотреть.

Сайдер попытался было наложить лапу на всё моё дарийское богатство, так как в тот момент больше всего нуждался хоть в чём-то, что смогло бы поднять боевой дух тернирцев. Я согласился передать все две тысячи четыреста тридцать ваз созерцания и ровно половину глэчиков, сказав, что напряг львов, и те согласились забросить все свои дела, чтобы начать лепить чаши созерцания и разрисовывать их с использованием пейзажей самых памятных тернирцам мест. Как раз Сайдеру Такеманку и потребовался нашатырь. Ту первую партию дарийской керамики, мои друзья-тернирцы назвали «Вторым Глотком Чистой Воды», такое впечатление произвела её красота на этих хотя и мужественных, но чокнутых на всю голову, людей, спаливших свою планету. Обычную керамику распределили по всем подземным городам, чтобы каждый человек мог по очереди воспользоваться ею по прямому назначению. Вазы созерцания стали возить из города в город и тернирцы стали большими группами по часу любоваться на это чудо. Теперь на Тернире в каждом доме имеется минимум три таких вазы и их созерцание сделалось там, чуть ли не культом.

Президент Такеманк приказал подготовить для отправки на Дарию сто тысяч роботов, хотя мне столько и не требовалось. Он же предложил мне взять на пробу ещё и пару тысяч роботов шахтёров, а также вооружить львов шаровыми мельницами как сухого, так и мокрого помола. Башковитый мужик Сайдер, ничего не скажешь, не зря его уже в седьмой раз избрали президентом. Мне бы и в голову не пришло автоматизировать самые трудоёмкие процессы и вот ведь что удивительно, львы пришли от этого в восторг, хотя и скептически отнеслись к моей идее относительно коров и роботов, которые станут их для них разводить. Молоко, масло и сыр им, видите ли, очень понравились, а вот то, что за коровами нужно будет убирать говно, привело в ужас. Ничего, роботы, как и танки, грязи не боятся.

Как сейчас, так и в то время у меня каждый день был расписан по часам, а потому на Дарии я при всём своём желании не мог задержаться больше, чем на неделю. Едва изучив язык львов, я сразу же увеличил оба транспортных контейнера объёмно-пространственного сжатия, выставил из них на террасу-улицу три с половиной десятка контейнеров с ширпотребом, предназначенным для молодых миров, а затем выгнал самый большой транспортный флайер. На его борт я погрузил тридцать контейнеров, а пять открыл и сказал Зэире, что из них можно забрать всё, но в качестве ответного жеста загрузить все контейнеры до отказа любой керамикой. Ещё я попросил новых друзей изготовить столько ваз созерцания для моих друзей с погибшей планеты, сколько будет возможно. Увидев ткани редкостной красоты, золотые и серебряные ювелирные изделия (стеклянные бусы дикарям я не впариваю принципиально), а также стальной инструмент и много чего другого, жена Шелара схватилась за голову.

Вместе с Шеларом я быстро разбросал контейнеры по окрестным городам и вскоре, собрав богатый улов и упаковав отдельно вазы созерцания, отправился на Тернир, так и не встретившись ни с кем из дарийского начальства. В этом не было ничего страшного. Шелар пообещал мне, что сам сбегает на побережье в столицу с самыми богатыми дарами от меня и обо всём договорится со своим дальним родственником. В дарийской керамике я не ошибся. В каких только мирах я её не показывал, везде только из-за одной красоты она шла на ура и чуть ли не в драку. Когда я рассказывал клиентам о её свойствах, то они без малого в обморок не падали, очень те были фантастическими. Поэтому мне не просто отдавали самые ценные товары, а буквально навязывали их, и умоляли, чтобы в следующий раз я притарабанил им одну только керамику. Мол, чёрт с ними, со всеми остальными ранее заказанными товарами, на них всё равно не разбогатеешь так, как на продаже таких предметов искусства, за которые можно сдирать с покупателей хоть десять шкур.

График я тогда поломал самым капитальным образом, и целый месяц носился, чуть ли не по всей галактике, но зато вернулся на Дарию прихватив с собой не только роботов. Ещё я привёз два десятка транспортных флайеров с робопилотами, тяжелую строительную технику и все необходимые материалы, мечтая построить неподалёку от столицы огромный складской терминал с транспортным узлом. И это при том, что я и двумя словами не перекинулся с местным царьком.

С моей стороны это был очень опрометчивый шаг, но всё обошлось. Когда я во второй раз вышел из ниоткуда чуть ли не посреди сада Шелара-вен-Крамона, там меня уже поджидал царь Арзагартар-вен-Дор, который при виде моих дипломатических даров так раздухарился, что съехал из столицы и решил пожить пару недель в деревне, у дальнего родственника. Шелар, с которым я общался целую неделю и узнал от него, что требуется для производства керамики, а потому пообещал ему должность заведующего моим складом в его мире, стоял по правую руку от царя, выкатив грудь. Оба были одеты в джинсы и кроссовки, но судя по тому, что руки у них были по локоть в «глине», они всё это время усердно работали, а не валяли дурака.

Глядя на Арзагартара-вен-Дора, нужно было быть последним идиотом и тугодумом, чтобы не догадаться - перед тобой находится царь, пускай и выборный, стоит которому только повести бровью и в бой пойдёт целая армия львов, а это, что ни говори, тысяч пятьсот Гераклов. При виде меня царюга, оккупировавший дом Шелара, радостно заулыбался и громовым басом сказал:

- Приветствую тебя в доме моего лагота, Приносящий Дары. Мне так не терпелось встретиться с тобой, что я сам прибежал сюда. Неужели ты действительно ходишь с планеты на планету?

У меня тут же отлегло от сердца и я, мысленным приказом убрав с головы силовой шлем, который надел, чтобы мне не проломили башку керамическим мечом, львы ведь тогда ещё не знали железа, шагнул вперёд и радостно проорал в ответ:

- Долгих тебе лет жизни, великий Арзагартар-вен-Дор, повелитель Литрувии! Я пришел к тебе с открытой душой, богатыми дарами и желанием найти в твоём мире друзей.

Минуты три мы обменивались воплями так усердно, что тем самым собрали вокруг себя чуть ли не всё население Кейлата, пока Шелар, ставший при царе кем-то вроде главного визиря, не задал нам довольно-таки занимательный вопрос:

- Друзья мои, вы что, решили на спор перекричать друг друга? Может, пройдём в дом и выпьем архуды, пока вы не сорвали глотки?

После этого мы с Арзагаром ржали минут пять, как кони. Ну, а поскольку график мне нужно было срочно восстанавливать, причём включив в него Дарию, как один из самых главных центров галактической торговли, то я немедленно увеличил контейнеры. Выгнав из ангара большой пассажирский флайер, я предложил царю со свитой и его новому лаготу со всем его семейством с комфортом отправиться в столицу, в приморский город Дарианну. Шелар, как выяснилось, уже продал свой дом за три кошеля самоцветов и всё то время, что поджидал меня вместе с царём, то и дело поглядывал на наручные электронные часы с календарём, подаренные мною, и ждал, когда за полчаса до моего прибытия заиграет весёлая мелодия.

Всё это время они лепили и расписывали по-сырому вазы созерцания с тернирскими пейзажами один красивее другого. С гончарным кругом львы хотя и были знакомы, всё же презирали его и использовали только тогда, когда речь шла о сугубо технических изделиях. Всю остальную посуду они хотя и лепят вручную, но с невероятной точностью. Самое удивительное это то, что некоторые изделия имеют толщину стенок не более миллиметра, причём она одинакова по всем полупрозрачному кубку для вина. Как это возможно, никто из специалистов так и не смог понять и все согласились, что для этого нужно быть не просто великим мастером, а дари.

Сборы были недолгими. Роботы занесли в трюм флайера президентского класса, а эта посудина имела размеры большого теплохода, все вылепленные царём и его визирем вазы, львы поднялись в роскошный салон, я же его для царя покупал, а не для дворника, и расселись в удобных креслах. Вежливые роботы-стюарды, уже умеющие разговаривать на дарише, стали предлагать всем прохладительные напитки, а к ним самые изысканные блюда. Арзагартар был очень польщён, узнав, что эта флайер теперь принадлежит ему вместе со всеми роботами и содержимым вместительных трюмов. На такие подарки обычно велись любые правители. Через полчаса мы уже были в Дарианне и я, посмотрев на эти благодатные края сверху, решил, что уместнее всего будет построить складской терминал прямо в море, километрах в пяти от берега. Тем более, что там имелось несколько рифов и три скалы, торчащие из воды.

Царь был не против. Его это даже обрадовало, ведь на рифах во время шторма уже разбилось несколько купеческих и даже боевых галер. Развернув свои транспортные контейнеры в полный размер, что всегда приводило всех моих клиентов кого в ужас, а кого в восторг, ведь каждый имел в ширину пять километров, в длину восемь и в высоту три, я приказал роботам немедленно построить складской комплекс и произвести полную разгрузку. Первыми из контейнеров вылетели транспортные флайеры, каждый из которых имел в длину полторы сотни метров и когда Шелар узнал, что они помогут ему развести мои товары по всему Литрувару, то сразу же нахмурился и сказал:

- Повелитель, мне понадобится большой военный отряд. Вдруг, какой-нибудь другой правитель захочет отобрать у меня дары нашего друга Валеры или откажется собрать ответные дары?

Царь тут же показал себя с наилучшей стороны, сказав:

- Шелар, теперь, когда у меня есть такой прекрасный летающий корабль, я облечу с тобой все окрестные земли и сам передам царям других народов приветственные слова Приносящего Дары. - после чего пристально посмотрел на меня и спросил - Валера, что я должен сказать им? У тебя есть какие-то особые пожелания?

Вежливо склонив голову, я ответил:

- Арзагартар, Приносящий Дары это не звание и не почётная должность, это обязанность и профессия. Поэтому хочу я того или нет, но каждый день, встав рано утром, отправляюсь в путь, чтобы посетить пять-семь миров, выгрузить там одни товары и забрать другие. Ночью, когда на небе нет облаков, вы видите на небе множество звёзд, но на самом деле их в галактике, там, наверху, намного больше. Вокруг некоторых звёзд летают точно такие же планеты, как и Дария, а на них живут люди. Расстояния между звёздами огромные, а межзвёздные корабли летают так медленно, что пройдут сотни и тысячи лет, прежде чем ты сможешь добраться до какой-нибудь звезды. Так уж вышло, что только я могу дойти от одной планеты до другой, сделав всего пару шагов. Только через меня люди, живущие очень далеко друг от друга, могут получить такие вещи, которые не в состоянии изготовить сами. У каждого товара есть своя цена. Что-то стоит дороже, что-то дешевле, а потому невозможно за незрелую вирайю получить, к примеру, такой летающий корабль, но я поспешу успокоить тебя, вся та посуда, которую я взял у твоих подданных, уже полностью его окупила. Поэтому у меня к тебе есть предложение такого характера. Арзагартар, я постараюсь сделать так, чтобы ваша жизнь стала намного легче. Шелар уже рассказал тебе, что мяса у вас через несколько лет будет столько, что вам не придётся бегать за антилопами по степи. Обеспечу я вас и всеми остальными продуктами, даже самыми редкими деликатесами, ведь еда не стоит больших денег. Вы навсегда забудет о болезнях, а также о старости, но мне нужно, чтобы вы, как и в прежние времена изготавливали из нарбука (так называется лавовый камень, идущий на изготовление керамики) как можно больше красивой посуды и любых других вещиц с рисунками. При этом я попрошу, чтобы вы, как и прежде, делали их не спеша, так, как будто собираетесь подарить любимой девушке, отцу или матери. Ну, а я постараюсь освободить вас от тяжелого ручного труда. Арзагартар, я привёз вам такие машины, которые измельчат нарбук до такого состояния, какое вам требуется, а также стальных помощников, которые зароются глубоко под землю и достанут вам оттуда именно такой нарбук, какой нужен. А ещё я привёз много самоцветных камней, причём некоторые из них такие, каких дари ещё никогда в жизни не видели. Ты, Шелар, станешь моим главным помощником на Дарии, а Арзагартар возглавит это предприятие, и ты будешь вести дела так, как он скажет. Вас устраивает такое предложение?

- Ты привёз нам самоцветы? - в два голоса воскликнули царь и его главный визирь, после чего простодушный правитель растерянно пояснил - Но ведь ценность нарбукаров зависит только от самоцветов, Валера. Если их не добавлять в нарбук, то из него получится одна только грязь, а самоцветов нам как раз всегда не хватает.

Ещё раз поклонившись, я сказал:

- Не волнуйтесь, я привёз их очень много, и поверьте, вот им-то как раз красная цена не самая большая вирайя за пригоршню. Так я не понял, Арзагар, ты согласен сотрудничать со мной?

За царя мне ответил его главный визирь:

- Сидеть в тени вирайи и лепить из нарбука посуду и красивые безделушки, это не работа, Валера. Это удовольствие - самое приятное занятие после ночи любви. В такие минуты стихи сами слетают у меня с языка, а Зэира их записывает. Работа это собирать травы, ухаживать за садом и охотиться на антилоп, а потом ещё разделывать их туши и раскладывать по холодным горшкам. Если эту работу будут делать за нас железные помощники, то наша жизнь превратится в сплошное удовольствие. Конечно, мы согласны. Ещё как согласны. Только конченый дурак откажется от твоего предложения.

Да, именно так всё и вышло. Почти все дарийцы великие художники, такими уж они уродились, а те, которые не умеют создавать из нарбука или других материалов настоящие шедевры - самые лучшие воины, причём тоже поэты, а также ораторы. Они в состоянии развести самых злейших врагов и заставить их найти пути к примирению, а потому редко сидят дома. Возвратившись из очередной миротворческой экспедиции, они нахально заявляют, что только благодаря им Дария стала одним из самых главных миров в пяти галактиках. Что же, в этом есть своя правда. Есть ведь и такие типы, которые не способны оценить красоту дарийского нарбукара, зато получить по башке от разозлённых из-за чего-то соседей никто не хочет.

С какой стороны не посмотри, а Дария, не смотря на свою молодость, действительно оказывает огромное влияние на многие миры в нашей и соседних галактиках, хотя там я не Приносящий Дары, а всего лишь гость. В этих галактиках есть свои собственные Приносящие Дары, мои друзья и партнёры, с которыми я всегда нахожу общий язык в том числе и потому, что пусть они только попробуют отказать мне хоть в чём-то, я мигом перекрою кислород и фиг они получат хоть один единственный дарийский кувшин. Тогда у них у самих колом встанет добрая половина, если не больше, торгового обмена. А в нашем деле, если что-то поломаешь, исправлять очень трудно, ведь Приносящий Дары один, а желающих посадить его на цепь огромное множество и с этим приходится считаться.

 

Глава 2

Сложности в родном мире

 

- Вот и прекрасно, Арзаг, что ты перестал кочевряжиться и стал, наконец, ещё и императором Дарии и всех трёх её колоний. - сказал я и поднялся из кресла - Знаю, что ты от этого не в восторге и боишься, что тебе будет теперь некогда лепить кувшины, но лично я на твоём месте делал бы это сидя на троне, если так уж неймётся.

- Наверное, действительно придётся приказать роботам, чтобы они построили тронный зал прямо в саду, - согласился царь и тоже поднялся из кресла, - а под моим любимым вкусным деревом, которое ты сам посадил, установили трон. Тогда я смогу принимать посланцев, не отрываясь от работы. Всё равно это будут одни только роботы, а они лишнего не потребуют.

Наши переговоры проходили в царской библиотеке, и я специально прибыл на Дарию под вечер, когда Арзагартар-вен-Дор, покончив со своим любимым делом, перебирался туда, чтобы провести в ней пару часов, прежде чем отправиться вместе с царицей Лаэрной в свои покои. Впрочем, весь день они тоже были вместе, и частенько царь откладывал незавершенную работу, чтобы заняться куда более приятным делом и набраться новых впечатлений. Поэтому в царский сад могли входить только роботы, Шелар и ещё я, но мы сначала звонили в серебряный колокольчик и давали им время привести себя в порядок. Сегодня царь со своей царицей, визирем и прекрасной Зэирой пришли в библиотеку загодя и ждали меня в ней.

Скромность дарийцев всегда меня поражала и даже сегодня, зная о том, что я приду, в том числе и для того, чтобы вспомнить о том, как начиналась наша дружба, они не стали надевать на себя ни один из тех роскошных нарядов, которые пошили для них лучшие модельеры пяти галактик. В них они представали перед своими подданными в дни праздников, но большую часть просто раздарили. Зная, что я приду в своей рабочей одежде - защитном костюме перемещения, они тоже оделись скромно и обыденно, мужчины в туники, джинсы и кроссовки, а две очаровательные красотки в туники и сандалии. Просто смотреть на них уже было очень приятно.

Хотя мы отпраздновали семидесятую годовщину со дня вхождения Дарии в галактическую торговую систему, большую часть времени, отведённую на этот визит, всё же говорили о делах и поэтому оба моих друзей и помощников, искинов, ловили каждое наше слово. Три часа пролетели быстро, и как бы мне не хотелось задержаться во дворце, я был вынужден встать. Первой ко мне подошла и обняла меня царица, потом обняла и крепко поцеловала её лучшая подруга. Они простились с Саем и Иваном, те вышли из дворца и в него вскоре влетели контейнеры, в которых искины путешествовали. Я пожал руки царю и его мудрому визирю, они помогли мне надеть транспортные контейнеры и мой визит на Дарию завершился. Улыбнувшись друзьям, я мысленно отдал команду компьютеру системы пространственного перемещения и тут же сделал шаг вперёд.

Интерьер царской библиотеки, на полках которой стояли тысячи книг, лежало множество свитков и других носителей информации, с более, чем дюжиной, компьютеров, благодаря которым царь Арзагартар-вен-Дор прослыл едва ли не самым осведомлённым правителем в нашей галактике, сменился интерьером огромного склада. С Дарии я перенёсся на Сантию, свою главную базу с её огромными складами и несколькими автоматическими заводскими комплексами, на которых изготавливались морские контейнеры на антигравитационной подвеске. Сантия очень красивая планета, похожая на Землю и от всех других отличается тем, что, во-первых, на ней не живут разумные существа, а, во-вторых, эта планета принадлежит мне, моей жене, всему моему семейству и моим друзьям. Их у меня очень много и из каких только миров я не привёз сюда друзей. Жили на Сантии и дарийцы, чуть более тридцати тысяч душ, которые считали себя моей личной гвардией, хотя зарплату получали вовсе не за это. Они были моим личным миротворческим корпусом быстрого реагирования.

В помещении первого склада имелась неподалёку от главного входа особая зона, накрытая силовым куполом, в которую никто не входил - площадка прибытия и отбытия. Когда я вышел буквально из ниоткуда, никто не бросился ко мне, хотя неподалёку и находилось десятка два людей и роботов-андроидов. Они были заняты своей работой, а я своей и у каждого из нас был напряженный график. Он если чем и отличается, то только тем, что у них восьмичасовой рабочий день, а у меня ненормированный. Зато у меня два выходных дня в неделю. С площадки прибытия я чуть ли не бегом бросился к выходу. Там меня уже ждал открытый флайер, за штурвалом которого сидел мой старый друг ещё с армейских времён. Едва я запрыгнул в салон, как Васёк тут же помчался к городу на максимальной скорости. Тем самым он давал мне дополнительные пять, семь минут, чтобы я поговорил с детьми и женой. Ему самому пришлось молчать, очень уж быстро летел этот чертяка, когда-то потерявший по пьяне ноги.

На сегодня все погрузочно-разгрузочные работы уже завершились, но мне ещё предстояло посетить самый тяжелый во всех отношениях мир - родную планету. Пожалуй, больше нигде мне не приходилось так маскировать свою деятельность, как на Земле. Маразм, конечно, но так оно и было. Практически на все те товары, которые я поставлял в свой родной мир, производителям приходилось наносить маркировку земного типа, что влетало мне в копеечку. К тому же я был вынужден поставлять их небольшими партиями и отказывать людям в очень многом потому, что к кому из правительственных чиновников не обратись, практически сразу же приходится пускать в ход стиратель памяти, ведь все тут же начинают выстраивать планы, как бы захомутать меня и заставить работать на себя. Уроды, одно слово.

Один раз, ещё лет семьдесят назад, я даже встретился тайком с бывшим президентом России, уже не помню, как его звали. Этот придурок, узнав, что я могу припереть всё, что угодно, включая ракеты класса «планета-космос» с термоядерными боеголовками мощностью в пятьдесят гигатонн, сразу решил, что ухватил Бога за бороду. Мне пришлось стирать память не только этому идиоту, но и всей его охране. Интересно, как ему потом объяснили происхождение здоровенного синяка под глазом и то, что кто-то выбил ему два зуба? Нет, ну, он действительно был полным кретином. Это же надо додуматься до такого, угрожать всему миру такой здоровенной дурой. Да, взорвись она на нашей планете и в земной коре появилась бы такая дырища, что всё остальное мигом довершило бы чудовищное извержение гигантского вулкана. Вся планета могла в результате взорваться и развалиться на части, но он этого не хотел понимать.

Васёк не стал совершать посадку возле моего дома, подлетев прямо к балкону моего кабинета на третьем этаже. Я чёртом вылетел из флайера. В кабинете у меня стоит специальный сейф и если я хочу отвязаться от своих серебристо-серых транспортных контейнеров, которые свисают с плеч мне на грудь и спину, то могу сделать это, только положив их в него. Оборудование любого Приносящего Дары подчиняется лишь ему одному и больше никому, но, не смотря на это, я неуклонно соблюдаю правила безопасности и никогда их не нарушаю. Хотя я работаю в этой должности всего семьдесят шесть лет, среди остальных точно таких же парней я самый молодой, но давно уже отнюдь не новичок. Им я перестал быть через три года, а теперь могу и сам давать советы, как договориться о поставках даже с откровенными параноиками и чуть ли не полными психопатами.

В кабинете я угодил в засаду. Там меня поджидала Снежана, моя семнадцатилетняя, самая юная внучка. Именно такое имя я хотел дать своей дочери, но жена родила мне четырёх сыновей подряд и взяла тайм-аут, но я так думаю, что ещё не вечер. Рано или поздно она родит мне дочь, и я обязательно назову её Снежаной. Моя внучка была настроена решительно, она мало того, что считает себя крутой девчонкой, так ещё и является таковой на самом деле. Ещё бы не стать крутой при таких-то учителях. Ими были полковник Рогант-вен-Крамон, сын Шелара, решивший возглавить мою личную гвардию, который уже побывал в трёх десятках горячих точек галактики. Свой вклад в воспитание и обучение моей дочери внесла его начальник, космос-генерал Эравия эс-Кавил с планеты Мардия, командующая корпусом миротворцев галактики. Именно на Мардии Рогги с другими миротворцами, в том числе и львами, предотвратил термоядерную войну. Поэтому девушке, решившей стать профессиональным миротворцем, было не так уж и сложно уже в пятнадцать лет стать прекрасным космодесантником. Снежана сразу заявила:

- Дед, я знаю, что ты сейчас отправишься на Землю. Извини, дедуля, но тебе придётся взять меня с собой.

- А вот и не угадала, Снежаночка, - ответил я внучке, - сегодня я иду туда налегке, а потому не смогу тебя взять.

Тут я, конечно, лукавил, ведь помимо двух больших транспортных контейнеров объёмно-пространственного сжатия, у меня имелся ещё и маленький, карманный, размером с пачку сигарет, но про него никто, кроме жены, из моих домашних не знал. Снежана сразу скуксилась, её крутость моментально испарилась, и моя внучка заныла плаксивым тонким голоском:

- Дедуля, но тебя же могут попытаться захватить в плен, а ты даже драться не умеешь. Неужели ты не веришь, что я в состоянии защитить тебя от кого угодно?

Сбросив с себя контейнеры, я затолкал их в сейф и, направляясь к выходу, обнял за плечо внучку и стал успокаивать:

- Снежаночка, ведь ты же знаешь, мне ничто не угрожает. Ну, и что с того, что твой дед не солдат-миротворец? Пойми, я Приносящий Дары, а мы такой народ, который в охране не нуждается, хотя из нас никто не умеет драться и метко стрелять. Нам это просто не нужно.

Такие разговоры я вёл не только со своей старшей внучкой, но иногда даже с женой, она ведь у меня тоже боевая девчонка. Хотя и учёный, тем не менее, всё-таки солдат. Ну, на Тернире, откуда она родом, хотя война закончилась почти триста лет назад, до сих пор все солдаты, только теперь они сражаются за возрождение своего мира и на этом фронте одерживают одну победу за другой. На первом этаже нашего большого дома, в гостиной, меня ждала почти половина моего семейства, а точнее все те Дымовы, которые находились сейчас на Сантии. Посмотрев на часы, я улыбнулся и обрадовал их:

- Ребята, у меня есть в запасе целых пятнадцать минут.

Васёк весело воскликнул:

- Вот видишь, Сантия, что значит быстро летать! Я ему целых шесть минут добавил, а ты всё время пилишь меня за это.

Кроме Сантии все задавались вопросом, в честь чего это я решил отправиться на Землю, причём так внезапно, ведь я посещал родную планету двое суток назад и следующее посещение должно состояться через восемь дней. Вместо того, чтобы отвечать на этот вопрос, я предложил просто выпить вместе чаю, хотя меня и самого разбирало любопытство, чего это они все собрались в доме? Времени ещё только половина пятого, рабочий день не закончен, а они вместо того, чтобы заниматься делами, прибежали ко мне домой. Хотя я и перекусил на Дарии, всё же не отказался от чая с тортом и поскольку всегда стараюсь быть пунктуальным, встал из-за стола ровно за минуту до намеченного самим собой времени. Прощаться не имело никакого смысла, но кое-что я был обязан сказать, и сделал это:

- Так, милые мои, на Земле правители, наконец, решили разыскать Приносящего Дары, а потому поставили на уши все спецслужбы, какие только есть. Так что мне придётся там задержаться, я ведь должен рассказать землянам, чем занимался все эти семьдесят шесть с лишним лет. Поэтому я вернусь денька через два, а то и все три.

Сантия вздохнула и насмешливо сказала:

- Наконец-то. Долго же они телились. Ну, с Богом, Валерочка.

Улыбнувшись жене, детям, внукам и старому другу, я развернулся и сделал по гостиной всего один шаг, чтобы пройти на Землю, в ближнее Подмосковье. Место выхода я определил ещё во время последнего посещения родной планеты, сразу, как только узнал о том, что мною, наконец, заинтересовались власти всех двенадцати ведущих мировых держав, а если точнее, то всей планеты. Во второй половине двадцать первого века на Земле стало малость тише, а жить люди начали намного веселее, причём не без моей помощи, а точнее благодаря тайной организации «Целители», которую я когда-то создал. Помимо неё у меня на Земле было ещё семнадцать крупных компаний и половина из них были производственными, так как некоторые вещи мне было гораздо легче и проще собирать из комплектующих на родной планете, чем нагло ввозить их. Что ни говори, но в некоторых мирах меня считали контрабандистом, хотя и полезным.

Вот и на Землю я прошел «партизанской тропой», выйдя из дома в лесу. Неподалёку от этого места между Железнодорожным и Балашихой через лес проходила просёлочная дорога, по которой я мог выехать на шоссе и доехать по нему до автотрассы «Волга». До Москвы мне было добираться минут двадцать. По мере того, как жизнь в мире постепенно налаживалась, этот мегаполис не только перестал разрастаться, но и начал понемногу съёживаться, а его население уменьшаться по той причине, что жить в провинции стало намного лучше. Хотя я и бывал на Земле не так уж и часто, кое-что о своём родном мире всё же знал, но не слишком много. Во всяком случае, никто из моих друзей, живущих на всех континентах, на жизнь особенно не жаловался, а те из них, кому Земля осточертела, с моей помощью переселились либо на Сантию, там жило почти три миллиона землян, либо в другие миры, на тот же Тернир, Дарию и многие другие.

Сканеры моего защитного костюма показали, что окрест нет ни одного человека и я, подойдя поближе к дороге, достал из нагрудного кармана малый контейнер объёмно пространственного сжатия, подвесил его в воздухе на высоте в десять сантиметров, и он увеличился в несколько десятков раз. Подающее устройство автоматически выставило наружу потрёпанный китайский джип с московскими номерами, принадлежавший моему другу, которому спецслужбы так плотно сели на хвост, что ему пришлось уйти в глубокое подполье. Ничего, уже очень скоро он оттуда выйдет, но тогда на Земле не только полтора миллиона моих друзей и помощников, но и все остальные люди будут знать, кто такой Приносящий Дары и чем он занимается. Думаю, что землянам понравится, что в нашей галактике им стал человек с Земли, но больше всех должны обрадоваться жители России, ведь я сделал рубль универсальной денежной единицей всей галактики, а также средством оплаты товаров в торговле с другими галактиками.

Разобравшись с джипом, я спрятал контейнер в карман и задумался, поменять мне внешний вид защитного костюма или нет? Подумав, я решил, что сойдёт и так. Хотя мне без малого сто тридцать лет, я выгляжу максимум на двадцать пять, а то и моложе. Сантия иногда поругивала меня за то, что я так и не стал мудрым и рассудительным, каким человеку полагается быть в столь зрелые годы. А оно мне надо, быть мудрым занудой? Васька Комов, мой армейский друг, мой ровесник, так тот вообще как был раздолбаем, так им и остался, а я хотя бы в этом не замечен. В том, что я как был весёлым парнем с лёгким характером, так им и остался, нет ничего плохого, и Сантия хотя меня иногда и критикует, всё же рада, что я не меняюсь. Она ведь лучше кого-либо знает, что я могу быть очень жестким.

Думаю, что сегодня мне придётся забыть о веселье и проявить себя как раз именно жестким, волевым человеком, умеющим заставить себя выслушать. Только так я мог оправдать своё дружеское прозвище Алдаторн, то есть человек говорящий только по делу или просто деловой человек, которое мне дали на Тернире. В принципе все претензии Сантии ко мне только к тому и сводятся, что моя жена требует, чтобы я везде и всегда, кроме дома, естественно, оставался Алдаторном, а то слишком многие считают меня просто своим другом и называют Валерой, а уже потом вспоминают, что я Приносящий Дары. Ну, дары дарами, а отталкивать людей от себя только потому, что они хотят подружиться с тобой хотя бы ради выгоды, нельзя. Все, с кем я работаю, в любом случае не остаются обделёнными, а если кто из них хочет большего, то пусть приложит к этому хоть какие-то усилия. Подхалимов я терпеть не могу, халявщиков же просто ненавижу.

Зная, что как раз именно с халявщиками мне предстоит вскоре общаться, я решил оставить свой защитный костюм таким, какой он есть. Не знаю кому как, а лично мне нравится этот песочного цвета костюм военного фасона, состоящий из просторной куртки с накладными карманами, надетой поверх тёплого на вид свитера и подпоясанной широким, ребристым ремнём, мешковатых штанов, заправленных в массивные бутсы, и тёмно-синего берета с серебряной кокардой, на которой изображен диск галактики. Во всяком случае, по нему меня узнают во множестве миров, и он не оскорбляет не то что президентов и королей, а даже императоров таких миров, власть которых распространяется на многие десятки планет-колоний. Особенно, когда на мне висят ещё и транспортные контейнеры. Именно из-за них меня без каких-либо проволочек пускают в любые дворцы.

Сегодня они мне были не нужны. Вот уж куда-куда, а на Землю я никогда не прихожу с пустыми контейнерами, хотя для того, чтобы разгрузить их, мне всегда приходится включать оптическую маскировку, а то спутники из космоса мигом засекут. А они стали благодаря мне до жути глазастыми. Поэтому разок я мог прийти в родной мир с пустыми руками. Сев за руль, я завёл двигатель и вскоре ехал по направлению к Москве. Невольно мне подумалось: - «Боже мой, я ведь не был в столице уже почти семьдесят пять лет!» Москва за эти годы похорошела, вот только поток машин, хотя перед городом трасса «Волга» была трёхъярусной, по-прежнему оставался слишком плотным. Однако, автомобили двигались довольно-таки быстро. Эх, скорее бы земные правители перестали заниматься ерундой и признали меня. Тогда я ввёз бы на Землю всё необходимое оборудование и на ней стали бы изготавливать флайеры.

Мощные электродвигатели джипа работали практически бесшумно, и вскоре я катил по шоссе Энтузиастов. Справа мне попался на глаза большой супермаркет и во мне тотчас проснулся старый торгаш. Увы, но мне некогда разгуливать по Земле, и потому я не видел, какими стали на ней магазины, а потому сразу же повернул к супермаркету. Мне ведь было всё равно, где меня повяжут агенты спецслужб. Поставив машину подальше от входа, я вышел, нацепил на нос очки-сканер, они же ещё и лицевой бронещиток защитного шлема, и направился к входу. Там я сразу же увидел двух старых знакомых. Впрочем, их самих я точно не знал, но вот они узнали меня мгновенно, поскольку это были роботы-андроиды с Нейдии. Их, как бы изготавливала моя новозеландская компания «Юнайтед роботикс» и потом сдавала в аренду всем желающим приобщиться к прогрессу, но на самом деле все девять миллионов роботов были гражданами Сантии, а на Земле работали по контракту, подписанному со мной.

Роботы моментально узнали меня и встали навытяжку, а я вежливо кивнул им и сказал, воспользовавшись для этого ментальной связью: - «Ребята, чтобы не случилось со мной, не вмешивайтесь, так надо. Я сам решил сдаться местным олухам». Роботы, а это были стройные парни с золотисто-кремовыми красивыми пластиковыми лицами, дежурно улыбнулись, и старший из них ответил: - «Ваш приказ понял, Валерий Сергеевич, передам его остальным сантианам. Добро пожаловать в супермаркет «Сантия». Только тут я понял, что сейчас войду в свой собственный магазин. Что же, это было приятно, хотя зря я, наверное, приказал не делать на своих супермакетах таких огромных вывесок, чтобы их за версту было видно. Мол, кому надо, сами найдут.

Внутри супермаркет был таким же, как и сотни других, находящихся на нескольких десятках планет. Вот только в земной «Сантии» не было видно штендеров с названиями тех миров, товарами из которых торгуют в отделах. Зато я сразу увидел длинную очередь за дорийской керамикой. Земляне, как и многие другие обитатели галактики, прекрасно понимали, что это самое выгодное капиталовложение. Завозили такую посуду не часто, раскупалась она влёт, да, и стоила не таких уж и бешеных денег. Во всяком случае, если семья из пяти человек покупала набор горячих горшков, то он полностью окупал себя всего за два года за счёт экономии газа или электроэнергии. Про то, что блюда выходили просто изумительно вкусными, я молчу.

Мне навстречу как раз шла супружеская пара и оба катили корзины с колёсиками, в которых лежало керамики тысяч на пятьдесят рублей. По их довольным улыбкам, я сразу понял, что они рады своему приобретению. Мой искин-секретарь, частично находившийся в берете, а частично в малом контейнере объёмно-пространственного сжатии, включил ментосканер и сразу известил меня: - «Валера, ты прав, эти молодые люди очень довольны покупкой». Можно подумать, что хоть кто-то остался недоволен мастерством дарийцев. Я и сам доволен, что у меня в доме вся посуда и не только она, изготовлена на Дарии. Причём руками друзей.

Больше ничего интересного я в супермаркете не увидел. Самый обычный набор товаров для покупателей из среднего класса. Ну, может быть, их отличало то, что все они продавались, чуть ли не вдвое дешевле, так ведь и Земля далеко не самый богатый мир в галактике. Между прочим, не по моей вине. Как только я смогу увеличить объем поставок с Земли и на неё, всё очень быстро изменится. Землянам есть, что предложить на продажу. Кроме, конечно, китайского тряпья и ширпотреба, да, и китайских автомобилей тоже. Ну, ничего, зато я знаю, куда можно сбагрить два миллиарда самих китайцев и им там очень понравится. Ещё бы, ведь кариотийцы мало того, что с лица вылитые монголоиды, так к тому же ещё не выбрались из девятнадцатого века и их император спит и видит во снах, что к нему переселились старшие братья с Земли. Думаю, со временем эта затея прорежет, ведь Кариотия это планета-сказка, по климату вторая Дария.

Побродив по супермаркету, я так и не заметил, чтобы за мной кто-то следил, а потому огорчённо вздохнул и вышел из магазина. Рядом с моим джипом припарковался большой грузовой микроавтобус, судя по всему доверху заполненный какими-то коробками. Мысленно обругав российское ФСБ, которое даром ест свой хлеб, я подошел к джипу и не успел открыть дверцу, как справа и слева от меня выросли из-под земли два здоровенных молодца и подхватили меня под белы рученьки. Кто-то набросил мне на голову мешок, пошитый из плотной, чёрной ткани, причём не простой, а не пропускающей радиоволны, как сказал мне секретарь, мне закрутили руки, сковали их наручниками и буквально зашвырнули в микроавтобус, где грубо бросили на пол лицом вниз и тут же сковали ещё и ноги.

Не успел я сказать «Мама», как стал пленником, но что мне не понравилось больше всего, так это та грубость, с которой всё это было проделано, а ещё то, что мне в спину упёрлись стволы четырёх автоматов или из чего там стреляют в наше время. Как раз это меня не очень-то беспокоило. В меня можно выстрелить даже из пушки и ничего со мной не сделается, но грубить-то зачем? Стоило только мне попытаться лечь удобнее, как на меня тут же обрушился град ударов, которые я вообще-то не почувствовал, но мой секретарь Шапкин веселым голосом доложил мне: - «Валера, тебя бьют прикладами и даже ногами, хотя ты и утверждал, что ничего подобного не будет». Это меня так разозлило, что я немедленно крикнул:

- Идиоты, что же вы творите? Неужели вы не понимаете, что вам дали приказ повязать того, кого во всей галактике называют Приносящий Дары? Как вы будете потом смотреть мне в глаза?

На меня тут же кто-то громко рявкнул:

- Молчать, а то хуже будет! - после чего этот же тип бойко доложил кому-то - Первый, докладывает девятый. Клиент захвачен, упакован и готов к транспортировке. Куда прикажете везти?

Сканеры уже показали мне, что в салоне микроавтобуса находилось восемь здоровенных мордоворотов, а ещё двое сидели в кабине. Хотя лица всех восьми и были закрыты масками, сканер показал их мне без них, а Ваня Шапкин моментально считал с их мозгов всю информацию и доложил, с какими типусами мне пришлось столкнуться на этот раз. Взбешенный таким хамством, я громко сказал:

- Майор Шевчук, ну и козёл же ты. Тебе что приказали, урод? Задержать меня и доставить в спеццентр для допроса, а ты что творишь? Да, майор. Помнится, когда-то ты руки целовал тому Целителю, который проник в госпиталь Бурденко под видом санитара и дал тебе те две круглые пилюли - Эликсир Здоровья и Эликсир Долголетия. А ведь это я доставил их на Землю ещё семьдесят шесть лет назад и это из-за них до сих пор жив твой прадед, которому не дашь на вид больше тридцатника, а вместе с ним и вся твоя родня. Все они очень часто благодарят своих Целителей, которые не взяли с них за элзе и элде ни копейки. Только нескольким миллиардерам на Земле пришлось за них заплатить бешенные бабки, но не простым людям. Что же ты творишь, майор? Господи, это же просто какой-то кошмар, меня на родной планете, в родной стране хватают, как какого-то маньяка, забрасывают в вонючую скотовозку, бросают на пол, да, потом ещё и пинают и бьют прикладами. Да, я такого не мог представить себе даже в самом страшном сне. Ну, ладно, я ещё могу понять тех уродов, которые вами правят, они, наверняка, мечтают превратить меня в свою дойную корову, хотя такому не бывать, но ты-то мог подойти, взять под козырёк и сказать: - «Гражданин, мне приказано доставить вас в наш секретный спеццентр. Там с вами хочет поговорить моё начальство». Неужели ты думаешь, что я стал бы отказываться? Да, я этого жду вот уже семьдесят с лишним лет. Я уже раз двадцать выходил и на наши власти, и на американские, и на европейские. Везде происходило одно и тоже. Как только эти козлы узнавали, что я тот самый парень, которого люди во всей нашей галактики называют Приносящий Дары, им сразу же хочется посадить меня на цепь и заставить таскать для них каштаны из огня. Не выйдет, господа хорошие, со мной можно договориться, но принудить ни к чему нельзя. Этого ещё ни у кого не получилось в пяти галактиках и не получится никогда.

Выпалив всё, я замолк и прислушался. Майор Шевчук действительно оказался штучка ещё та. Пнув меня ещё раз, он сказал:

- Не захочешь работать на благо родины добровольно, заставим. Не таким рога обламывали и в стойло ставили. Так что лежи и не рыпайся, пока я в тебя электрошокером не ткнул.

Меня его жалкие угрозы только рассмешили. Немного подумав, я тоже решил ему пригрозить, но сначала спросил:

- Так ты что, так и не собираешься извиняться, майор?

Битюг усмехнулся и насмешливо ответил:

- А мне нет нужды перед тобой извиняться, какие бы ты дары не приносил. Я, между прочим, исполняю приказ. Понял?

- Как я посмотрю, хохла не переделать и чтобы в мире не происходило, свидомые селюки всегда останутся холуями и жестокими карателями. Ну, тогда слушай меня внимательно, козёл драный, - с угрозой в голосе сказал я майору, - уже сегодня правда о том, как ты трактуешь приказы начальства, станет известна всей планете. Ваши рожи, придурки, видны моим сканерам, даже под масками. Помимо обычных сканеров наблюдения, у меня есть ещё и ментосканер, который легко читает все ваши мысли и проникает глубоко в память. Так что, майор, посмотрим, что скажут тебе твои дети, жена, мать с отцом и соседи. Ты ведь не на необитаемом острове живёшь, а среди людей, так что тебе могут за твоё хамство не только в морду плюнуть, но и по чердаку арматуриной треснуть, чего ты вполне заслуживаешь.

Майор от моих слов сбесился окончательно и принялся тыкать в меня электрошокером, но мне от этого было ни холодно, ни жарко. Пугать конвоиров не входило в мои планы, и потому я не стал показывать им, на что способен мой защитный костюм. Микроавтобус, тем временем, ехал в сторону Измайловского парка и вскоре, промчавшись по Главной аллее, свернул направо и въехал на территорию какого-то секретного объекта, а затем и вовсе в гараж. Он оказался к тому же ещё и лифтом и вскоре меня вытащили из микроавтобуса, усадили на массивное стальное кресло и приковали к нему за руки и за ноги стальными захватами. Всё это мой секретарь записывал и был готов к тому, чтобы начать прямую трансляцию через Интернет на нескольких сотнях сайтов, которые власти планеты замучаются закрывать. Среди моих друзей есть такие хакеры, которые сами что угодно закроют.

Вскоре меня доставили в помещение, которое на моё счастье оказалось достаточно просторным, и установили кресло на стальной платформе. Через несколько минут Ваня Шапкин, разобравшись во всём, доложил мне:

- Не беспокойся, Валерка, тебе ничто не угрожает. Это на редкость примитивное устройство не сможет тебя уничтожить.

Уже порадовал. С моей головы сорвали чёрный мешок и я увидел сам, а не с помощью сканеров, что нахожусь в центре зала размером пятнадцать на пятнадцать метров со стальными стенами, потолком и полом, а стена напротив меня полностью прозрачная, но стекло имеет толщину в полметра. Эх, до чего же я люблю, когда меня уважают. За стеной я увидел двенадцать каких-то типов. Впрочем, это были не живые люди, а всего лишь их голограммы. Думаю, что все они были главарями двенадцати самых крутых спецслужб планеты, но услышав про ментосканер, решили не рисковать понапрасну. Между прочим, народ спешно покидал ту секретную подземную тюрьму, в которой было решено меня допросить с пристрастием и в случае чего там же и уничтожить. Вот ведь свезло, так свезло.

Как только тюремщики смылись, между прочим последними словами кляня тупого майора, одна из голограмм наконец-то решила начать разговор и задала мне такой вопрос:

- Назовите своё имя, задержанный.

Я не стал торопиться и вместо этого включил механизм защиты на полную мощность. Первым делом он освободил мои руки и ноги и вместе с тем создал мощнейшее силовое поле, которое мгновенно достигло пола, стен и потолка. С этого момента я был полностью защищён от любого материального и энергетического воздействия извне. Отшвырнув силовым захватом стальное кресло, я достал из кармана малый транспортный контейнер и грубовато ответил:

- Подождёшь, не маленький. Дай мне сначала устроиться поудобнее, чтобы начать свою пресс-конференцию, а уже потом я назову и своё имя, и должность, а также ещё очень много чего скажу, хотя и не думаю, что вас это обрадует.

- О какой пресс-конференции вы говорите? - с сильным акцентом спросила меня ещё одна голограмма.

Пока я занимался благоустройством камеры, Шапкин начал мою пресс-конференцию в Интернете, подключившись непосредственно к спутнику связи, причём не земному, а моему личному. Он хотя и имел размер с баскетбольный мяч, был намного мощнее земных. К тому же вокруг Земли их висело на суточных орбитах шестьдесят штук и они могли транслировать сигнал в любую точку планеты. К пресс-конференции я был готов уже давно и не раскрывал своего инкогнито только по одной причине, не хотел давать правителям Земли повода для репрессий. Теперь, когда мною занялись вплотную спецслужбы, я мог подать всё так, что на их руководителей повесят всех собак, а президенты выйдут сухими из воды. Ничего, уже очень скоро народ им всё припомнит. Главное, чтобы они не отдали приказа стрелять.

Шапкин сразу же заявил, что поскольку спецслужбы двенадцати крупнейших мировых держав рушили посвоевольничать и задержали того самого парня, который ввёз на Землю широко известные всему миру таблетки элзе и элде, то он, то есть я, решил обратиться к президентам и мировой общественности через Интернет. Для начала Ваня показал, как меня задерживали, причём глазами тех андроидов, которые находились поблизости и подстраховывали меня. Потом был пущен ролик с записью моего разговора с майором Шевчуком и, наконец, когда я уселся в удобное кресло, поставленное перед низким столиком с напитками, и с широкой улыбкой представился:

- Здравствуйте, уважаемее дамы и господа, меня зовут Валерий Дымов. Ещё меня называют - Приносящий Дары. Так оно и есть на самом деле. Приносящий Дары это не только человек, решивший посвятить всю свою жизнь такому весёлому делу, как хождение из одного мир в другой, перешагивая при этом через всю галактику и даже уходя далеко за её пределы. Это ещё и комплекс специального оборудования, которое позволяет мне перенести через космическое пространство на огромное расстояние, сразу двадцать четыре миллиарда тонн грузов. Это огромное количество различных товаров, произведённых во множестве миров во всех пяти галактиках, с которыми я контактирую. Кроме этого я помогаю людям заниматься колонизацией планет, так как могу одновременно перенести с одной планеты на другую до ста миллионов человек вместе с огромным количеством грузов. Этим делом я занимаюсь вот уже семьдесят шесть лет и три месяца. Ни о чём я так не мечтал, как войти в контакт с представителями властей планеты Земля. Несколько раз пытался сделать это, но всё время нарывался на идиотов, мечтающих подмять меня под себя. Поверьте, ни в одной из пяти галактик, а нас, Приносящих Дары, пятеро, уважаемые дамы и господа, этого ещё никому не удалось сделать. Увы, но ни я сам, ни кто-либо ещё из нас не знает, кому и где впервые пришла в голову такая мысль, создать носимый комплекс Приносящий Дары, но пока что нет другого способа, позволяющего перемещаться в пространстве со скоростью выше скорости света больше, чем в сто тысяч раз. Каждый из нас был выбран однажды в качестве биологической составляющей этого комплекса. С тех пор мы только тем и занимаемся, что пять дней в неделю, в среднем по десять, а иногда и по пятнадцать часов в день, переносим на своих плечах небольшие на вид транспортные контейнеры объёмно пространственного сжатия. Они могут увеличиться в длину до восьми километров, в ширину до пяти, а в высоту до трёх. К тому же мы несём на себе сразу два таких контейнера, и только потому, что они  оснащены автоматической системой загрузки и выгрузки, а также потому, что во всех мирах, куда мы приходим, нами построены специальные автоматизированные и роботизированные складские терминалы, мы успеваем произвести выгрузку за десять минут. Всего же мы проводим на складах максимум полчаса, но бывает, что и задерживаемся на пару часов. После этого мы снова отправляемся в путь и так всю неделю, а иногда нам приходится отказываться от выходных, чтобы наверстать упущенное по какой-либо причине время. Помимо этого, мы постоянно ищем всё новые и новые обитаемые планеты в своих галактиках и устанавливаем контакты с теми разумными существами, которые на них живут. Поэтому работы у нас хватает и мы ею очень довольны. Во всяком случае, ещё ни один из моих знакомых не сказал, что ему всё смертельно надоело, и он хочет уйти на заслуженный отдых, а ведь они старше меня, да, и работать начали раньше, хотя и на немного. Все минувшие годы мне приходилось работать на Земле тайно, но вы же понимаете, друзья мои, что тех же роботов-андроидов невозможно создать на нашей планете. Во всяком случае, было невозможно до нынешнего дня, но я думаю, что после того, как наша молодёжь получит образование в других мирах, то и этот день не за горами. А может быть и раньше, если для тех учёных, которые сейчас  работают в других мирах, будут созданы все условия, чтобы они могли творить чудеса в своём собственном мире. Сегодня, благодаря грубому нажиму со стороны спецслужб, которые решили объединиться с целью моей поимки, у меня появилось полное моральное право рассказать вам, уважаемые дамы и господа, что я делал все эти семьдесят шесть лет и чего добился. Хотя Приносящий Дары должен одинаково относиться к нуждам всех разумных существ, своя рубашка всё же ближе к телу. Правители тех миров, с которыми я дружен, считают, что в том не будет чего-то ужасного, если планета Земля получит дополнительные привилегии, ведь некоторые земляне уже сделали для обитателей пяти галактик так много, что во многих мирах их почитают, без малого, как богов. Да, так оно и есть, ведь это благодаря нашим учёным Целители есть во всех мирах, куда приходят Приносящие Дары и везде за исцеление болезней, возвращение чуть ли не молодости и продление жизни в несколько десятков, а то и сотен раз, платят только сверхбогатые, а бедняки и даже самые зажиточные граждане, получают розовые и красные шарики бесплатно. О, мне только что сообщили, что на нескольких десятках телеканалов началась прямая трансляция. Надеюсь, что её смотрит много людей, усаживайтесь удобнее, друзья мои, ведь сегодня я намерен не только рассказать, но и показать вам очень много интересного. Думаю, что после этого, уже ни у кого не возникнет вопросов обо мне, а те люди, за которых вы проголосовали, как за президентов, наконец, задумаются, что нужно сделать, чтобы нас, землян, как и прежде, считали мудрыми и рассудительными людьми, которых следует уважать уже только за одно это. Именно такими зарекомендовали себя все те люди, которые сегодня живут и работают в почти в трёх сотнях миров галактики.

 

Глава 3

Сложности в родном мире

 

Честно говоря, я совершенно обычный и ничем не примечательный человек. Родился в большом городе на Волге, чтобы не создавать ажиотажа, назову его просто Город, ещё в Советском Союзе. Рано потерял родителей, мне тогда было четырнадцать, я закончил восьмилетку, а затем техникум совторговли. После этого я отслужил два года в армии, причём в самых смешных войсках, в стройбате, к тому же при штабе, так как хорошо разбирался в бухгалтерии. Когда я демобилизовался, как раз началась перестройка. Поскольку я в то время ещё ни бельмеса не понимал в жизни, но уже хотел хорошо зарабатывать, то пошел работать в торгово-закупочный кооператив к одному жулику, заведующему магазином. Вскоре этот тип насчитал мне такую недостачу, что мне было впору вешаться, но, подумав, я решил немного подождать, и так уж вышло, что смог всё-таки выкрутиться.

Потом развалился Советский Союз, и я стал, как и многие, челноком, сначала ездил за товаром в Польшу, потом в Китай, а затем в Турцию. Торговля всегда привлекала меня. Мне было интересно находить такие товары, которые потом приносили людям радость, но я никогда не стремился накручивать слишком много и предпочитал продавать всё, что привозил, дешевле, чем другие челноки. На этом деле я немного разбогател. В лихие девяностые я не прогорел в дым, но и не стал крутым новым русским. Как-то так вышло, что удержался. В начале двадцать первого века, я уже прочно стоял на ногах и даже имел в Городе четыре больших магазина и достраивал пятый. В две тысячи третьем году я продал свою торговую сеть и уехал жить в Деревню, где в наследство от деда мне достался дом, двадцать соток земли под ним и земельный пай в три с половиной гектара.

Жить в Деревне, стоящей на берегу Волге, было лучше, чем в городе. Поговорив с деревенскими мужиками и главой администрации, я уболтал их на такую авантюру. Поскольку колхоз в Деревне полностью развалился, и земли пустовали, я предложил им построить на них коттеджный посёлок. Мужикам я так и сказал - если подвести к деревне воду, газ, электричество, хорошую дорогу до трассы и продать благоустроенные участки городским, то на вырученные деньги мы сможем возродить рыболовецкую артель. Их хватит даже для того, чтобы построить рыбозавод на Острове, чтобы выращивать там осетра и стерлядь, цех по переработке рыбы и работать сообща. Денег на это у меня пусть и в обрез, но всё же хватало. Мужики, подумав, согласились. Они ведь родились и выросли на реке, рыбозавод дело нехитрое, а коптильный цех и вовсе золотая жила. Город ведь недалеко, так что они всё равно рыбу ловили и возили улов на трассу по разбитой вдрызг дороге. В Город ехать они боялись из-за ментовских поборов и рыбинспекции. Зато, создав рыболовецкую артель, можно было смело везти рыбу туда и продавать оптовикам, а ещё лучше расталкивать по магазинам. Моих деловых связей вполне хватило, чтобы воплотить этот план в жизнь. Тем более, что он был простым и понятным.

Городские мигом раскупили все участки, ещё бы, ведь места у нас красивейщие и к тому же возле деревни широкий плёс, чем тебе не пляж, если коров туда не пускать. Вырученных денег нам хватило и на то, чтобы построить рыбозавод, и чтобы самим обустроиться. На заработанные деньги я построил себе в деревне не только отличный дом, но ещё и большой магазин с кафе, бильярдной и ночным клубом для молодёжи. С рыболовецкой артелью дело у нас тоже выгорело, и вскоре Деревня зажила по-новому. Мы даже завели своё собственное частное охранное предприятие. Иногда нас пытались прищучить то менты, то рыбинспекция, но когда им намекнули, что раки  в реке до жути голодные, а на дне ямы глубиной в семьдесят метров встречаются, куда не один водолаз не сунется, и они там мигом кого угодно слопают, то призадумались. В итоге наши недруги вскоре затихли. Не скажу, что я очень уж разбогател, но и не бедствовал. Даже временами помогал то старым друзьям, то односельчанам.

Так прошло почти пятнадцать лет, и если я о чем и жалел, то только о том, что так и не смог обзавестись нормальной семьей. В то время я был бездетным, но во всём остальном был парень, хоть куда и в те годы меня это не очень-то беспокоило. Пусть мне уже и стукнуло пятьдесят пять лет, я чувствовал себя ещё достаточно молодым и полным сил мужчиной, но всё же иногда думал, за каким чёртом я так стараюсь, если у меня нет наследника. Такие мысли посещали меня не так уж и часто. Жизнь в деревне всё же веселее, чем в городе хотя бы потому, что проблем меньше, а решать их намного легче, да, и какие у нас могли быть проблемы, если мои односельчане - бывшие браконьеры и сами кому угодно создадут проблемы, причём неразрешимые.

Тот день, когда я стал Приносящим Дары, запомнился мне очень хорошо. Произошло это в начале лета, в пятницу. С утра я поехал вместе с молодым парнем, работавшим у меня, в Город за товаром на грузовом микроавтобусе. Мы загрузили его копчёной рыбой, сначала сдали её на один оптовый продовольственный склад, а потом помыли фургон с шампунем, чтобы рыбой не вонял, и поехали на другой - затариться недостающим товаром для магазина. Как раз к двум часам дня управились. Вот тут Толик взмолился и попросил отпустить его пораньше. У него в Городе девушка была, вот он и отпросился к ней. Мне не составляло большого труда позвать охранников и загрузить машину с ними. Отпустив Толика, я поехал домой. Лето в том году было жаркое, но барометр ещё с утра стал падать и вскоре должен был пойти ливень, которого все давно ждали.

Когда я свернул с трассы на дорогу, ведущую к Деревне, небо на западе уже клубилось чёрными грозовыми тучами. Но ведь я же не пешком шел, а ехал в машине, так что дождь меня не пугал. Вскоре я выехал на холм, с которого была видна Волга, и чуть не ахнул от восхищения. Тучи за рекой стояли чёрной стеной и с каждой минутой поднимались всё выше и выше. Они вот-вот должны были закрыть солнце. Волга сверкала серебром, трава казалась особенно яркой, а плёс так и вовсе был в солнечных лучах золотым. Прошло ещё несколько секунд, всё моментально потемнело, и я поехал с холма. Не успел я съехать вниз, как налетел шквал, поднявший тучи пыли, и всё погрузилось во мглу. Дорога к дому мне была известна и потому я лишь притормозил. Машину сильно встряхнуло сначала ветром, а во второй раз, немного погодя, мощным ударом ливня.

Вот тут-то мне и пришлось снизить скорость до минимума. Ливень был такой сильный, что дорогу сразу же залил, чуть ли не десятисантиметровый слой воды. Просто какой-то всемирный потоп, а не летний дождь. Несмотря на ливень, я продолжал ехать, хотя и медленно, не больше сорока километров в час. Вот тут-то на дорогу и выскочил парень, похожий на военнослужащего, на груди у которого висела серебристая штуковина, и замахал руками. Не бросать же человека в такой ливень на дороге. Так что я остановился и даже открыл дверцу, чтобы он быстрее забрался в машину. Парень снял с себя свою странную поклажу, которую теперь таскаю я, чуть ли не с разбегу запрыгнул в машину, и, смеясь, крикнул:

- Вот лупит! Прямо, как скаженный. Просто тропический ливень. Спасибо, что подобрал меня. Ты куда едешь? Хотя знаешь, куда бы ты ни ехал, мне всё равно по пути.

На вид этому парню было лет тридцать. Примерно моего роста, может чуть повыше, то есть рослый, симпатичный, волосы потемнее моих немного, но такой же сероглазый. Если не сильно присматриваться, он на меня даже малость смахивал. Одно только смущало, откуда он взялся на полпути к Деревне? С холма я его точно не видел, а должен был разглядеть. И куда это он ехать дальше собрался, ведь из нашей Деревни, стоявшей на берегу Волги, если куда и поедешь, то только в город, а так плыви вниз, хоть до Каспия, а точнее до первой же плотины, но и там ведь шлюзы имеются, так что можно и до моря доплыть. Натянуто улыбнувшись, я ответил:

- Домой, в Деревню, и скажу тебе по секрету, дальше неё, ты фиг куда уедешь. Ты не на той стороне попутку ждал.

Парень, смеясь, сказал:

- Да, незадача, ну, тогда поехали в деревню. Дождь часа на три зарядил, не меньше. У вас там найдётся, где переночевать?

Кивнув, я успокоил его:

- У меня переночуешь, - и, протянув руку, представился, - меня Валерой зовут, а тебя как?

Парень пожал мне руку. Рукопожатие было крепким. Рука у него оказалась мозолистой, что мне сразу понравилось. Он улыбнулся мне очень уж широко и радостно и тоже представился:

- Ну, а меня зовут Сайландос. Можно просто Сай. Я тут полдня бродил по степи, наслаждался, а тут ливень начался. Вообще-то, я в ваши края случайно заглянул и мне сейчас в самый раз где-нибудь посидеть и спокойно обо всём подумать. Что-то в последнее время у меня дела хреново идут, так что это не помешает.

Хотя имя у парня было на редкость странное, Сайландос, я почему-то сразу почувствовал к нему доверие. Переключившись с первой передачи на третью, я увеличил скорость и сказал:

- Не имею ничего против, если ты поживёшь у меня несколько дней и подумаешь о своих делах, Сай. Деревня у нас хорошая, зажиточная и спокойная. У меня там большой магазин, можно сказать - деревенский супермаркет, и так, кое-что по мелочам, бильярд, кафешка и ночной клуб, чтобы молодёжи было, где под музыку попрыгать. Дом у меня большой, ты меня не стеснишь, но только учти, я старый холостяк, так что никаких разносолов не обещаю, хотя на счёт пожрать в доме всегда что-нибудь найдётся. Ну, а ты сам кто будешь? На чем прогорел, если не секрет?

Не знаю почему, но мне сразу показалось, что Сай и в самом деле на чём-то влетел и теперь не знал, что ему делать. Я и сам влетал, а потому знаю, каково в таких случаях. Однако, парень, выслушав меня, сразу же почему-то оживился и воскликнул:

- Вот здорово! Валера, так ты для меня просто находка! Торговец и к тому же занимаешься мультитрейдом.

Меня сразу же разобрал смех. Так меня ещё никто не обзывал. Торгашом - да, богатеем проклятым, тоже случалось, но только в шутку, так меня мой кореш, Васька Безногий, которого я привёз в Деревню из Города и взял к себе на работу, иногда называет. Особенно тогда, когда выигрывал у меня в бильярд всухую. Несколько опешив от восторженных воплей попутчика, я поинтересовался:

- Сай, а ты часом не из грабителей будешь? Ну, из тех, которые по линии всяких там проверяющих органов?

Тот сразу же стал меня успокаивать:

- Нет, Валера, меня ты можешь не опасаться, я к проверяющим никаким боком не отношусь. Вообще-то, я как раз на этой чёртовой торговле и погорел, хотя по идее не должен был.

Кивнув, я развёл руками.

- Да, торговля это дело такое, Сай. На первый взгляд вроде бы простое, а на самом деле, тут кое-какая смётка нужна, элементарное везение и ты мне не поверишь, но и ещё много чего довольно странного и необъяснимого. На торговле запросто влететь можно. Иногда в ней, в торговле, даже чудеса случаются, причём совершенно необъяснимые. С выбором места, например, можно ошибиться, и тогда всё, пиши пропало. У меня один приятель построил магазин не на том месте, вложил в него кучу денег, а прибыли с него получал ноль целых хрен десятых. Два с половиной года мучился, пока ему кто-то не посоветовал бабушку одну аж из Белоруссии привести. Ну, ему тогда терять уже было нечего, вот он и смотался за ней в Могилёв. Бабка та вокруг магазина походила, пошептал что-то, потом отвела подальше и сказала ему - переставь магазин на это место и всё у тебя наладится. Мой кореш репу почесал, подумал, плюнул на то, что ему снова бабки платить придётся и переволок свой бесполезный магазин на новое место. Он же у него на сварном стальном каркасе был, так что дело с переносом оказалось пустяковым. И ты знаешь, Сай, хотя он свой магазин перетащил всего на каких-то сто тридцать пять метров, народ в него буквально валом повалил. Он в полгода все вложенные бабки отбил и ещё с прибылью оказался. Вот и говори после этого, что чудес на свете не бывает. Ещё как бывает, да, только редко.

Взгляд у парня сделался на редкость удивлённым, и он возбуждённо спросил:

- Неужели всё дело в чуде?

Уже позднее, когда я встретился с первым точно таким же Приносящим Дары, как и сам, тот рассказал мне, что Сайландос был совсем не тем, кем представился мне. Никто из Приносящих Дары не передаст своё оборудование первому встречному. Всё произошло по тому самому сценарию, который когда-то написали для своих Вербовщиков Творящие Благо. То есть те люди, да-да, именно люди, ведь Сай был точно таким же человеком, как и мы все, которые обогнали нас в своём развитии на тысячи лет и однажды отправились в путь через всю Вселенную, чтобы Творить Благо, давая разумным существам возможность общаться друг с другом и осваивать новые миры. Галактические войны в принципе невозможны, солдаты состарятся, прежде чем долетят до места, а Приносящие Дары такими глупостями, как переброска воинских соединений, не занимаются. Наше дело установить между мирами взаимовыгодный товарообмен и обмен знаниями. Ну, и в самых крайних случаях, обеспечивать миротворческие операции.

Тогда я ни о чём подобном не знал, а потому, глядя на парня, который почему-то даже не промок под сильнейшим ливнем, улыбнулся и почему-то стал рассказывать ему о себе:

- Сай, если постараться, то чудо можно сотворить и самому. К примеру, я сотворил это самое чудо своими собственными руками. Я ведь и до того времени, как перебрался в Деревню, занимался торговлей и довольно успешно, но знаешь, люди правильно сказали - не ту страну назвали Гондурасом. В Городе у меня не было перспектив. Мало того, что конкурентов появилось слишком много, так меня ещё и захотела подмять под себя одна крупная торговая компания из Москвы. Им приглянулись мои магазины и я, подумав, продал их со всеми товарами, цену ведь они предложили неплохую. В своей Деревне, Сай, я провернул просто обалденное дело и если бы был жлобом, то смог бы наварить бабок немеряно, но тогда довёл бы её жителей до ручки. Так сделали уже очень многие, выкупили у деревенских мужиков по дешевке земли, построили на них коттеджи и продали, а деревенские ни с чем остались. Ну, моим односельчанам земля была не очень-то нужна, глина да песок, на ней одна только трава хорошо растёт. Так что они чуть ли не все поголовно браконьерствовали, ловили рыбу, но при этом, как говорится, перебивались с хлеба на квас. Рыба ведь тухнет быстро и если с утра не продал, то в обед либо засоли, либо вечером в овраг свой улов свалишь, а ночью снова отправляйся на реку. Вот я и предложил односельчанам объединиться и реализовать простой проект - заложить отличный дачный посёлок, соорудить на реке для городских роскошный пляж и продать планы с подведёнными коммуникациями, а на вырученные деньги построить на Протоке рыбозавод и современный цех по переработке рыбы...

Благодаря тому, что у Вербовщиков есть специальное оборудование, мне не пришлось рассказывать Сайландосу несколько часов о том, как мне удалось добиться главного, развить собственный рынок сбыта с приличным платежеспособным спросом. Мы же коттеджный посёлок на шестьсот пятьдесят домов заложили, так что учитывая, что на другой стороне Волги ещё две большие деревни находились, в моём деревенском супермаркете с покупателями никаких проблем не было. Для этого я купил речной трамвай и тот делал в день двенадцать рейсов. В самом конце я сказал:

- Сай, поверь, ничего гениального я не придумывал и единственное, что сделал, это просто не стал заниматься тупым кидаловом. Побывал я за границей, и мне там не очень понравилось, я же волгарь, парень, мне простор нужен, что в степи, что на реке, а там сплошная тоска. Мужики в моей Деревне это такая сила, что к нам городские бандиты ни ногой. Знают, что у каждого под полом по два, три «калаша» спрятано, да, ещё карабины «Тигр» с оптикой имеются. Так что нас трогать - врага себе наживать. Для меня что они, что городские, все клиенты, а не просто покупатели и я их обслуживаю на совесть, магазин отгрохал в три этажа, с восьмью торговыми залами. Работает, как в городе, с восьми утра до двенадцати ночи, а ночью в нём помимо двух охранников ещё продавщица дежурит. Все в округе знают, что товара лучше и дешевле, чем у Валеры, больше нигде не купишь. Городские как-то раз заспорили, есть у меня ювелирка или нет. Так кодлой человек в пятнадцать и подвалили. Баба Маня, она у меня старший продавец, сразу же мне звякнула, и я их провёл на третий этаж, где у меня за железной дверью ювелирный отдел находится. Вот тут-то городские и упали на задницу. У меня, Сай, ювелирка высший класс, вся из Красного-на-Волге, а не какой-то там Китай или того хуже, Турция. Они у меня знатно тогда попаслись, закупили серьги, кольца и всякие там цепочки для жен и дочек. Себе тоже кое-чего купили. У меня же цены божеские. Мои клиенты так привыкли у меня отовариваться, что в Городе даже мороженного не покупают. Между прочим, у меня в фургоне его сейчас целых полтонны. Ты мне не поверишь, Сай, но я одних компьютеров пятьсот сорок штук продал, а ведь у меня ещё есть бильярдная на четыре отличных стола полного размера и ночной клуб для молодёжи. Чем в город ездить, где по башке запросто можно получить, весь молодняк у меня тусуется, да, я и сам иногда вместе с ними чуть ли не до утра задницей вихляю. Особенно по зиме.

Чтобы рассказать Сайландосу о своих достижениях, я даже съехал на обочину и остановил машину. Он слушал меня очень внимательно и время от времени задавал вопросы, а я на них отвечал, причём довольно подробно. Самое интересное заключалось в том, что у меня даже мысли не возникло, чего это я первому встречному всю душу наизнанку выворачиваю. Не скажу, что я в те годы был такой благородный, что меня можно было в музее показывать, но со своими односельчанами я был честен и не надул их ни на копейку. Все они сейчас живут на Сантии и занимают руководящие посты в гигантской торговой корпорации, которая не только производит товарообмен в галактике Млечный Путь, но и осуществляет взаимные поставки в пяти других галактиках, это Большое и Малое Магеллановы Облака, Андромеда, Треугольник и галактика Барнарда, а скоро к нам присоединятся ещё две галактики - Лев Два и Дракон, и, возможно, что не одни они. В этой корпорации я всего лишь транспортная единица и ещё разведчик, но об этом скажу позднее, а сейчас вернусь в тот день.

Когда я выговорился, Сай посмотрел на меня, кивнул и решительным голосом сказал:

- Валера, ты мне подходишь. Понимаешь, со мной приключилась совершенно невероятная, фантастическая история, которая может закончиться полным провалом очень важной миссии. Несколько лет назад один человек рассказал мне об особых людях, Приносящих Дары, и предложил стать межзвёздным путешественником. В тот момент я не подумал о том, что это ответственная работа и решил, что переходить из одного мира в другой это очень интересно. Вместо того, чтобы отнестись к этому делу серьёзно, я превратился в туриста...

Мне сделалось немного жутковато, и я спросил:

- Сай, ты что, инопланетянин?

- Вообще-то я точно такой же человек, как и ты, Валера, - с улыбкой ответил мне парень, которого я подобрал на дороге, - но родился и вырос не на Земле, а на Тирамине. Есть такая планета на другом конце нашей галактики. Пойми меня правильно, Валера, я взялся не за своё дело и если не передам его в надёжные руки, то мне может за это очень сильно влететь. Ну, не получается у меня ничего, понимаешь, не получается. Я получил от Лаурдана два транспортных контейнера, битком набитых товарами самого высшего качества, - Сай похлопал по двум продолговатым, серебристым ранцам, один из которых вешался на спину, а второй на грудь, - вот эти самые, а вместе с ними точные координаты сорока семи миров, в которые мог пройти в любую минуту. В общем, прошло всего двадцать пять лет, а я не смог растолкать даже трети товаров и что самое обидное, нажил себе в двадцати трёх мирах таких врагов, что туда мне теперь лучше не соваться. Как только я сниму с себя защитный костюм, меня там тут же грохнут. То, что ты мне рассказал, действительно похоже на чудо, и я даже не представляю себе, как ты сумел обо всём договориться и создать свой личный экономический кластер в такой чумовой стране, как Россия, где вообще стало невозможно честно вести бизнес.

Махнув рукой, я принялся объяснять:

- Господи, Сай, это же очень просто. Ты пойми, когда ты даёшь кому-то взятку, то рискуешь потерять деньги и не получить того, что тебе от чиновника требуется. Совсем другое дело, дать ему вместо денег дом в коттеджном посёлке. Он же тогда становится твоим соседом и начинает землю рыть носом, лишь бы всё у него там было пучком. Так что все проекты и коммуникации обошлись мне очень дёшево, а мужиков я сразу предупредил, что по-другому нельзя. Зато сейчас все те чиновники, которые поспособствовали строительству посёлка, довольны, как слоны после бани. Ещё бы, жить в таких красивейших местах и не опасаться, что зимой твои хромы разграбят.

Сай снова улыбнулся, кивнул и продолжил блатовать меня:

- Вот и я про тоже самое говорю. У меня так ничего и не вышло, когда я встретился с правителями тех миров, где меня ждали. Ничего не сложилось, хоть ты тресни, хотя я, наверное, честнее тебя буду. Мне ведь с этого дела ни копейки не нужно. Главное, чтобы в нашей галактике был толковый Приносящий Дары.

Слова Сай задели меня за живое, и я воскликнул:

- Вот ещё глупости! Интересное дело получается. Это в честь чего я должен вкалывать бесплатно? Нет, мне такая работа на фиг не нужна, я и в своей Деревне прекрасно проживу.

- Валера, ты меня неправильно понял! - завопил Сай - Никто не говорит, что Приносящий Дары не должен думать о себе, он имеет право поступать так, как сам решит и над ним никто не стоит с дубиной. Могу сразу же дать совет, в первую очередь найди себе планету без разумных существ и создай на ней базу. Таких в галактике хватает. Главное ведь заключается в том, чтобы он обслуживал как можно больше всё новых и новых миров, а у меня всё вышло наоборот. Я же не сказал, что ты жулик. Просто ты сделал в своей деревне всё по умному, зато я жутко облажался и мне теперь даже тебе стыдно смотреть в глаза. Слушай, Валера, забирай у меня всё это добро, становись Приносящим Дары, а я совершу свой последний проход и вернусь домой. Закончу, наконец, учёбу, женюсь и всё такое.

Подпрыгнув чуть ли не до потолка, я завопил:

- Как это забери, Сай? Да, я же ни бельмеса не понимаю, ни в астрономии, ни в физике! Всё моё образование - техникум совторговли, а хуже этого, только кулинарный техникум. Из них одних только Хазановых выпускают. Более того, в то время, когда я его заканчивал, торговля была советской, а сейчас она капиталистическая.

Сай, положив мне руку на плечо, рассмеялся и воскликнул:

- Валера, это всё ерунда! В транспортном контейнере находится мощнейший аналитический компьютер с искусственным интеллектом и он будет твоим Советником. Ещё у тебя будет компьютер-секретарь, тоже с искусственным интеллектом, с его помощью ты сможешь управлять всем оборудованием комплекса Приносящий Дары и такой защитный костюм, в котором тебя даже атомной бомбой не возьмёшь. Ты можешь в нём ходить хоть по поверхности солнца, хоть по дну Марианской впадины и тебе ничего не сделается. Более того, надев на себя этот костюм, ты можешь отправиться на Луну своим ходом и долетишь до неё всего за три часа. Валера, ты ведь не какой-то там спекулянт и не рыночный торгаш, а самый настоящий менеджер по товарообмену. Чего стоит одна только твоя идея превратить браконьеров в фермеров по выращиванию рыбы. Мне бы такое и в голову не пришло.

Сопротивлялся я недолго и вскоре спросил:

- Сай, а ты уверен, что я справлюсь?

- Конечно, справишься! - воскликнул мой новый знакомый, человек по имени Сайландос с планеты Тирамин - Давай выйдем из машины и я тебе всё покажу. Между прочим, этот дождь я устроил, Валера. Я с шести часов утра за тобой наблюдаю, это же на мне ещё и костюм-невидимка. Не волнуйся, не промокнешь. Моё оборудование защитит тебя и не от такого ливня. Понимаешь, совершеннее него невозможно уже ничего придумать. Это же единственно средство перемещения на расстояние свыше пяти тысяч световых лет. Даже самый быстрый сверхсветовой космический корабль его сможет преодолеть не меньше, чем тысячу лет. Поэтому самые быстрые космические корабли больше, чем на расстояние в пятьсот световых лет не летают, но и на это у них уходит от тридцати до пятидесяти лет. Так что с такими скоростями максимум, что можно делать, так это колонизировать ближайшие миры, до которых лететь не больше ста световых лет.

Обалдев от таких откровений, я вышел из машины. Инопланетянин, присматривавшийся ко мне с утра, действительно, словно зонтиком, накрыл машину каким-то куполом, мы вышли и он, заставив оба контейнера парить в воздухе, сделал так, что они сначала увеличились до размеров пятиэтажки, а потом сделались невидимыми. Видимой осталась одна только дверь, да, и та оказалась рядом с моим «Мерседесом». Сай открыл дверь, и мы вошли внутрь, как мне показалось сначала, в какие-то царские покои. Это было его холостяцкое жилище. Мы прошли в огромный кабинет, и Сай показал мне на громадном трёхмерном экране, что представляет собой транспортный контейнер объёмно-пространственного сжатия, сокращённо КОПС. Показал он мне и свой ассортимент товаров, некоторые из которых мне сразу же захотелось выложить на прилавки своего магазина.

Все те товары, которые лежали в двух КОПСах, были до этого собственностью Сая, а теперь он отдавал их мне, причём даром и когда я сказал, что так нельзя, здорово разозлил его. В общем, он заорал:

- Я что, по-твоему, сам их изготовил? Хватит с меня уже и того, что прорву товаров я попросту разбазарил, либо ничего не получив взамен, либо натолкал в КОПСы такого барахла, которое у меня никто не хотел брать и что ты с ним будешь теперь делать, я даже представить себе не могу, а назад этого уже не вернуть.

Ну, не такое уж это было и барахло, а потому я сказал:

- Не волнуйся, Сай, в России всё можно пристроить. У нас народ иной раз такие вещи покупает, что я просто диву даюсь.

Тираминец, так похожий на землянина, улыбнулся и, пожав плечами, пробормотал вполголоса:

- Ну, не знаю, может быть у тебя и получится. В любом случае я тебе сейчас покажу такой товар, что ты ахнешь. - он достал из резного шкафа две большие стеклянные ёмкости, одну с желтовато-розовыми шариками размером с черешню, а другую с тёмно-красными. - Это плоды одного растения, которое выращивают на планете Алвария. Вот эти светлые, называют Эликсиром Здоровья и они способны вылечить любую болезнь у кого угодно, будь это человек, гуманоид или представитель какой-нибудь другой расы. А эти красные - Эликсир Долголетия. Примешь его и сам не заметишь, как снова вернешься в пору своего полного жизненного расцвета, ты ведь ещё совсем молодой мужик. Глубоких стариков эти красные шарики превратят в мужчин и женщин не старше тридцати лет на вид, зато молодость они сохраняют лет триста, если не все пятьсот подряд. Чуть дальше по коридору находится медицинский комплекс, который тоже способен вылечить всё что угодно и даже вырастить человеку и не только ему, недостающие части тела, но плоды алварии целебной делают то же самое и в ряде случаем намного быстрее. Одно плохо, я с алварийцами, можно сказать, рассорился, так что тебе придётся как-то налаживать с ними контакт. Самый ценный товар, Валера, это здоровье.

Я тут же вспылил:

- Сай, фигня всё это! Здоровьем и молодостью нельзя торговать! Их нужно давать людям бесплатно. Если они, конечно, не конченные мерзавцы, а если кому эти эликсиры продавать, то только миллиардерам, а все деньги от их продажи пускать на благотворительность, только на настоящую, а не жульническую. Поверь, первое, что я сделаю, это постараюсь договориться с алварийцами и стану создавать везде отряды целителей...

- Ничего не выйдет, Валера, - поторопился сказать Сай, - тут далеко не всё так просто. Алвария ещё очень молодой мир по сравнению с Землёй, там что-то вроде вашего раннего средневековья, только не европейского, а арабского. Да, вот беда, они не могут выращивать слишком много алварий и тому есть свои причины, которые никак не связаны с самими алварийцами.  Им таких плодов хватает с лихвой, а вот на продажу они могут поставить этот эликсир только в весьма ограниченных объёмах. Так что у тебя ничего не получится с этой твоей затеей, хотя она мне нравится.

Озадаченно почесав затылок:

- А эта алвария целебная что, в других местах не сможет расти? Если это растение, то его ведь можно вырастить где угодно.

- Не всё так просто, Валера, - со вздохом сказал Сай, - ладно, я сейчас дам тебе защитный костюм, приведу тебя к присяге и через ту дверь выйду прямо в свой родной мир. Ты только не волнуйся за меня, парень. Всё, что мне может понадобиться в моей новой жизни, я туда уже отправил, а потому не буду нуждаться ни в чём. Это тебе малый, карманный КОПС. В нём я хранил все самые необходимые мне вещи, припасы и различное оборудование.

У меня немного отлегло от сердца, и я с облегчением сказал:

- Уже хорошо, Сай, а то мне как-то неудобно сгонять тебя с такого хлебного дела. Как-то не по-человечески получается, ты столько трудов положил, а я, как бы захвачу твой бизнес.

Приносящий Дары хлопнул меня по плечу. Малый КОПС, а он имел размеры самой обычной пачки сигарет, слетел с его руки и немедленно увеличился до размеров двух двадцатифутовых контейнеров, поставленных рядом. В огромном кабинете с потолками под семь метров, сразу стало тесно. В КОПСЕ открылось окошко с прилавком и на него лёг большой, толстый, серебристый дипломат. Сай достал из дипломата тёмно-синий берет с серебряной кокардой, надел его на мою голову, потом нацепил мне на нос большие зеркальные очки, и, похлопав по печу, поспешил успокоить:

- Валера, я же сказал тебе, за меня не волнуйся. Для меня сейчас самое главное, чтобы это дело в нашей галактике не заглохло, а отблагодарить ты меня всегда успеешь. Тебе же понадобится помощник на Тирамине. Кстати, ты можешь отправлять туда своих помощников, если сможешь кого-нибудь завербовать, чтобы они получили там такое образование, которого на Земле ещё лет триста не смогут получить. Так что я даже не буду с тобой прощаться. Мой мир не так уж и сильно опередил Землю, но я не советую тебе направляться туда сразу же. Ты должен сначала хорошенько изучить своё новое хозяйство. Советник и Секретарь помогут тебе в нём разобраться.

Вслед за этим я услышал у себя в голове приятный голос:

- Здравствуй, Валерий, я твой Секретарь.

Меня это так удивило, что я невольно воскликнул:

- Ну, дела, у меня появилась говорящая шапка!

Сай протянул мне полный комплект одежды, которая на самом деле являлась защитным костюмом. Он протянул его и строго сказал:

- Переодевайся прямо здесь. Не волнуйся, это специальный защитный комплекс, выглядящий, как одежда. Так что даже в том случае, если бы ты только что вылез из болота и надел его на себя, то уже через несколько секунд был бы чистым, как после бани.

Почему-то повинуясь ему беспрекословно, я быстро снял с себя всё, кроме нижнего белья, и переоделся. Защитный костюм сидел на мне так, как будто его сшили по моей мерке. Он действительно был очень удобным и чувствовал себя в нём на редкость комфортно. Как только я оделся, Сай шагнул ко мне, крепко пожал руку и сказал:

- Всё, Валера, теперь ты Приносящий Дары. Удачи тебе на этом поприще, парень. Единственное, о чём я тебя попрошу, оставайся всегда таким, какой ты есть. Это очень важно. Ты ведь такой же неисправимый романтик, как и я, только у тебя есть призвание к торговле, а у меня его, к сожалению, не оказалось. Ну, прощай.

- Сай, подожди, не уходи! - воскликнул я, но этот странный парень широко улыбнулся и вышел из теперь уже моих покоев.

Больше я никогда не видел Сая, а на Тирамине, до которого я смог добраться только через год, о нём никогда не слышали. В том мире, который опередил Землю в своём развитии лет на триста, ничего не знали о Приносящем Дары. Туда я прибыл уже хорошо зная язык этого мира и к тому же с такими дарами, что через полтора часа вёл переговоры с президентом Тирамина. А в тот момент, как только Сайландос покинул Землю, я, сдвинув берет на лоб, почесал затылок и озадаченно спросил:

- Ну, и что мне теперь делать?

- Отправляйся домой, Валерий, и займись делом, - раздалось в моей голове, - ты теперь Приносящий Дары и должен заниматься своей прямой обязанностью, соединять разумных существ, и помогать им обмениваться продуктами своего труда, товарами и знаниями.

- Ну, ты и умная у меня, Шапка! - завопил я - Ты лучше скажи, как мне уменьшить КОПСы, а со всем остальным я и сам разберусь. Чай не первый год в торговле работаю.

Умная Шапка сказала мне, что я должен выйти наружу и всего лишь отдать мысленный приказ КОПСам, чтобы они уменьшились. Ещё он посоветовал мне мысленно приказать спутникам, которые организовали грозу, выключить дождь и как только я это сделал, ливень прекратился, тучи быстро рассеялись, и снова засияло солнце. Времени в тот момент было половина шестого. Я положил контейнеры на сиденье, сел за руль и поехал к дому. Мой дом стоял очень удачно. Сразу за большим огородом, начинался спуск к Волге. Там я мог подвесить невидимые КОПСы прямо над своим участком и входить в свои новые покои прямо с большой веранды, устроенной на крыше гаража. Как только это было сделано, я спустился вниз и отправился в бильярдную, навестить Ваську Безногого.

Как и я, он тоже вырос в моём родном Городе, и мы призвались одновременно. Загремев в стройбат, мы не растерялись, а поскольку были рослыми парнями, то мигом доказали дедам, что с нами лучше не связываться, можем и ломом отоварить. После армии Васька Комов пошел работать в трамвайное управление слесарем и однажды, набухавшись вместе с остальными работягами, угодил под трамвай прямо на его территории. Ему отрезало обе ноги выше коленей. После этого он стал пить и, наверное, загнулся бы окончательно, но я узнал от друзей об его беде, ввалился однажды к нему в дом, мой друг был как раз с похмелья, набил ему морду, а потом увёз к деду в деревню, где у меня был склад. С тех пор Васька работал у меня. Какое-то время он жил в доме деда, а когда окончательно перестал бухать и, наконец, обзавёлся протезами, то купил себе дом и женился.

С женой Ваське повезло. Зинаида родила ему сразу тройню, а когда я решил оккупировать Деревню, то Василий стал моей правой рукой. Он всегда был заядлым бильярдистом и поэтому я завёл бильярдную. Ноги для бльярдиста чуть ли не самое главное, но я привёз ему из Италии шикарное электрическое инвалидное кресло и Васюра стал, сидя на нём, драть всех, кто только не попадался ему под руку. В том числе и меня, причём безжалостно, да, ещё и с насмешками. К нему даже из города приезжали всякие профессионалы, но он и их чуть ли не голыми выпроваживал из своей бильярдной. А ещё Васька здорово разбирался в компьютерах и выручал меня и по этой части. Мы же были соседями. В бильярдной было человек двадцать народа, но мой друг не катал шары. Поманив его к себе, я негромко сказал:

- Так, Васюра, позвони Зине и скажи, что ты лёг на операцию.

- На какую это ещё операцию и почему бы мне самому не сходить домой? - с удивлением спросил Васька, но, подумав, сказал - Нет, лучше я действительно позвоню, Валерка, но ты сначала скажи, что это ещё за операция такая?

Хорошо зная Васькину жену, работавшую у меня продавщицей в продовольственном отделе, сегодня у неё как раз был выходной, я лишь ухмыльнулся в ответ и потащил друга к дому. В бильярдной остался охранник, так что за неё я не волновался. Мой друг сделал так, как я его попросил и на вопрос жены, что это ещё за операция, почему-то рявкнул сердитым голосом:

- Ноги мне пришьют от убитого негра! - и тут же отключил телефон, после чего спросил - Ну, что, доволен? А теперь колись, за каким чёртом ты меня вытащил из бильярдной. У меня там, между прочим, башлёвый соперник нарисовался. Тоже богатей, как и ты.

Мы вошли в дом и только там я сказал:

- Васёк, а ты ведь не обманул Зинку. Я действительно положу тебя на операцию, и тебе уже очень скоро пришьют ноги, только не чёрные, а белые. - Васька вытаращил на меня глаза, а я продолжал - И уже очень скоро мы станем работать, как в начале девяностых. Ты будешь сидеть на складе, и разбирать товары, а я стану мотаться за ними, только на этот раз не в Китай или Турцию, а на другие планеты. Передо мной теперь вся галактика открыта.

- Иди ты. - только и смог сказать мне Василий.

Я заставил его подняться на второй этаж, мы вышли на веранду, и зашли в космические хоромы. В кабинете я громко спросил:

- Советник, как мне лучше всего поступить? Я хочу вернуть своему другу ноги. Что для этого нужно сделать, дать ему два плода алварии или лучше отвести в медотсек?

Громадный экран немедленно вспыхнул, но на нём не появилось изображения какого-нибудь мудрого старца с длинной бородой. Трёхмерный экран показал мне всего лишь план моего нового жилища и Советник, заговорив голосом Сая, сказал:

- Валерий, оптимальный вариант такой, дать Василию две дозы алварии и поместить его внутрь робохирурга. Он выглядит так...

Получив все необходимые инструкции, я чуть ли не силой отволок Ваську в медотсек, заставил раздеться и лечь на белое ложе, над которым навис хромированный колпак. Когда крышка робохирурга закрылась, я услышал в голове возмущённый вопль:

- Валерка, Зинка тебя точно со свету сживёт! Люди же видели, как я заходил в твой дом и обязательно ей доложат.

Умная Шапка тут же нашла выход из ситуации.

- Валерий, твой друг может разговаривать со своей женой по её сотовому телефону. Если ты решил привлечь к этой работе его, то тебе стоит пойти к ней и обо всём рассказать. Валерий, я должен сказать тебе о следующей своей способности. В твой защитный костюм встроен ментосканер, который позволяет мне читать мысли любого разумного существа. Поэтому я могу доложить тебе, что твой друг в восторге от новой перспективы. Он тебя очень уважает и к тому же предан тебе настолько, что готов пожертвовать своей жизнью ради твоего спасения. В каждый из КОПСов встроены ещё более мощные ментосканеры и сейчас они приведены в рабочее состояние. Поэтому твой Советник, возможности которого намного больше моих, сможет просканировать сознание десятков тысяч людей, находящихся в пределах досягаемости ментосканера, а это круг радиусом семьдесят два километра. Я могу одновременно сканировать сознание не более, чем ста двадцати разумных существ.

- Делать мне больше нечего, как носиться по всей деревне, разыскивая Зинку. - с ухмылкой ответил я Шапкину - Сама уже через несколько минут примчится. - после чего спросил - Советник Сай, сколько у меня всего плодов алварии целебной? На всю деревню хватит? У нас тут живёт человек триста одних только стариков и старух.

Мысленно же я сказал себе: - «Валера, надо создавать большую команду. Эти люди знают тебя достаточно хорошо, чтобы не считать идиотом, так что сначала займись этим, а уже потом всем остальным. Без надёжной команды, состоящей из проверенных  людей, ты ничего не сможешь сделать. Так и заруби себе на носу».

Васька тут же завопил:

- Валера, у Зинки дед при смерти, его недавно из больницы вытурили, чтобы дома помер. Твой Советник сможет его вылечить?

- Лежи и не вопи, бестолочь безногая! - прикрикнул я на своего хотя и лучшего, но всё же нетерпеливого друга - Про Ивана Матвеевича я про первого вспомнил, так что лучше позвони Зинке, пусть заканчивает со своими борщами канителиться и чешет ко мне. Вместе с обеими твоими мартышками. Их я тоже хочу припахать. Они у меня станут сегодня целителями-скороходами, но без быстрых сапог.

Советник Сай, подождав немного, доложил:

- Валерий, всего у тебя имеется семьсот сорок две тысячи доз плодов алварии целебной. В тех сосудах, что стоят на столе, по пятьсот плодов в каждом. Советую и тебе принять двойную дозу. Так ты гораздо быстрее наступит эффект от их воздействия на организм.

У меня мигом отлегло от сердца. Именно планету Алварию я хотел посетить в первую очередь и найти способ, как повысить урожайность алварии целительной. Но сначала мне нужно было разобраться с первоначальными делами и я, прихватив обе посудины литров на восемь каждая, направился к выходу. Через четверть часа в мой дом вбежала растрёпанная соседка вместе с двумя дочками, девицами четырнадцати лет и громким, почему-то плачущим голосом, спросила:

- Валерочка, это правда, что ты вылечишь дедушку и пришьешь Васеньке ноги? Ну, скажи, что это правда!

 

Глава 4

Подготовка визита на Алварию

 

Каждый Приносящий Дары по-своему начинает деятельность, но первым делом он минимум пару месяцев изучает возможности того комплекса, который ему вручил Идущий. В этом, наверное, есть смысл, только я решил поступить иначе. Для начала я отвёл Зину вместе со Светой и Алёнкой в свой новый кабинет и Советник Сай рассказал им, что нужно делать, чтобы процесс исцеления шел как можно быстрее. С этим дело обстояло просто, нужно было есть больше мяса, рыбы, яиц, творога и пить молоко, а не водяру или самогон, но этим делом в нашей Деревне не сильно увлекались. Вручив каждой из своих помощниц по две трёхлитровых банки с плодами алварии, я турнул их из космического кабинета. Напоследок я попросил, чтобы Зина прислала ко мне Артёма, нашего главного полицмейстера, и Петра Васильевича, главу администрации, мужика степенного, обстоятельного, но что самое главное, образованного, бывшего директора школы.

Если Зину с дочками и Ваську, их сын гостил в Городе у второго деда, мне не пришлось вербовать, они и так давно уже были завербованы мною, то Артёму и дяде Пете я вкратце рассказал о том, как стал Приносящим Дары, и чем намерен заняться в первую очередь. После чего сразу же задал вопрос по существу:

- Ну, что, мужики, вступаете в мою команду? Сами понимаете, с властями нашими связываться крайне опасно, они же воруют так, словно последний день живут, а на меня возложена обязанность работать на всю галактику, а не только на родную планету.

Артём сразу же сказал:

- Конечно, вступаем, Валера. Всей нашей Деревней и будем работать. Дело-то привычное. Думаю, что и дачники к нам тоже присоединятся. Они же не дураки в самом-то деле. С чего начнём, сразу с общего собрания или мне к тебе народ кучками заводить? Нам, деревенским, лучше за всё сообща взяться. Мы ведь люди проверенные.

Отрицательно помотав головой, я ответил другу:

- Нет, кучками не надо, Артём. Пусть сначала наши целительницы по деревне пройдут и по дачникам, а уже потом, денька через три, четыре проведём сход. Дядь Петь, ты же меня с пацанов знаешь, хотя я и родился в Городе, для меня эта Деревня родная. Жаль только, что никто из моих родных до этого дня не дожил.

- Да, Валера, очень жаль, - со вздохом и грустью сказал Пётр Васильевич, - что родители твои, что дед с бабушкой, хорошими были людьми, и ты тоже правильным человеком вырос. Ты для Деревни большое дело сделал, а теперь можешь сделать ещё больше для всей страны и даже планеты, но только если не станешь торопиться. Ты же видишь, кто в ней сейчас правит. Как я понял, этих круглых пилюль на всех даже в области не хватит, так что на них ставку делать нельзя, а на что именно ставить, я, честно говоря, даже и не знаю.

Пожав плечами, я усмехнулся и сказал:

- Дядь Петь, а мы вообще не будем делать никаких ставок. Мы же не в казино. Мы просто будем полагаться только на свои собственные силы. Как любил говорить мой дед, плетью обуха не перешибёшь, а потому чёрт с ними, со всеми властями вместе взятыми. Нам от них никакого толку всё равно не будет. Мы в политику лезть не будем. У нас своя политика, лечить людей и делать так, чтобы им жилось хоть немного легче. Про тебя, Василич я вообще молчу, все знают, что ты у нас мужик со светлой головой, а ты, Артём, в отличие от меня, бездаря, парень с высшим образованием и к тому же капитан запаса...

Артём громко рассмеялся и перебил меня:

- Валера, не смешите-таки мои тапки. Всё моё образование, училище бронетанковых войск и больше, чем батальоном, я ничем командовать не смогу. Ну, разве что полком. Короче, чего ты хочешь?

- А хочу я мужики вот чего, - ответил я, - чтобы вы посидели со мной в этом кабинете и послушали, что нам скажет Советник Сай. Ну, а потом мы начнем думать, как нам следует поступить.

Советник Сай оказался понятливым парнем, но что самое главное, совсем не вредным. Он и словом не обмолвился, что я затащил в свой кабинет совершенно посторонних людей. На мой первый вопрос, какими возможностями я теперь располагаю, он отвечал нам часов до трёх часов ночи с перерывом на ужин. Да, и перерыв мы сделали по независящей от нас причине, имевшей облик жены моего друга, которая, при всей суете, не забыла про меня. До мужа-то она не могла добраться, тот, словно в сейфе находился.

Зина, оббежав всю деревню, без какой-либо просьбы с моей стороны сделала все нужные распоряжения в магазине, после чего на время поселилась в моём доме и первым делом накормила нас вкусным ужином. Пока мы уплетали за обе щёки наваристый борщ, блюдо в нашей деревне, где уху трескают три раза в сутки неделями подряд весь год, очень редкое, она рассказала, что алварийские пилюли оказывают просто феноменальное действие на всех без исключения. Из-за них из Города в Деревню уже приехали все дачники и даже родню с собой прихватили. Как сказала Зина, самых проверенных и надёжных людей, на которых можно положиться. Дед Иван, проглотив четыре круглые пилюли, через полчаса решил не помирать, а ещё часа через два, вволю наевшись, и выпив трёхлитровую банку топлёного молока, принялся топить баню.

Зину беспокоило только одно, не разнесётся ли весть об этих чудо таблетках по всей области. Как я и попросил её и дочек, они говорили всем, кому давали проглотить эти чудотворные пилюли, что через какое-то время их начнут изготавливать в массовом порядке, а пока что о них лучше не болтать раньше времени. Городские меня знали хорошо, и относились ко мне с уважением, а потому я полагался в первую очередь на их благоразумие. После ужина Зина осталась с нами в кабинете и тоже слушала рассказ Советника Сая. Тот как раз принялся рассказывать о том, что из самого обычного чугуна и стали мои КОПСы могут изготавливать тысячекубовые контейнеры на антигравитационной подушке. Что уж они делали с металлом не ясно, но в итоге получались настолько прочные контейнеры, что они не разрушились бы даже в том случае, если их сбросить на Землю с высоты в тысячу километров и всё, что в них находится, останется целым.

Меня это не очень-то заинтересовало, хотя я и знал, где разжиться железом. На дне океанов ржавеет такая прорва затонувших кораблей, что их надолго хватит. Куда больше меня интересовало совсем другое, как можно с комфортом перевозить в другие миры людей и Сай сразу же сказал, что в этом нет ничего сложного. Оказывается, внутри КОПСов имелись специальные жилые модули, огромные отели, каждый из которых был рассчитан на тысячу человек, но для того, чтобы их выгрузить, нужно увеличить транспортные контейнеры хотя бы до одной десятой их полного размера, а это целых восемьсот метров в длину. Правда, утешало то, что даже в этом случае контейнеры могли оставаться совершенно невидимыми. Именно о них я и попросил Сая рассказать как можно подробнее. Когда он закончил рассказывать и показывать всё на экране, Артём спросил:

- Ты что, собираешься заселить какую-нибудь пустую планету?

- Нет, Артём, у меня на уме совсем другое, - ответил я, - но об этом мы поговорим завтра, а сейчас давайте спать, мужики.

Относительно Петра Васильевича и Артёма, а вместе с ними Зины, Светы, Алёны, а также бабы Веры и деда Ивана, мнение Советника и Шапкина было однозначным - все они готовы помочь мне всем, чем только смогут. Думаю, что родители Зины, которые гостили вместе с внуком в Городе, тоже не откажутся. На следующий день мы встали довольно рано, в половине восьмого и после завтрака я попросил Советника хотя бы в общих чертах рассказать нам о Алварии и том удивительном растении, из-за которого минувшей ночью не спала почти вся Деревня, а вместе с нею и дачный посёлок. Перед моим домом собралась, чуть ли не целая Первомайская демонстрация, так что Зине пришлось выйти к людям и поговорить с ними. И в этой Деревне, где живёт такой шебутной народ, я хотел провести сходку чуть ли не через неделю? Ага, как бы не так.

Уже в полдень, надев на себя транспортные контейнеры, я отправился на другой коней деревни, где за околицей у нас находилось пастбище. Там я раздвинул их на одну пятидесятую от номинала, чтобы открыть портал входа и впустить всех жителей нашего смешанного поселения в огромный конференц-зал. Вот там-то мы и провели сход, который выразился в том, что Советник сначала показал всем собравшимся нашу с Саем беседу, после чего я поднялся на трибуну и первым делом сказал о самом главном:

- Вот такая у нас вышла уха, дорогие мои односельчане. Вас я уже могу считать полностью выздоровевшими, а уже через пару месяцев среди вас не останется ни одного старика. Более того, даже на одной единственной заправке плодами алварии целебной вы теперь смело проживёте лет по двести каждый, это если говорить про ваших детей и внуков. Ну, а что будет с остальными людьми на наше долбанной планете, которая похожа на ад? В общем, не знаю, что думаете по этому поводу вы, а я так считаю, нужно найти таких учёных, которые разбираются в растениях и почвах. Их нужно будет уговорить отправиться на Алварию. Там с её средневековыми порядками, таких учёных просто ещё не появилось, и пусть они работают до тех пор, пока эта планета не станет обеспечивать плодами алварии целебной всю нашу галактику. Вам, дорогие мои односельчане, придётся теперь работать со мной в одной команде.

- Почему это одни односельчане, Валера? - раздался возмущённый возглас бывшего заместителя главы районной администрации, очень много сделавшего для нас и теперь, после выхода на пенсию, проживающего в дачном посёлке постоянно - После того, что увидели, мы тоже хотим присоединиться. Говори, что надо делать? Наверное, для начала нам нужно будет скинуться, друзья мои, чтобы Валера  немедленно мог поехать в Москву, в институт растениеводства и другие научно-исследовательские институты и найти нужных специалистов.

- Правильно говоришь, Степан Петрович! - поддержали его другие жители дачного посёлка, но кое-кто всё же крикнул - Ну, Сергеич, не ожидал я от тебя, что ты одних только своих браконьеров к себе в команду позовёшь!

Советник Сай уже доложил, что хотя мысли у каждого были по этому поводу разные, известие о том, что я стал Приносящим Дары никого не оставило равнодушным и даже те люди, которых я раньше считал ханыгами, рвались в бой. Подняв руки, я крикнул:

- Эй, народ, тихо! - все тут же замолчали и я спросил - Это когда же такое было, чтобы я вас делил на своих, деревенских, и чужих, городских? У нас вроде бы никогда разногласий не возникало, а как по мне, так я и вовсе на вас всех не нарадуюсь. Вон недавно Дмитрий Фёдорович заказал мне домашний кинотеатр, хотя вполне мог купить его и в городе. Так что если я говорю односельчане, то имею в виду вас всех, люди добрые. Поймите, мне теперь помощь каждого из вас больше воздуха нужна. Мне же нужно где-то перевалочные склады построить, на тяжелые работы у меня роботы есть, но они не смогут разобраться с теми товарами, которые у меня имеются уже сейчас. Сами понимаете, сидеть на сундуке с золотом и занимать деньги, это не самое умное занятие. Сейчас я больше всего нуждаюсь в ценных идеях и умных головах, а на этот счёт так скажу, один ум хорошо, а всем гуртом и батьку бить легче. У меня к вам будет только одна просьба - не болтать. Со мной точно ничего не случится, у меня есть защитный костюм, а что будет с каждым из вас, если наши власти о чём-то пронюхают? Знаете, друзья мои, вот уж кому-кому, а им я почему-то не доверяю, хотя по большому счёту в том, что человек с нашей планеты стал Приносящим Дары, должно прийти по вкусу всем землянам. Мне почему-то кажется, более того, я в этом полностью уверен, сегодня в мире нет такого президента, который станет делить эти самые дары между всеми поровну. Может быть, такие появятся со временем, но пока что нам нужно самим заняться этим делом. Поймите меня правильно, мне в любом случае нужна большая команда. Дать объявление в газете я не могу, меня просто примут за сумасшедшего, так что кроме вас мне обратиться не к кому. Вас я так или иначе знаю и хотя назвать каждого ангелом не решусь, всё же не скажу, что кто-то конченый мерзавец. Да, я знаю нескольких лодырей, и пьяницы среди вас тоже были, правда, все кончились, плоды алварии лечат ведь от пьянства и наркомании, есть среди вас ханыги и даже жулики, так я ведь и сам не безгрешен. На этот счёт я могу сказать только одно, как бы кто-то не ловчил, он всё равно не сможет иметь того, что я смогу вам дать. Поэтому давайте навалимся на это дело сообща и поверьте, никто из вас не пожалеет, что связался со мной. Ну, что вы скажете?

Снова слово взял Степан Петрович:

- Ты правильно делаешь, что не доверяешь чиновникам и тем более политикам, Валера! Мужики, особенно те, кто не на пенсии, как я, учтите, превратить Валерия Сергеевича в дойную корову, каждый захочет, но поверьте, сделать этого никто не сможет. А теперь подумайте, что вы потеряете, если начнёте болтать. Наверное, среди звёзд найдётся чистая и красивая планета лучше Земли, где наш друг, Приносящий Дары, сможет создать большую базу. Да, вот ещё какой вопрос, Валера, ты что, действительно сможешь отправлять пусть и не всех желающих, а только своих помощников, учиться на какой-то Тирамин? У меня ведь внучка школу заканчивает.

Тут на меня уставились сотни пар глаз, горящих от восторга, я ведь всем разрешил войти внутрь своего нового суперсклада. Самой мелкой детворе на нашей сходке было скучно, зато ребята постарше сразу во всё въехали и теперь ждали, что я скажу. Широко улыбнувшись, я кивнул и громко сказал:

- Обязательно, Петрович. Мне только нужно будет сначала найти такие товары, которые откроют нам путь в этот мир, - молодёжь при этих словах вскочила на ноги и радостно завопила, перспектива отправиться на учёбу в другой мир, никого не оставила равнодушным, а я повысил голос, - но в первую очередь нам надо заняться Алварией. Это наша самая главная задача. А для этого мне нужно завтра же выехать в Москву. На первое время деньги у меня есть, но потом они обязательно понадобятся, а потому я оставляю оба КОПСа здесь, чтобы вы смогли хорошенько рассмотреть все образцы. Советник Сай уже знает каждого из вас в лицо, так что можете уже завтра приступать к работе. Завтра утром я поеду в Москву своим ходом.

Артем громко крикнул:

- Валера, я еду с тобой!

- Я тоже! - присоединился к нам Степан Петрович - Тебе же нужно будет где-то остановиться, а у меня в Москве есть квартира и мы там прекрасно разместимся.

Но тут в наш разговор вмешался чей-то сын, который громко и насмешливо крикнул во весь голос:

- Ну, и что вы забыли в Москве? Всесоюзный институт растениеводства находится, между прочим, в Питере. Только учтите, ему уже кранты пришли, но вам же, дядь Валер, нужны старые учёные, так что лучше езжайте сразу туда.

На том мы и порешили. Знакомство с образцами товаров началось сразу же, как только в огромный зал вошли три десятка роботов-андроидов, одетых точь-в-точь как люди. Половина роботов осталась в зале, а вторая отправилась в Деревню на патрулирование. Вслед за ними вышла половина чоповцев, а я, увидев, что Советник Сай появился на множестве летающих экранов, ушел в свой космический кабинет, чтобы продолжить знакомиться со своим удивительным хозяйством, полным стольких чудес. Мне нужно было срочно узнать, как быстро я смогу поставить на ноги старых учёных, поскольку сразу же решил в первую очередь обратиться к самым древним из них. Сай, не думая ни одной лишней секунды, тут же сказал мне:

- Валерий, малый транспортный контейнер лежит в твоём правом нагрудном кармане. Его можно увеличить до максимального размера и тогда он будет иметь в длину сто пятьдесят метров, в ширину восемьдесят и в высоту тридцать. К нему уже сейчас прилагается автоматический маскировочный. Если ты захочешь, то я могу превратить его в большой госпиталь со всеми удобствами. Тебе будет достаточно положить его на стол и я немедленно приступлю к работе. Тебе нужно будет взять с собой хотя бы три десятка андроидов. Всего их у тебя сотня, но тебе нужно срочно с ними встретиться, что заключить точно такой же контракт, который они заключили несколько лет назад с Сайландосом. Когда тебе придётся увеличить его, то я советую выбрать максимальное увеличение. Тогда можно будет включить и силовое защитное поле. Если ты не возьмёшь с собой большие КОПСы, то я останусь здесь, но буду постоянно с тобой на связи.

Чтобы не терять времени понапрасну, я сказал:

- Понял, Советник Сай, уже иду. Послушай, а в этом госпитале что, тоже есть Советник и точно такие же хоромы?

- Нет, жилого помещения для тебя там сейчас нет, но если это нужно, то я его подготовлю. - ответил Сай и пояснил - Малым транспортным контейнером также управляет компьютер, но не такой мощный и быстродействующий, как я, Валерий. Если ты не покинешь Землю, то я смогу общаться с тобой в любой точке солнечной системы. Поэтому ты всегда сможешь обратиться ко мне с вопросами. На большинство из них я смогу дать тебе исчерпывающий ответ.

Когда я вышел из громадного склада, то увидел малый контейнер увеличенный до максимального размера. Первым делом с позвал роботов-андроидов, заключил с ними контракт и сказал, что отныне они будут моими партнёрами. В большом контейнере открылся ещё один громадный вход и из него стали вылетать, как мне сказал Шапкин, десятиместные грузопассажирские флайеры, как и андроиды нейдийской постройки. Вернувшись на склад, я заглянул в зал и увидел своего друга, который показывал всем новые ноги. Помолодел он также основательно. Постояв возле приоткрытой двери, я вернулся в кабинет и продолжил знакомиться с возможностями комплекса. Уже очень скоро я понял, что они безграничные, хотя, конечно, это далеко не так. Что же, нет в мире полного совершенства, и с этим приходится мириться.

Мой Секретарь Шапкин время от времени докладывал мне, как идут дела в том зале, где собрались мои односельчане. Они времени не теряли и хотя лишь немногие знакомились с незнакомыми вещами, большинство из них занялось ничуть не менее важными делами. Моя команда начала самоорганизовываться и этому поспособствовал Василий, который знал меня, как облупленного и сразу же сказал, что как они решат, так оно и будет. Продавщицы из моего магазина это подтвердили и люди стали распределять обязанности и решать, кто и чем будет руководить. Тут, естественно, городские были вне конкуренции, так как в отличие от коренных жителей деревни, вращались в куда более высоких кругах, а потому имели представление о том, чем нам всем предстоит вскоре заниматься. Даже школьники и те не стеснялись давать советы своим родителям и дедам с бабками.

На следующий день мы выехали в Питер через Москву на «Лексусе» Степана Петровича, это был здоровенный, мощный джип. За ночь мысли у всех улеглись, а здоровье улучшилось настолько, что некоторых стариков уже было не узнать. Мы домчались до столицы засветло и, не въезжая в неё, взяли курс на Питер и к полуночи были уже там. Посмотрели на белые ночи и поскольку мосты были разведены, то заночевали в мотеле, а утром решили разбиться. Петрович поехал договариваться на счёт транспорта, он был нам нужен в большом количестве, а Артёму предстояло выяснить, где мы сможем поставить свою геронтологическую клинику. Сам же я отправился на Исаакиевскую площадь, в ВИР имени Вавилова и вскоре выяснил, что этому институту действительно пришлось несладко. Что же, всё понятно такой огромный дом стоит в самом центре Питера и принадлежит каким-то ботаникам. Институт разогнать, а дом отобрать. Любимое занятие всех российских чиновников и бандитов.

После долгих мытарств я нашел-таки одного типа, который, как выяснилось, имел досье на всех выдающихся учёных института. За десять тысяч евро он согласился мне его продать, и я пошел с этим уродом на сделку, но как только проверил диск и отдал ему деньги, сразу же стёр в его памяти всё, о чём мы с ним говорили. После этого я купил ноутбук, питерскую сим-карту и стал созваниваться со стариками и вскоре поехал на такси по первому адресу. Зато там мне повезло, я застал не только старого учёного пусть тяжело больным, но всё же ещё живым, но и его юную правнучку. Глаза у девушки, открывшей мне дверь, были красными от слёз, когда я спросил:

- Вы Маша? - та кивнула мне - Вообще-то, Машенька, мне нужны не вы, а Вениамин Станиславович. Я могу его видеть?

Девушка всхлипнула и спросила:

- Кто вы и зачем вам нужен мой прадедушка?

Улыбнувшись, я ответил:

- Машенька, как вы думаете, зачем кому-то может понадобиться всемирно известный учёный? Естественно лишь за тем, чтобы получить у него исчерпывающие консультации.

- Вы что, издеваетесь? - со злостью чуть ли не выкрикнула мне в лицо девушка -  Он же умирает. Скорая только что уехала.

Девушка хотела захлопнуть дверь, но я успел просунуть ногу и тут же сердито проворчал:

- Быстро пропусти меня к деду, и он у меня тут же перестанет помирать. Ты же любишь его, Машуня? Так что веди меня к нему.

Маша испуганно отпрянула от двери и я, двигаясь на запах медикаментов, пошел в дальнюю комнату, на ходу доставая из нагрудного кармана пластиковую коробочку с четырьмя плодами алварии. Девушка, увидев её у меня в руках, встревожено спросила:

- Ой, что это у вас?

- Лекарство для твоего деда, Машенька, - успокоил я милую девчушку лет восемнадцати, - в его комнате есть вода, чтобы он мог запить мои таблетки? Хочешь верь девочка, хочешь не верь, но это лекарство не только от тяжелых болезней, но и от самой смерти. Мне твой дед очень нужен и поэтому я запрещу ему помирать, - сказал я уже входя в комнату и направляясь к кровати, на которой лежал седой, измученный тяжелой болезнью старик, у меня навернулись на глазах слёзы, так он напомнил мне моего деда, и я прошептал, - ну, что же дед Кузьма, тебя я не смог спасти, зато не дам умереть этому старику, а ты, уж, прости меня за это.

- Вы действительно спасёте дедушку? - всхлипнув, спросила Маша - Он всем столько добра в жизни сделал, а про него забыли даже его ученики. Никогда не прощу им этого!

В руке девушка уже держала чашку с водой. Склонившись над стариком, я вложил в его рот сначала розовый плод и хотя тот, похоже, был без сознания, глотательный рефлекс, который возникает сразу же, как Эликсир Здоровья попадает в рот, мигом сделал своё дело. Я дал ему красный плод, а затем снова розовый и опять красный, после чего насмешливо сказал:

- Вот и всё, Машка, твой дед уже раздумал помирать. Быстро дай ему напиться, но учти, воды он сейчас выдует литра два. Если есть молоко, то дай ему лучше молока. Не маленькая уже, и сама должна понимать, сырое молоко полезнее кипячёной воды.

Девушка вздрогнула и вскрикнула:

- Но у него же недавно вырезали три четверти желудка, но это всё равно не помогло. Как он сможет выпить два литра молока?

- Легко! - воскликнул я весело и насмешливо - Желудок у твоего деда вырастет уже через полчаса, моя деточка.

Тут Вениамин Станиславович шумно вздохнул и я, забрав из рук девушки чашку, принялся поить его водой, а ей указал рукой на дверь. Увидев, как жадно дед пьёт воду, Маша рванулась с места, чуть не оставив в комнате тапочки. Старый ботаник задышал полной грудью, а его лицо стало быстро розоветь. Плоды алварии действовали с ошеломляющей быстротой, но мне и этого было мало. Когда правнучка примчалась с двумя пакетами молока, её прадед уже пришел в сознание и изумлённо моргал, не понимая, что с ним произошло. На меня нашло игривое настроение, и я насмешливым голосом спросил:

- Вениамин Станиславович, вы часом туннель и ангелов в его конце не видали? Если нет, то запомните, теперь вам этого зрелища долго увидеть не придётся. Вы мне очень нужны, как и ваши коллеги по ВИРу, так что выпейте молока для начала, и мы начнём их обзванивать. Потом вас ждёт большая и очень интересная работа, вы со мной в экспедицию поедете, причём далеко.

Старик, увидев в руках правнучки молоко, сам сел на кровати и чуть ли не силой забрал у неё один пакет, свинтил колпачок и принялся жадно пить. Девушка снова спросила меня:

- Кто вы? Откуда у вас такое лекарство? Вы военный?

Я забрал у неё второй пакет, протянул пятитысячную купюру и строгим голосом сказал:

- Машенька, быстро сходи в какой-нибудь ресторан и набери там как можно больше вкусной и сытной еды. Вениамину Станиславовичу сейчас нужно будет срочно покушать, причём плотно. Он же теперь у тебя быстро выздоравливающий боец научного фронта.

Шапкин наконец отважился доложить мне:

- Валерий, у этой девушки нет никого ближе её прадеда. Со своими родителями она даже не разговаривает.

Поэтому я попросил девушку задержаться:

- Маша, подожди минутку. Как только вернёшься, сразу же начинай собирать вещи в дорогу. Не бери ничего лишнего, но обязательно возьми всё самое дорогое и памятное для тебя и твоего дедушки. Уже очень скоро ты отправишься в экспедицию вместе с ним, и его старыми друзьями и кто его знает, когда вы вернётесь и вообще неизвестно, захотите ли когда-нибудь возвращаться.

Наконец подал голос Вениамин Станиславович:

- Молодой человек, вы говорите сплошными загадками. Кажется, я совсем недавно был на пороге смерти, а сейчас чувствую себя просто великолепно. Во мне с каждой минутой прибывает сил. Вы можете объяснить, что происходит? Кто вы?

Кивнув, я сказал:

- Вениамин Станиславович, меня зовут Валерий, Валерий Дымов, для вас я просто Валера. Да, я только что вытащил вас с того света и вы мне очень нужны. Вам предстоит вместе с вашими друзьями выяснить, что можно сделать, чтобы одно растение можно было сажать в огромных количествах. Давайте договоримся так, вы сейчас выпьете ещё молока, а потом мы начнём обзванивать всех ваших друзей, которые разбираются в том, как нужно выращивать растения. Заодно подумайте, кто вам ещё нужен для этого.

Второй пакет старик выдул за каких-то две минуты, после чего утёр губы, хитро улыбнулся и ответил:

- Валерочка, если речь идёт о растениях, то нам обязательно понадобятся хорошие, знающие почвоведы. Такие есть в нашем городе, но все они уже старики, а вы, как мне кажется, именно ими и интересуетесь. Что же, тогда нам нужно будет созвониться с нашими московскими коллегами, но о чём всё-таки идёт речь?

Я лишь улыбнулся в ответ и отрицательно помотал головой. Когда Маша вернулась, а она управилась менее, чем за час, Вениамин Станиславович уже успел одеться и мы даже сделали несколько звонков тем старым учёным, кто ещё был жив. Девушка, заставив половину обеденного стола блюдами из японского ресторана, сразу стала собирать вещи, а я продолжил названивать и, представляясь всем не только своим именем, но ещё и говоря, что являюсь помощником деда Вени, стал поднимать народ. На столе рядом предо мной лежал небольшой коммуникатор из числа тех, каких на Земле ещё даже не изобрели, но уже показывали в фантастических кинофильмах и передо мной то и дело появлялись голографические изображения Петровича, оккупировавшего чей-то кабинет, он посылал за нужными нам учёными машины с водителями, и Артёма.

Вскоре я услышал ещё неприятное известие. Тёзка внучки Вениамина Станиславовича, Мария Денисовна, оказывается, вот уже полгода находилась в коме и мы с ним сорвались с места, чтобы не дай Бог не случилось самого страшного. Мы долго не могли дозвониться, а ведь её имя старик называл в числе первых, говоря, что она растениевод из числа самых лучших в мире. Мы уже сидели в машине, когда Артём, наконец, сообщил, что нашел такое место, куда с одной стороны можно легко доехать, а с другой, где нас никто не побеспокоит. Разумеется, это был военный полигон, причём как раз именно танковый, вот только учения там давно уже не проводили. Мы вскоре доехали до той больницы, где тихо угасала жизнь замечательного советского учёного-растениевода - Марии Денисовны Шумской, юной снайпершей пережившей блокаду.

Минувшей зимой она поскользнулась, ударилась головой об стену и впала в кому. У неё была оплаченная медицинская страховка и потому за ней хорошо присматривали в больнице, вот только старушку никто не навещал. Мне пришлось потратиться, чтобы пройти к ней в палату, зато в том отделении, где она лежала, нам повезло. Мой секретарь быстро вычислил одного врача моих лет. Он куда больше других своих коллег переживал за своих пациентов и я, взяв его под руку, отвёл в сторону и задал такой вопрос:

- Дмитрий, скажи мне, ты хочешь стать целителем? Не врачом, который часто не может ничем помочь больным, а именно целителем, вытаскивающим людей с того света.

Дмитрий Малышев, посмотрев на меня через очки с толстыми линзами, тягостно вздохнул и ответил:

- Конечно, хочу. Вот только как это сделать?

- Для начала отведи меня в какой-нибудь кабинет, где нас никто не увидит, а всё остальное это моя забота.

Дмитрий покрутил головой и решительно направился в процедурный кабинет. Посмотрев на часы, он сказал:

- Примерно полчаса нас не побеспокоят.

- Мне и пяти минут хватит. - сказал я, достал из кармана малый транспортный контейнер, увеличил его до размеров большого шкафа и из него в мои руки вывалилась обычная дорожная сумка, в которой лежало шесть тысяч плодов алварии целебной, а сверху сто тысяч рублей и коммуникатор. Вручая её доктору Малышеву, я пояснил - В этой сумке, Дмитрий, лежит три тысячи доз мощнейшего лечебного препарата. Розовые шарики называются Эликсир Здоровья, а тёмно-красные - Эликсир Молодости. Меня зовут Валерий, я человек, Приносящий Дары, а эти шарики - плоды дерева, растущего на планете Алвария. Где находится эта планета, я не знаю, но точно в нашей галактике. Это самое мощное лекарственное средство. Сначала ты испробуешь его на себе. Первым проглотишь розовый шарик, а красный вторым. Их достаточно просто взять в рот, а там они уже сами собой немедленно проглотятся. Ещё в этой сумке лежит сто тысяч рублей и специальный коммуникатор связи. Вскоре с тобой свяжется кто-нибудь из наших людей и объяснит, где ты сможешь пополнить запасы плодов алварии, но учти, лечить людей ты будешь бесплатно. Если, конечно, какой-то миллиардер не захочет исцелиться за половину своего состояния. Но не думаю, что кто-то из них заплатит такие бабки даже за исцеление родного сына. Чтобы ты не сомневался, я сейчас выведу из комы Марию Денисовну. Кстати, подумай над тем, как мы можем увезти её отсюда. Она учёный-ботаник, Дмитрий, и может вырастить розы даже на глыбе льда. Поэтому она нужна мне на Алварии, чтобы там стали выращивать как можно больше плодов этой панацеи от всех болячек. Старик, который приехал вместе со мной, несколько часов назад был уже не одной, а буквально обеими ногами в могиле, но сейчас про него такого уже не скажешь. По лестнице он поднимался, как молодой спортсмен-разрядник. Честное слово, я за ним едва поспевал, но оно и понятно, его коллега в коме.

Врач посмотрел на меня настороженно и спросил:

- Валера, ты не боишься отдавать в мои руки такое богатство? Или того, что я могу пойти и настучать на тебя хотя бы ФСБ. Извини, но только конченый идиот может предлагать такое первому встречному, а ты хотя и говоришь мне такие вещи, на идиота не похож.

Похлопав себя по берету, я объяснил причину своей смелости:

- Митя, поверь, это не простой берет. Он ещё и мой компьютер-секретарь и в него встроен ментосканер, читающий твои мысли. Так вот, мой секретарь Шапкин мне говорит, что ты честный человек и что ты мучаешься от боли вместе со своими пациентами. Поэтому я и решил сделать тебя целителем. Если бы в тебе появилась хоть одна гнилая мыслишка, то Шапкин мне об этом сразу бы сказал и я просто стёр из твоей памяти всё, что говорил. Так что хватай сумарь и начинай шевелить рогом, кого исцелять, а кому дать спокойно помереть, а я с нашими лучшими учёными по растениям отправлюсь на Алварию. Да, вот ещё что, когда у тебя смена заканчивается?

- Да, она у меня уже три часа, как закончилась. - отметил Дмитрий беря из моих рук тяжелую сумку - А вопрос с Марией Денисовной я и сам смогу решить. Она же моя пациентка и если ты выведешь её из комы, то я разрешу забрать бабулю. Начальство только радо будет.

Через полтора часа мы вывели Марию Денисовну из больницы, усадили в салон микроавтобуса, присланного за нами Петровичем, и вместе с доктором Малышевым, успевшим исцелить четыре дюжины самых тяжелых пациентов, причём совершенно незаметно, поехали в сторону Кировска. Одновременно с нами выехали и все остальные старейшие сотрудники ВИРа. Салон микроавтобуса был отгорожен от водителя и я, наконец, спросил старого учёного:

- Ну, что, Вениамин Станиславович, теперь вы верите в чудеса?

Тот вздохнул пару раз и признался:

- Теперь поверил, Валера, но всё же что это было?

- Это были плоды алварии целебной, дорогие мои учёные, которая растёт на планете с одноимённым названием, но почему-то при этом убивает почву в хлам. - с грустью в голосе сказал я и чуть ли не с угрозой в голосе добавил - Так что вы у меня уже очень скоро станете такими же молодыми, как твоя правнучка, дед Веня, я доставлю вас на эту планету, вы там во всём разберётесь и заставите это вредное растение давать столько плодов, что их хватит жителям всей нашей галактики. Тогда наш первый целитель Митя сможет не только вылечить всех, кто к нему обратится, но ещё и вернёт людям, чуть ли не молодость, а вот вас и ваших коллег я и вовсе сделаю юными. Он отличный парень и хочет посвятить целительству всю свою жизнь.

Мария Денисовна, к которой стремительно возвращались силы, проглотила ещё один кусочек пиццы и удивлённо спросила:

- На чём же мы полетим на Алварию, Валерочка?

- Не полетите, а поедете на моём загривке, дорогая моя Машенька, - ответил я, - простите, что называю вас так раньше времени. Причём поедете с комфортом. Ничего, скоро мы доедем до места и пока вы будете лежать в робохирургах, мой Советник Сай вам расскажет о том, кто такой Приносящий Дары, это, кстати, моя новая профессия и она очень похожа на прежнюю, я ведь был торговцем, то есть владельцем большого магазина, но он никуда не исчез.

Дмитрий был безмерно счастлив, что ему было разрешено осмотреть ту шестиэтажную огромную клинику, которую я достал из нагрудного кармана. Ничуть не меньше он радовался и тому, что стал первым целителем на нашей планете, да, ещё вошел в такую команду, как наши деревенские. Он дождался, когда спустя восемь часов из помещений, где стояли робохирурги, вышли такие же юные, как и правнучка деда Вени - Машенька, в прошлом маститые, заслуженные учёные, ещё совсем недавно дряхлые старики и старухи, а теперь настолько юные создания, что им самим стало неловко. Их было шестьдесят семь человек, так что нам пришлось заказать для них два больших автобуса, чтобы сначала отвести в Питер. Там они прошлись по магазинам, а потом направиться в Москву.

Ещё через пять дней, собрав всех, кого только было можно, мы прибыли в нашу Деревню. Вот теперь я мог рассказать им всё немногое, что узнал об алварии целебной, а если сам Советник Сай знал о ней не так уж и много, так что тогда говорить обо мне. Зато я был полностью уверен в том, что учёные, к которым вернулась молодость, сумеют разгадать все те загадки, которые придумала природа далёкой планеты.  В тот момент я думал, что сил научного отряда, состоящего из двухсот тридцати семи человек, хватит и не ошибся.

В Деревне за неделю всё не только полностью устаканилось, но и началась работа. Мои друзья уже разобрались с частью товаров и даже решились продать кое-что из них. Первыми инопланетными товарами, купленными землянами, были электронные очки с Вертаны, позволявшие видеть не только ночью, но и в самом густом тумане. Затем шли даже не телескопические, а просто вырастающие из массивной рукоятки, оснащённой дисплеем, спиннинги с Хавиара, с хитроумным самозацепляющимся крючком на такой прочной леске, что можно было вытащить из воды даже кита. Самым любопытным товаром были биопылесосы с Гертии. Хотя они вроде бы и не всасывали в себя воздух и даже не гудели, но всё же как-то втягивали в себя всех вредных насекомых, которых внесли в память компьютера Василий и его помощники - наши юные хакеры. Эти товары пользовались очень большим спросом и их раскупили через Интернет бегом, хотя они и стоили дорого, настолько высокими оказались их потребительские свойства.

Мой друг, который не вылезал из склада сутками, определился с ещё одним сложным вопросом. На планете Энтабия Сай затарился гипнопроекторами, которые позволяли не просто посмотреть какой-то фильм, а как бы стать свидетелем событий, но Васяню заинтересовало не это времяпровождение, а то, что с помощью этого устройства Советник Сай смог научить его алварийскому языку всего за шесть часов. Мой друг просто рвался на Алварию и я не смог ему отказать, а поскольку он уже знал кое-что об этом мире, то пока учёные учились говорить по-алварийски мы принялись закупать подарки для вечно юных жителей этого мира.

 

Глава 5

Экспедиция на Алварию и встреча с Сантией

 

Путеводитель Сайландоса по сорока семи мирам галактики, известным ему, оказался на редкость странным, а попросту грешил огромными пробелами. Он содержал множество совершенно ненужных мне научных данных о солнечных системах и нужной мне планете, но в нём не было главного - подробного отчёта о быте и нравах народов, населявших эти миры. Зато в нём содержались чуть ли не исчерпывающие сведения о их физиологии. Смех, да, и только, как будто Приносящий Дары был свахой и собирался переженить их. Зато мой Шапкин всего за два часа вложила мне в голову полное знание всех языков и диалектов Алварии, но их было всего пять и они оказались весьма похожими и близкими друг к другу. Единственное, что я точно знал, так это то, что алварийцы живут по тысячу двести лет в среднем и что они так до сих пор не выбрались из средневековья.

Советник Сай рекомендовал мне проникнуть на Алварию тайком, поскольку Сайландос, мягко говоря, надул алварии, поскольку так и не доставил на эту планету обещанного оружия. Побоялся, что горячие алвари, у которых в ходу были одни только арбалеты, чего доброго начнут воевать, и тем самым сокращать продолжительность жизни. При том обстоятельстве, что алвари жили так долго, численность населения в этом мире ещё не достигла четырёх миллиардов. Почему, Советник не знал, а гадать на кофейной гуще не любил и потому ничего мне не ответил, а лишь посоветовал разбираться самому. Вот это он замечательно придумал, да ещё посоветовал стать невидимкой.

Вместо того, чтобы проникнуть на Алварию тайком и сначала получить данные со спутников наблюдения, я ввалился в этот мир с шумом и грохотом, а точнее просто вошел никого не таясь. На этой планете, как и на Земле, тоже имеется пять больших континентов и я нацелился пройти на тот, который лежал в Северном полушарии, на континенте Ойшен. Там меня интересовал город Ребалах, расположенный на юго-восточном побережье Риванского моря. В качестве точки выхода я выбрал Большую Пустошь, образовавшуюся из-за того, что там было высажено несколько тысяч луковиц алварии целебной, весь урожай которой забрал с собой Сай. Он пообещал вернуться через пару недель, но заявился только через пять лет. К тому же практически с пустыми руками.

Князю Эршулану Сонжару, было с чего разозлиться на Приносящего Дары. Всему виной был даже не столько Сай, который, в общем-то, отговорил князя от приобретения современного оружия и тот уже не грезил ружьями, сколько алвария целебная. Розовые и красные шарики, это ведь всего лишь её плоды, а семя алварии, точнее её зародыш, имеет совсем другой вид и размеры. Это коричневая луковица размером со столитровый бочонок, похожая на ананас, только куда прочнее. Алвария растёт только на самых тучных почвах с большим содержанием гумуса, причём хорошо увлажнённых. Растёт она, чуть ли не со скоростью взрыва. Луковицу высаживают в лунку под вечер, всю ночь она набирает влагу, а с первыми лучами солнца выстреливает вверх сначала множество мечевидных листьев, а затем центральный побег диаметром немногим больше метра.

Всего за сутки алвария вырастает в растение вроде пальмы высотой в шесть метров и выбрасывает во все стороны сотни цветоножек с шариками завязей. На следующее утро алвария распускается большими, лилейными цветами с длинными пестиками, похожими на початки кукурузы и уже к вечеру они увеличиваются раза в три, становятся розовыми. Сразу же начинается первый ночной сбор её плодов, называющихся Эликсиром Здоровья. Сборщики плодов снимают ровно половину початков и раскладывают их на листьях нижнего уровня, которые к тому времени образуют плотный, тёмно-зелёный круглый ковёр. Початков так много, что они полностью закрывают собой листья и на следующий день они, подсыхая на листьях, сами разваливаются на светло-розовые, с бежевым оттенком, шарики одинакового размера.

Те же початки, которые не были сорваны, на следующий день начинают интенсивно краснеть. В наступающих сумерках начинается второй ночной сбор урожая. Плоды алварии очень прочные и человек, наступив на шарик, не может его раздавить. Сборщики, забравшись на алварию, срывают тёмно-красные початки и сбрасывают их на розовые шарики, стараясь управиться с этим до утра. На следующий день красные шарики также отделяются друг от друга и становятся идеально круглыми. Ближе к вечеру сборщики прибегают к алварии и собирают урожай в большие корзины, чтобы унести его в закрома и разобрать по цветам в ту же ночь, иначе с рассветом они начнут портиться, а попросту гнить, как и сама алвария. Каким бы сухим и жарким не был следующий день, начавшаяся реакция автолиза всё равно превратит растение в коричневую, дурно пахнущую слизь и на земле образуется, словно выжженный напалмом круг, на котором лет пятьдесят, а то и все семьдесят не будет расти ни один сорняк. В самом центре этого круга в земле остаётся огромная луковица алварии. Часто сдвоенная, то есть с деткой точно такого же размера. Именно таким образом возле Ребалаха появилась Большая Пустошь.

Мы готовились к экспедиции на Алварию почти три месяца, закупив множество химических реактивов, научного оборудования, а также подарков для князя Эршулана Сонжара, правителя города со стадвадцатитысячным населением и целого княжества, в котором жило полмиллиона алварии. Чем жили все эти алвари и их князь я понятия не имел, но всё же надеялся с ними подружиться. Сай побывал на Алварии трижды и все три раза доставлял в этот мир совсем не те товары, которые требовались алвари. Не исключено, что и мы приволокли на эту планету очередную груду никому ненужного барахла, а вместе с ним ещё и большой табун верховых лошадей, причём уже выезженных. Их мы купили, чуть ли не калеками, но плоды алварии целебной ставили на ноги не только людей. Со слов Сая я только и знал, что алвари похожи на жителей средневековой Аравии или Персии, а поэтому решил двигаться в этом направлении.

Мы все заново перечитали сказки из книги «Тысяча и одна ночь», после чего принялись искать такие товары, от которых не отказался бы даже сам Гарун аль-Рашид. Восток дело тёмное, но и русские челноки не шиком бриты. Поэтому я направился в Стамбул, к одному старому турку, хозяину крупной торговой компании. Старый Саглам Инан, который никогда не жаловался на здоровье, к этому времени совсем сдал. Всего пять лет назад у него начался диабет и когда я приехал в его дом, он уже не вставал. Ноги старика были в таком состоянии, что дело шло к ампутации. Сначала я дал ему проглотить четыре круглые пилюли, а потом рассказал обо всём. Саглам внимательно выслушал меня, после чего закрыл глаза и стал то ли думать о чём-то, то ли прислушиваться к тому, что творилось в его организме. Минут через десять он широко открыл глаза и сказал мне:

- Валера, мой старший внук Демир, врач. Он учился в Германии, и он хороший врач, борется за жизнь каждого человека. Он онколог, но его пациенты всё равно умирают. Сделай его одним из своих целителей, а меня своим советникам по торговым делам в мусульманском мире. Мы оба будем служить тебе до конца наших дней.

Похлопав старика по колену, я усмехнулся:

- Учти, Саглам, это надолго, но я обещаю тебе, что однажды все люди на Земле узнают о том, кто такой Приносящий Дары и тогда твоя должность в моей конторе станет официальной. Сейчас же тебе придётся хранить нашу с тобой тайну. Ты обеспечишь меня такими товарами для Алварии, чтобы мне не было стыдно там появиться? Я смогу заплатить тебе за них золотом не раньше, чем через год.

Турок улыбнулся и отмахнулся от моих слов:

- Можешь не торопиться, Валера. Для любимых детей Аллаха, я сделаю всё, что только будет в моих силах, но золото это хорошо. Золото в нашем мире самая надёжная валюта.

Вечером того же дня я познакомился с молодым онкологом Демиром Ананом, который, как и его дед, был по-европейски воспитанным мужчиной. Так ряды целителей пополнились ещё одним подвижником, получившим от меня десять тысяч розовых и красных плодов, а я заполучил себе отличного управляющего. Саглам сразу взялся за работу и обеспечил меня такими товарами, которых я без него точно никогда не смог бы купить из-за их высокой цены. У меня ведь в то время было совсем немного денег. Правда, мой турецкий партнёр облегчил мои склады на несколько тысяч тонн и в конце концов сказал, что теперь золото понадобится только для новых закупок. Что самое интересное, он сумел пристроить даже то, что я никогда не мечтал сбыть с рук, но совсем не так, как я думал.

Вот кто бы кроме Саглама догадался, что из плазменные ружья, оружие огромной разрушительной силы, можно продать по частям? Стоило только снять с них небольшие, но невероятно мощные аккумуляторы, как они превратились во вполне безопасные плазменные резаки, которые можно было запитать от сети в двести двадцать вольт. С них даже не потребовалось снимать после этого приклады. Зато каждый аккумулятор мог спокойно крутить электродвигатель мощностью двести пятьдесят киловатт целых два месяца, после чего его нужно было заряжать всего пять дней, но напряжение должно быть не менее шести тысяч вольт на устройство размером в пол блока сигарет. Таких ружей и у меня было, чуть ли не на целую армию, семьдесят тысяч штук, и через два года я стал поставлять аккумуляторы в Китай по два миллиона штук в год и все они шли на производство электромобилей. В итоге, отправляясь на Алварию, я не испытывал особых волнений.

Советник Сай всё рассчитал правильно, и я появился на краю Большой Пустоши буквально в семи сотнях метров от черты города не слишком рано утром. Передо мной лежало несколько десятков метров мёртвой земли, потом начиналась ярко-зелёная полоса травы, а дальше, за невысокой изгородью виднелся роскошный сад, и справа от него оканчивалась улица. В прежние времена куда-то за мою спину вела от моря дорога, но после того, как тут были высажены алварии, ходить и ездить по ней перестали. Стоять на мёртвой, словно выжженной земле серовато-бурого цвета было невесело, и я двинулся вперёд и вправо, к улице, мощёной брусчаткой. С дороги, пересекавшей Большую Пустошь, занимавшую несколько тысяч гектаров, похоже, брусчатка была снята, причём уже давно.

Улица, к которой я подошел, оказалась весьма широкой и даже с тротуарами. По обе стороны на приличном расстоянии друг от друга стояли не просто дома, а самые настоящие небольшие замки, построенные в восточном стиле из белого и светло-коричневого камня или крупного кирпича. Алвари заметили меня сразу и тут же стали громко и возмущённо кричать. Не успел я войти в город, как ко мне бросилась агрессивно настроенная толпа живописно одетых мужчин, глядя на которых я сразу же повеселел. Похоже, что Сагги не ошибся с выбором товаров. Мужчины, все на вид юноши не старше двадцати лет, бежали ко мне, размахивая палками и даже короткими мечами или очень длинными ножами, истошно крича: - «Проклятый обманщик! Как ты посмел снова появиться в нашем городе?»

Всего в передовом отряде бежало человек двадцать. Алвари, как я уже это знал, ничем не отличались от землян и более всего действительно походили на южан, хотя и не были слишком уж смуглыми, что-то вроде испанцев или турок, но уж точно не индусы. Одеты они были в разноцветные шальвары, рубахи светлых тонов и разноцветные длиннополые, до середины бедра, куртки с рукавами чуть ниже локтя. Пуговиц на курках я не заметил, но они были подпоясаны либо широкими кожаными ремнями, либо яркими, цветастыми кушаками. Из глубины улицы ко мне бежало ещё под сотню мужчин, но в то же время несколько алвари, вскочив на двуногих животных, похожих одновременно на страусов и кенгуру, помчались куда-то в город, наверное, доложить князю Эршулану, что обманщик Сай снова объявился в Ребалахе, а значит опять быть какой-то беде.

Дойдя до начала улицы, я остановился. Толпа алвари, подбежавшая ко мне метров на пять, тоже встала. При этом все тотчас замолчали и принялись сверлить меня гневными взглядами. Похоже, что на мой счёт князь Сонжар всё же издал указ, приказывающий его подданным при встрече со мной быть сдержанными. Я стоял и широко улыбался, а Шапкин докладывал мне, что алвари очень рассержены, но им действительно приказано меня не трогать. Правда, многие из мужчин всё же были довольны тем, что им перепало от моих щедрот и они не могли нарадоваться на фонарики и вечные светильники, а также на многие другие полезные вещи. Ожидание не затянулось надолго, вскоре я услышал в глубине улицы, быстро заполнявшейся народом, а на ней, наконец, появились женщины, громкие крики.

Верхом на двуногом скакуне примчался в сопровождении двух десятков воинов в чешуйчатых полудоспехах, князь Эршулан Сонжар, высокий, стройный юноша с аккуратной бородкой и смеющимся красивым лицом с большими, карими глазами. На его голове красовалась скромная золотая корона - обруч с зубчиками. Князь соскочил со своего зверя, отбросил в сторону поводья, шагнул ко мне и весёлым, задорным голосом громко воскликнул:

- Сай, старый звёздный бродяга! - присмотревшись, он удивлённо пробормотал - Нет, ты не Сай, хотя и немного похож... Кто ты, звёздный путешественник? Ты тоже Приносящий Дары, как и Сай?

- Князь Эршулан, я преемник Сайландоса и прибыл на Алварию, чтобы исправить некоторые ошибки прошлого и загладить перед тобой вину Сая. - с поклоном ответил я - Меня зовут Валерий и я Приносящий Дары. Позволь мне начать именно с этого. Вели алвари отойти назад, чтобы я смог развернуть свои контейнеры.

Князь быстро справился с волнением, ему понравилось, что я прибыл не с пустыми руками, но всё же поспешил сказать:

- Звёздный путешественник Валерий, если ты имеешь ввиду Большую Пустошь, то мы про неё давно забыли. Пройдёт ещё лет сорок, и она сама зазеленеет, а на Сая я не сержусь. У него и без меня много хлопот, так что все обиды остались в прошлом. Так вы теперь работаете вдвоём с ним, Приносящий Дары?

- Нет, князь, Сай передал мне свою ношу и, наконец, отправился домой, - ответил я с грустной улыбкой, мне действительно было из-за этого несколько неловко, - он очень сожалел о том, что не смог найти для тебя и твоего народа нечто такое, что вас искренне порадовало бы.

Сняв с себя КОПСы, я отстегнул от них лямки и составил вместе, чтобы они образовали одно целое, после чего оттолкнул их в сторону Большой Пустоши и приказал Советнику увеличить их до максимального размера, чтобы ему было легче выставлять наружу транспортировочные контейнеры и все прочие модули. Позади меня стала быстро вырастать серебристая громадина и толпа, восхищённо ахнув, попятилась назад. На Алварии я собирался провести столько времени, сколько потребуется для того, чтобы разобраться если не во всём, то в самом главном. Плоды алварии целебной были для меня самым главным товаром, и потому число учёных за время подготовки к этой экспедиции увеличилось до семисот тридцати двух человек и это были люди из многих стран мира.

Из полутора тысяч роботов-андроидов, работавших раньше на Сая, а теперь ставших моими помощниками, триста сорок тех из них, кто пожелал заняться растениеводством и почвоведением, я придал учёным в качестве ассистентов и рабочих рук. Помимо этого мы закупили для нашего отряда свыше двадцати тысяч единиц сельскохозяйственной техники, а также множество оборудования, потратив больше ста пятидесяти миллионов евро. Экипирована наша экспедиция была вполне достойным образом. Одних только электронных микроскопов мы купили для них двадцать штук, не говоря уже о другом научном  оборудовании, но больше всего я надеялся на светлые головы и талант членов экспедиции, ведь все они были старыми, имеющими огромный опыт учёными с мировыми именами. Чтобы им было легче покрывать огромные расстояния, Алвария была на двадцать три процента больше, чем Земля, я передал отряду учёных пять из восьми больших флайеров, которые были переоборудованы в летающие лаборатории. С транспортом дела в этом мире обстояли плохо.

Мои КОПСы превратились в гигантское сооружение, зависшее над Большой Пустошью на высоте в полтора метра, что произошло за каких-то две минуты. Через пять минут открылся огромный люк, выдвинулся вперёд и опустился на землю пандус и андроиды первым делом стали выводить наружу лошадей разной масти, а я громко сказал:

- Князь Эршулан, тех существ, которые на четырёх ногах, я передаю в дар тебе и твоему народу, а двуногих извини, не могу. - ко мне тут же подошли два андроида, держащие в поводу двух прекрасных, белоснежных арабских скакунов, жеребца и кобылу, и я, достав из кармана две морковки, стал кормить их и заодно объяснять - Не знаю, как называются ваши двуногие скакуны, но эти, которых мы называем лошадьми, точно бегают намного быстрее. А ещё они очень ласковые и любят людей, но за ними нужно ухаживать, как за детьми.

Глаза князя вспыхнули от восхищения, и Шапкин доложил мне, что Эршулан в восторге от моего щедрого дара. Скормив Леденцу и Молнии морковки, я вытащил из кармана ещё две и вручил их князю, сделав рукой жест, чтобы он угостил лошадей. Старый правитель, возраст которого, если Шапкин не ошибся, перевалил за две тысячи лет, выхватил морковки у меня из рук и осторожно протянул их арабским скакунам, доставшихся нам чуть ли не в виде скелетов, обтянутых шкурой. Лошади тихонько заржали и приняли угощение, а Молния даже ткнулась своими мягкими губами в руку князя и тот восхищённым голосом воскликнул:

- Какие прекрасные животные! Валерий, ты делаешь мне просто невероятно щедрый подарок. Наши луршаги сильные и быстрые бегуны, но они злые и непокорные, а потому не каждый алвари может с ними совладать, а у твоих лошадей такие мягкие губы, что я просто в восторге. Мне хочется коснуться их губами.

Весело рассмеявшись, я принялся гладить Молнию руками по морде и шее. Той нравилось, когда её ласкали, и она негромко заржала, а я чмокнул её в кончик носа и весело сказал:

- Эршулан, чтобы не любить лошадей, нужно быть конченым животным, подлецом и негодяем. Лошадь, мой друг, это самое преданное человеку животное, но это не единственный мой подарок. Я привёз тебе ещё и других четвероногих друзей, таких же быстрых и красивых, как и лошади. Сейчас их выведут мои друзья-учёные. Надеюсь, что и эти домашние животные тебе понравятся.

Думая о том, каких собак завезти на Алварию, мы остановили свой выбор на афганской борзой. В пару к лошадям афганы подходили лучше всего, причём мы отбирали не декоративных кобелей и сук с длинной шерстью, а рабочих, более короткошерстых, рослых и очень быстрых. Их мы привезли шестьсот пар, и я полагал, что получив в подарок жеребца и пару прекрасных охотничьих собак, ни один алварийский князь не останется равнодушен, а потому сказал:

- Князь, я передаю в твои руки шестьсот лошадей, а к ним шестьсот пар животных, главное предназначение которых - охота на небольших травоядных животных, которые бегают с огромной скоростью. Они тоже очень любят людей, и я думаю, что каждый князь захочет иметь у себя таких животных.

Андроиды вывели лошадей и те, увидев сочную траву, сразу же принялись её щипать. Советник Сай уже убедил меня в том, что трава на Алварии съедобная и потому я не дёргался. Князь между тем буквально вцепился в Леденца и Молнию, да ещё и зорко поглядывал на других лошадей белой масти. Тут послышался весёлый многоголосый лай афганов и из склада стали выходить с собаками на поводках наши юные, красивые учёные. Вот тут-то князя проняло окончательно и дело даже дошло до того, что его глаза не просто увлажнились, а наполнились слезами радости и восторга, а ведь он только выглядел юношей. Князь Эршулан повернулся ко мне и восхищённо прошептал:

- Какие красивые. Валерий, неужели они ещё и охотники? В наших степях им будет на кого охотиться.

- Было бы с кем, князь. - сказал я с улыбкой и добавил - А все эти юноши и девушки, Эршулан, великие учёные, которые сделают так, что алварию можно будет высаживать на одном и том же месте если не каждый год, то хотя бы через год. В моём мире они были древними стариками, но как только помолодели, сразу согласились поработать в твоём. Отнесись к ним с должным уважением.

Нас окружила большая толпа учёных, и они начали знакомиться с князем, говоря ему, что постараются разобраться со зловредным растением, превращающим плодородную почву в пустыню, если не во что-то похуже. Некоторые из них смело подходили к луршагам, и как только выяснилось, что эти животные с небольшими, но сильными и цепкими передними, пятипалыми лапами с острыми коготками - плотоядные, в ход немедленно пошло иное угощение - копчёная колбаса. Те от неё сразу же подобрели и вот что удивительно, злые луршаги тянулись к лошадям и совершенно не боялись собак, что заставило меня заулыбаться. Князь тоже обратил на это внимание и приказал вести новых друзей алвари к себе во дворец. Мне подумалось тогда, что лошади в нём не поместятся, но я ошибся. Они так приглянулись князю, что тот приказал разместить их на постой в нескольких больших павильонах, стоящих посреди огромного сада и стал выяснять, что кроме морковки любят лошади. То, что собаки любят мясо, он уже знал.

Часа через полтора, как только лошади были определены на постой, с собаками ведь было куда проще, их попросту разобрали придворные князя, в просторном дворе княжеского замка, а это было весьма внушительное сооружение, началось главное представление. Мы стали показывать Эршулану и его свите свои дары, которыми я хотел покрыть затраты на выращивание прежней партии Эликсиров и, как выяснилось, нам удалось сделать самое главное, потрафить вкусам алвари. Больше всего им понравились яркие, сверкающие ткани, особенно парча, да, и гипюр тоже, особенно алварийкам. Приглянулись им также ковры, и даже посуда, особенно металлическая, изготовленная в арабском мире. От сложнобытовой техники мы пока что решили отказаться, ведь для неё требовалось электричество.

Однако, больше всего князю и его советникам понравились сёдла для лошадей и прочие предметы лошадиной экипировки. Леденца и Молнию, князь не захотел отпускать от себя. Чтобы лошадям не было жарко, он приказал установить для них навес. Их тут же оседлали. Эршулан, немного подумав, сел верхом на Леденца, а правнучка деда Вени взлетела на Молнию. Это были старые и мудрые лошади и хотя к ним вернулась молодость, они не стали вставать на дыбы и вообще выкаблучиваться. Они чинно прошли по двору, мощёному камнем, до самых ворот и вскоре мы услышали удаляющийся цокот копыт, но князь не стал уезжать далеко и через четверть часа вернулся. Его глаза горели от восторга и он, соскочив с Леденца, обнял жеребца за шею. Конь стоял перед ним спокойно и лишь слегка всхрапывал. Повернувшись, князь сказал:

- Валера-жос, Леденец не только быстрый конь, но ещё и очень умный. Он будет моим самым лучшим другом.

Роботы привезли следующий контейнер и когда стали выносить из него кофры с холодным оружием и охотничьими ружьями самого различного калибра, алвари радостно загалдели тотчас, как только они извлекли первое же подарочное ружьё с золотой насечкой. Это был «Браунинг» двенадцатого калибра под патрон «Супермагнум», отличное, но излишне мощное, на мой взгляд, ружьё. Взяв его в руки, я подошел к князю и, протягивая ему ружьё, с улыбкой сказал:

- Сай почему-то не хотел привозить на Алварию огнестрельное оружие, Эршулан, но я подумал и решил, что в этом не будет ничего страшного. Вы же не станете стрелять друг в друга.

Князь взял ружьё в руки, кивнул и ответил:

- Конечно, не станем. А с этой штукой можно будет охотиться на куршагов? Очень уж твоё ружьё маленькое. Как оно стреляет?

Мне пришлось показать, хотя где я и где оружие? Попросив народ разойтись, я велел андроидам отодвинуть контейнер подальше, развернуть его боком и поставить перед ним что-нибудь в качестве мишени. У нас собой ничего подобного не было, и потому откуда-то принесли мишень для стрельбы из лука и я, вложив в ствол патрон, стал целиться. Мишень находилась от меня метрах в семидесяти и была довольно большой, но когда я стал в неё целиться, сразу же сделалась до безобразия маленькой. Лучше бы я этого не делал. Когда я нажал на спусковой крючок, раздался оглушительный грохот, ружьё вылетело у меня из рук, а сам я упал на задницу, да, ещё и перекувыркнулся. В общем, опозорился, и мне пришлось подниматься на ноги под оглушительный хохот. Ружьё тут же подхватила Машенька Шумская, быстро перезарядила и сказала смеясь:

- Ну, что же ты, Валерочка, аккуратнее надо обращаться с оружием, - и тут же выстрелила навскидку, разнеся мишень в щепу, - с такими боеприпасами нужно быть предельно внимательным. Да, эти патроны «Супермагнум» серьёзная вещь, но у противотанковых ружей отдача была всё же больше. Нет, мальчики, по мне самое лучшее оружие, это всё-таки снайперская винтовка.

Наглядно показав алвари, что пушки детям не игрушки, я тут же заторопился в дорогу и стал прощаться с князем, попросив отнестись к учёным, прибывшим с Земли, очень серьёзно. Попрощался я и со своими новыми друзьями, но никаких наставлений им не давал. Князь, подойдя ко мне, с сожалением в голосе сказал:

- Ты точно такой же, как и Сай, Валера-жос. Я всегда мечтал с ним поговорить, но он никогда не задерживался больше, чем на несколько часов. Очень жаль, я хотел поговорить с тобой.

Я развёл руками и ответил:

- Извини, Эршулан, но у меня очень много дел. Сам понимаешь, моё занятие обязывает меня быть постоянно в пути, но зато посмотри, сколько прекрасных собеседников я доставил в твой дом.

Оставив князя во дворе его замка, я сел в салон небольшого флайера, которым управлял андроид и мы, прежде чем лететь к моим КОПСам, всё же сделали несколько кругов над городом, привольно раскинувшимся на холмах на берегу моря. Роботы уже выгрузили все модули, оборудование и технику, а потому ничто не помешало мне, как только флайер влетел внутрь, уменьшить контейнеры в размерах, нацепить на себя и сделать следующий шаг. Хотя мне и хотелось задержаться во дворце князя, которого я даже толком не рассмотрел, я решил всё же последовать правилу представительниц древнейших из всех профессий и не суетиться под клиентом. Пусть сам разбирается с моими подарками. Тем более, что теперь мудрых собеседников у Эршулана хватало и тем не терпелось поговорить с ним.

Я торопился посетить ещё один мир, в котором Сай тоже каким-то образом сумел нажить себе врагов. Как выяснилось, мне срочно были нужны транспортировочные контейнеры, ведь мой предшественник разбазарил почти половину наличного запаса. Более пяти сотен пустых контейнеров я оставил на Земле, даже не зная, чем их смогут заполнить мои друзья, почти две сотни роботы выгрузили на Алварии и если дело пойдёт так дальше, то товары мне придётся перевозить в крапивных мешках. Все мои попытки воспользоваться металлоломом на дне океанов, закончились полным провалом. Корабли так заросли ракушками и всякими кораллами, что с ними было лучше не связываться. Зато на Тернире с металлом всё было в полном порядке, там чуть ли не вся поверхность планеты усыпана разбитыми танками и прочей техникой, а то, что весь этот металлолом был ещё и радиоактивным, Советника Сая ничуть не смущало. Его оборудованию были нипочём такого рода трудности.

Война на Тернире шла очень долго, семь лет в своей активной, самой губительной фазе, и потом ещё почти сорок лет, но до того две группы тернирцев больше четырёх столетий враждовали друг с другом, но в конце концов, уничтожив планету, поняли что с войной пора завязывать. Самым удивительным было то, что тернирцы каким-то совершенно удивительным образом выжили и что самое главное, не утеряли своей стойкости, мужества, настойчивости и целеустремлённости. Если раньше они мечтали уничтожить друг друга, то теперь хотели возродить свой мир, ради чего забыли про былые обиды, хотя было живо много тех мужчин и женщин, которые помнили, как термоядерные боеголовки ракет уничтожали их прекрасные древний и самые новые города. Они построили под поверхностью планеты множество подземных городов и жили там, мечтая возродить свою планету. Поэтому, собираясь сразу после Алварии отправиться на Тернир, мы решили, что туда не стоит ввозить ничего, кроме свежих овощей и фруктов, а мои транспортировочные контейнеры обладали таким свойством, что продукты питания не пропадали в них чуть ли не столетиями.

Имея за плечами почти две тысячи контейнеров, заполненных до отказа всеми теми овощами и фруктами, которые я только мог тайком купить на Земле, я надеялся, что тернирцы не станут переносить на меня грехи Сая. Однако, прекрасно понимая, что и этого может быть мало, я решил перед Терниром, где меня точно не ждали с распростёртыми объятьями, заскочить буквально на полчаса на Рестию, где мой предшественник наоборот, зарекомендовал себя с наилучшей стороны, но и там мог оскандалиться. Советник Сай, когда я спросил, где же мне разжиться нужными металлами, говоря о Тернире, тут же сказал, что мне нужно провести эксперимент над рестийскими драгенариями, гигантскими моллюсками, похожими на земные перловицы. По его словам, драгенарии были живыми фабриками по очистке воды от загрязнений практически любой природы и оставалось только выяснить, смогут ли они справиться с отравленными водами Тернира.

Когда же я поговорил на эту тему подробнее, то выяснилось, что драгенарии это самый настоящий бич Рестии, так как они в скором времени грозились заполонить все водоёмы этой планеты. Хотя драгенарии росли не так уж и быстро, они были бессмертными существами, обладавшими невероятно прочными раковинами, и при этом давали очень большое потомство. С одной стороны было заманчиво расселить эти ракушки по всем «зелёным» планетам, чтобы обеспечить всех чистой водой, но ведь это же рано или поздно уничтожит их. Драгенарии просто вытеснят всех с планеты, точнее из её водоёмов. Если выяснится, что та ядовитая дрянь, в которую превратились воды Тернира не в состоянии убить моллюсков, то с их помощью можно будет сначала очистить его мировой океан, а потом как-нибудь избавиться от этих живых очистных сооружений.

Сай почему-то побоялся отвезти на Тернир парочку драгенарий, но я-то не он, и мне там некого бояться! Поэтому я сразу же отправился на Рестию и, шагнув с Алварии, вышел на высоте в пять километров и завис в воздухе. Мой защитный костюм умеет летать, но для того, чтобы найти подходящее место на планете, мне пришлось дать Советнику команду, и тот выставил наружу небольшой глайдер, летающий скейтборд длиной в четыре метра и шириной в метр. Стоя на нём, я помчался вперёд. Подо мной пока что расстилался континент, но уже через двадцать минут я летел над мелководным морем. Встреча с рестийцами не входила в мои планы, и потому я снизился только тогда, когда увидел внизу водную гладь, а на ней ни одного парусного судна или рыбачьей лодки.

На Рестии в то время только-только началась эпоха пара, но рестийцы в ней задержались ненадолго. Ещё через десять минут я плыл под водой и вскоре нашел на дне, сплошь покрытом гигантскими раковинами, парочку драгенарий длиной метров по тридцать и увеличил свои контейнеры до минимального загрузочного размера. Из люка выплыл наружу транспортировочный контейнер, верхом на котором сидело восемь андроидов и мои помощники быстро загрузили в него две огромные ракушки. Ещё через пятнадцать минут я был готов к тому, чтобы шагнуть на Тернир в то место, где Сай был в последний раз. Мне показалось, что так будет удобнее, не с чистого же листа начинать. На эту планету я вошел не совсем удачно, то есть попал под дождь, но не совсем обычный.

Это была так называемая сухая чёрная гроза, когда небо закрыто клубящимися чёрными тучами, сверкают молнии, грохочет гром, со страшной силой дует ветер, а с неба сыплется какая-то чёрная, липкая дрянь в виде небольших червячков. Если бы я был одет не в свой защитный костюм, а в тернирский защитный скафандр, то его пришлось бы выбросить, так как эта дрянь была мало того, что ядовитой, так ещё и радиоактивной. От меня её отталкивал мой энергетический скафандр, но мне всё равно пришлось помучиться из-за ураганного ветра, и опять-таки меня выручил защитный костюм, точнее его силовые присоски на массивных бутсах, похожих на гриндерсы.

Пунктом моего назначения был небольшой подземный город Ловберн, но поскольку я хотел посмотреть на настоящий Тернир, то вышел не в подземелье, а на поверхности, на большой транспортной площадке. Из-за нелётной погоды все флайеры находились в ангарах, так что мне тоже следовало идти к ближайшему шлюзу. Передо мной немедленно появилась карта-схема и маршрут, нарисованный зелёной линией. Изгибаясь под ударами ветра, я пошел вперёд и через полчаса, пролив семь потов, добрался до шлюза. Кодов я не знал, а потому просто нажал на кнопку вызова. Минуты через полторы я услышал возмущённый женский вопль:

- Сай, мерзавец, как ты посмел здесь появиться? Чтоб в тебя угодила самая большая молния, подлец! Убирайся прочь!

Переведя дух, я громко крикнул в ответ:

- Извините, но я не Сай! Меня зовут Валера и я совсем другой человек. Будьте добры, откройте мне люк. Тут дует.

Тут же я услышал:

- Ой, вы точно не Сай! Извините, я обозналась. Подождите немного, я приготовлю дезактивационную камеру.

Минуты через три люк открылся и я вошел в него, чтобы очутиться небольшом тамбуре. Минут тридцать в меня били со всех сторон тугие струи воды и только потом мой защитный скафандр стали обдувать горячим воздухом. Наконец атмосфера снаружи сделалась вполне приемлемой и мой защитный шлем, словно испарился, а ещё через несколько секунд открылся второй люк и я увидел перед собой длинную не сильно ярко освещённую галерею и небесной красоты девушку в золотистом комбинезоне. Девушка улыбалась мне так искренне и радостно, что я и сам расплылся в довольной улыбке, отчего юная красавица заулыбалась ещё задорнее и обаятельнее. Слегка кивнув, юная тернерийка представилась мне:

- Меня зовут Сантия, а вы, наверное, сменили Сая на его посту? Проходите, сегодня в Лобверне из-за чёрной грозы в городе нет никого кроме меня и роботов. Как же вы прошли так неудачно, Валерий? Даже Сай боялся чёрных гроз.

- Да, вот так уж вышло, Сантия, - ответил я, входя в галерею и смеясь пояснил, - хотел посмотреть на голубое небо, а вместо этого увидел сплошные чёрные тучи и жуткие молнии. Сегодня у вас довольно паршивая погода.

Девушка вздохнула и сказала с горечью:

- У нас никогда не бывает голубого неба. В лучшем случае, оно мутного, тёмного, серо-зелёного цвета. А вам впору выдать нагрудный знак «Человек грозы», Валерий.

Сказав так, девушка протянула мне круглый значок, на котором был нарисован чёрный кулак, сжимающий молнии и написано сверху и снизу «Человек грозы». Посмотрев на значок, я зажал его в кулаке, развёл руками и честно признался:

- Знаете, Сантия, меня эта ваша гроза тоже напугала. Ну, что же, пойдёмте в какое-нибудь большое помещение, и я покажу, какие фрукты я вам привёз. Скажите, Сантия, вы любите фрукты?

Девушка вздохнула:

- Я даже не знаю, что это такое. Вернее, знаю только из книг и ещё кинофильмов. У нас не выращивают ни овощей, ни фруктов, одни только водоросли и дрожжевые бактерии. - почему-то нахмурив брови, юная красавица, на вид тернирийке было не больше двадцати, тут же сказала, как отрезала - Нам не нужны ваши овощи и фрукты.

- Почему это? - изумился я - Поверьте, они все свежие, нет ничего замороженного, спелые и очень вкусные. К тому же я принёс их очень много, почти четыреста тысяч тонн и мои друзья отбирали только те, которые будут для вас самыми полезными.

На лице девушки появилась болезненная гримаса, и она ещё более решительным тоном сказала:

- Хотя вы и не Сай, Валера, всё же говорите точно так же, как и он. Ему я уже однажды это объясняла, теперь объясню вам. Мы вполне способны обойтись без чьей-то помощи и нам от вас почти ничего не нужно, Приносящий Дары. Единственное, что мы готовы обменять у вас на что угодно, это те целебные плоды, которые однажды принёс нам Сай. Хотя мы используем их только в самых сложных случаях, они уже заканчиваются. Поймите, Валера, мы ещё не можем, не в состоянии сами выращивать овощи и фрукты. Поэтому мы не имеем права принять от вас их даже в дар. Простите, если я обидела вас, но есть две темы, на которые на Тернире с вами никто не станет разговаривать, это поставка на нашу планету натуральных продуктов питания и эвакуация на другую планету. Похоже, что Сай этого так и не понял.

Ну, что же, я хотя бы узнал, что тернирийцы стойкий народ и достойны уважения. Поскольку мы так и не сдвинулись с места, я кивнул, словно соглашаясь с девушкой, и спросил:

- Сантия, мы что, так и будем тут стоять? Раз уж я здесь, может быть, вы покажете мне ваш подземный город.

Девушка вздохнула и проворчала:

- Вы такой же настырный, как и Сай, Валера.

Если девушка тебя с кем-то сравнивает, значит, она относится к тебе с подозрением. Поэтому я поспешил сказать:

- Сантия, поймите меня правильно, мне нужно узнать о Тернире, как можно больше. Возможно, что я смогу вам помочь.

- А разве Сай ничего вам не рассказал о нашей несчастной планете? - удивлённо спросила девушка и добавила - Впрочем, это на него похоже. Он ведь всегда торопился и ни во что не хотел вникать. Хорошо, пойдёмте на командный пост города. Там я включу главный компьютер, и вы сможете получить все нужные сведения.

Девушка поманила меня за собой и пошла к небольшому открытому электромобилю, похожему на древний «Виллис». Она села за руль, а я, сняв с себя контейнеры, примостился рядом на пассажирское сиденье и решил кое-что прояснить:

- Сантия, поймите, я не Сай. С этим парнем я разговаривал всего часа два с половиной, не больше. Он передал мне оборудование Приносящего Дары и тут же ушел на свою планету. Поэтому первое, что я хотел бы знать - как ему удалось поссориться с целой планетой? Поймите меня правильно, это не праздное любопытство. Я просто не хочу повторить его ошибку.

Этим я снова заставил Сантию нахмуриться, но девушка сердилась недолго и вскоре ответила:

- Валера, я бы не сказала, что Сай поссорился со всем Терниром. Наоборот, некоторые люди говорят, что он поступил правильно. Он обрёл себе врагов только в нашем городе.

- Ну, и что же он сделал? - спросил я, видя, что девушка не спешит рассказать о проступке Сая.

Резко увеличив скорость, Сантия чуть ли не прорычала:

- Этот мерзавец похитил Вианту, когда та родила от него сына, похитил вместе с ребёнком, хотя она и не хотела покидать Тернир. Вианта была моей лучшей подругой, мы вместе работали в биолаборатории, выводили новые штаммы дрожжевых бактерий. Поэтому я ненавижу этого мерзавца. Он поступил подло.

Сай сразу же вырос в моих глазах чуть ли не в десять раз, но говорить об этом девушке было опасно. Теперь я понял, почему он решил выйти в отставку. Не зная, что и сказать, я решил просто промолчать. Проехав по галерее, с одной стороны которой я видел через иллюминаторы какую-то тяжелую технику, Сантия повернула направо и дорога пошла под уклон. Мы ехали по какому-то большому туннелю прямоугольного сечения вниз и вскоре оказались в какой-то огромной подземной пещере. Мы выехали на кольцевую дорогу, и я почему-то сразу сообразил, что эта круглая пещера, заполненная внутри переплетением стеклянных, обрешеченных металлом труб висячих коридоров и двух, трёхэтажных жилых блоков, образовалась в результате подземного термоядерного взрыва.

Так оно и было на самом деле, как я выяснил в дальнейшем. Пока девушка не повезла меня к компьютеру, я попросил её:

- Сантия, я не разбираюсь в земных компьютерах, так что вряд ли найду общий язык с тернирийским, если он, как мой Советник, не станет отвечать на мои вопросы и показывать картинки и видеозаписи. Вы не могли бы мне просто рассказать о вашем городе, а ещё лучше о вашей работе. Как я понял, вы учёный-биолог, а мне хотелось бы поставить на Тернире один важный научный эксперимент.

- Так вы тоже учёный, как и Сай? - возбуждённо воскликнула девушка, и мне сразу же взгрустнулось - Правда, Сай астрофизик, но нам сейчас пока что не до звёзд.

Чтобы не создавать о себе иллюзий, я решительно сказал:

- Нет, Сантия, я не учёный. - всё-таки у меня из груди сам собой вырвался вздох и я объяснил ей ситуацию - Я простой торговец и поэтому Сай решил сделать меня Приносящим Дары, что практически одно и тоже. Он почему-то подумал, что я справлюсь с этим делом.

Девушка вежливо улыбнулась, кивнула и сказала:

- Да, я профессиональный учёный-биолог, Валера, - и уже с гордостью добавила, - я уже капитан лейтенант биологической службы и руковожу лабораторией экспериментальной биологии, а какой эксперимент хотите поставить вы, тем более научный? Вы же не учёный, а простой торговец. Торговля, как мне кажется, очень далека от науки.

Девица явно вздумала поехидничать, и я решил не оставаться в долгу и ответил ей той же монетой, к тому же перейдя на ты:

- Тоже мне, учёный-биолог без биологии. Можно подумать, что дрожжи не смогут обойтись без твоих штампов. - девушка прикусила губу и опустила взгляд, а я спросил, как ни в чём не бывало - Сантия, у вас тут есть какие-нибудь установки биологической очистки той ядовитой гадости, которая у вас льётся с неба вместо воды?

Сантия вздрогнула и быстро ответила:

- Воду с поверхности мы пока что не можем очистить, но в каждом городе у нас есть станции биоочистки. Отвезти тебя туда?

- Нет, - замотав головой, отказался я, - с этими делами вы и сами справитесь. Мне нужно найти небольшое озеро с вашей ядовитой водой и посмотреть, смогут ли с ней справиться мои станции биоочистки. У тебя есть что-нибудь подобное на примете? Желательно, чтобы над этим местом можно было установить крышу, чтобы в это озеро новая гадость не лилась и не сыпалась с неба.

Резко остановив электромобиль, девушка спросила:

- А что это за станции? Я могу на них взглянуть?

- Запросто, - ответил я, достал из кармана коммуникатор и приказал секретарю, - Шапкин, изобрази драгенарию.

Как только я положил коммуникатор на портприз джипа, сразу же появилась голограмма, показывающая, как мои помощники заталкивают огромные ракушки в транспортировочный контейнер и девушка, обиженно заморгав, воскликнула:

- Это же какие-то ракушки!

- Вот я и говорю, что ты биолог без биологии, - снова подколол я Сантию, - ясное дело, что не поросята, только знаешь, каждая такая ракушка перекачивает за год несколько сотен миллионов кубометров воды и всасывает в себя грязную, а выпускает назад такую чистую, что уже никакие станции биоочистки не нужны. Если ваша вода их не убьёт, тогда я смогу притащить на Тернир миллионы драгенарий и вам за это рестийцы ещё и денег заплатят. Сами деньги вам не нужны, а вот свежие овощи и фрукты с Рестии, они, между прочим, для вас съедобные, вы точно сможете получать каждую неделю. Вам ведь всё равно придётся построить большой складской терминал, причём не под землёй, а на поверхности Тернира. С этими драгенариями есть только одна проблема, они бессмертные и очень плодовитые. На Рестии от них не протолкнуться, скоро все океаны и моря заполонят.

Девушка снова прикусила губу и Шапкин моментально сказал, о чём она в данный момент думает, а мысли её были просты: - «Если наша ядовитая вода не убьёт драгенарий, то мы сможем в сотни раз сократить сроки возрождения Тернира. Сантия, решайся. Пока в городе нет никого, ничто не вешает тебе поместить драгенарий в водоём испытательного полигона. Не выходить же в грозу наружу. А этот новый Приносящий Дары, вроде бы неплохой парень. Во всяком случае, не такой вредный, как Сай, да, и симпатичнее него.» В общем, я сразу же мысленно приказал ему больше не читать мысли этой девушки. Это было бы по отношению к ней нечестно.

 

Глава 6

Тернир снова в опасности

 

На Тернире мне пришлось задержался на три с лишним недели по двум причинам, во-первых, из-за драгенарий. Во-вторых, узнав от Шапкина, что я симпатичен девушке, мне сразу же захотелось повторить подвиг Сайландоса, похитившего Вианту, а для этого мне нужно было добиться от Сантии взаимности, что выглядело весьма проблематично. Что ни говори, а я для неё был просто торговец, она же, к своим двадцати шести годам, уже успела получить докторскую степень и руководила биологической лабораторией. Вот и получалось, кто я и кто она? К тому же я ей чуть ли не в отцы годился, но очень уж она мне понравилась. Поэтому, приказав Шапкину не читать мысли девушки, я решил всё же попытать счастья. На Земле мне такие девушки не встречались ни разу. Правда, уже очень скоро я понял, что взялся решать очень сложную задачу, но в тот момент думал, что быстро добьюсь своего. Сухая чёрная гроза бушевала с такой силой, что из-за неё было невозможно вести никакие работы на поверхности планеты и потому всех рабочих перебросили на другие участки, а вместе с ними уехали и учёные. Поэтому я мог спокойно ухаживать за девушкой, хотя уже очень скоро мои ухаживания приобрели весьма странный характер. Но тогда Сантия, подумав, сказала:

- Валера, у нас в Ловберне есть подземный испытательный полигон с большим и глубоким озером посередине. Это ведь не обычный подземный город, как остальные, а научно-исследовательский центр возрождения Тернира. Большинство работ проводится снаружи, но наши некоторые разработки испытывать снаружи нельзя. Ты сможешь выгрузить драгенарий там? Сай всегда говорил, что ему нужно, как можно больше места.

Подумав о своём, пожав плечами, я ответил:

- Посмотрим. Если я смогу увеличить хотя бы один контейнер до минимального загрузочного размера, то всё получится. Между прочим, Сантия, рестийцы чем только не пытались отравить драгенарий, всё без толку. Их ничто не берёт, ни одна кислота, даже если их в неё погрузить. Они просто закрывают створки и впадают в спячку. Убить их можно, но для этого нужно очень долго держать в огне.

Девушка усмехнулась и спросила:

- Валера, а не проще стерилизовать взрослые особи, чтобы они больше не размножались? Тогда и драгенарии можно будет не уничтожать. Пусть живут вечно и очищают воду.

Широко улыбнувшись, я ответил, не думая о последствиях:

- Хотя я и не учёный, Сантия, а всё же не дурак. Если ты найдёшь способ стерилизовать драгенарий, и они при этом не наложат на себя с горя руки, то Тернир на пару с Рестией станет поставщиком одного из самых ценных товаров - живых фабрик по очистке волы. Вот уж что-что, а чистая вода нужна всем. Так что вези меня к этому полигону, посмотрим, что он собой представляет.

Девушка увеличила скорость и вскоре снова свернула в какой-то туннель, по которому поехала вниз. Через четверть часа мы добрались до самого нижнего уровня подземного города-института и остановились в большом ангаре возле огромного люка, заставленном контейнерами. Площадка перед входом была достаточно большой для моего контейнера. Недолго думая, я выбрался из электромобиля, и направился к нему, весело сказав по пути:

- Сейчас ты запустишь меня внутрь, и я сам там во всём разберусь. Если полигон имеет в поперечнике хотя бы триста метров и сотню метров в высоту, то я выставлю наружу транспортировочный контейнер, а всё остальное сделают роботы. Они не люди и потому не отравятся вашей ядовитой чёрной водой.

Сантия громко и испуганно вскрикнула:

- Ты что, сошел с ума? Концентрация ядовитых веществ внутри полигона в десять раз больше, чем на поверхности и единственное чем он предпочтительнее, это тем, что там никогда не дует ветер. А ещё называешь себя умным человеком. Ты же таким образом пропитаешь ядом свой контейнер и всё, что в нём находится.

Посмотрев на девушку, я мысленно запросил информацию у Советника и тот успокоил меня, но всё же посоветовал сделать перегрузку, чтобы успокоить девушку, если хочу накормить её фруктами. Кивнув, я усмехнулся и приказал учёному капитану от биологии:

- Хорошо, я сейчас смотаюсь куда-нибудь и перегружу транспортировочный контейнер, а ты быстро убери отсюда всё это барахло.

- Это не барахло, а научное оборудование, - вспылила Сантия.

- А мне по барабану! - рассердился я - Выполняй немедленно, что тебе приказано, капитан-биолог дрожжевых войск.

Чуть раньше Советник сказал мне, что он рассчитал точку выхода на Землю и я, круто развернувшись на пятках, тут же вошел в свой магазин и направился к холодильнику с мороженным. Взяв четыре больших рожка, замороженных в камень, я подмигнул резко помолодевшей продавщице бабе Вере и вышел через заднюю дверь во двор. Там я быстро увеличил сначала оба больших контейнера, затем малый и роботы-андроиды быстро осуществили перегрузку. Ко мне подбежало несколько моих помощников, чтобы спросить, как идут дела, но я, сказав, что всё в полном порядке и для волнений нет причин, покрутившись на Земле полчаса, мороженое даже не успело растаять, ведь у нас в Деревне дело полным ходом шло к зиме, вернулся на Тернир. Зато теперь я был готов войти в ядовитую пещеру. Правда, на этот раз я уже не собирался прогибаться перед этой девицей, которой вздумалось покомандовать мною.

Сантия, пока я отсутствовал, вызвала два десятка роботов и те сноровисто освобождали ангар от контейнеров. Подойдя к девушке, я демонстративно откусил кусочек рожка, проглотил его, не дождавшись, пока мороженное растает во рту, и спросил:

- Мороженное будешь?

Девушка, взглянув на яркие, красочные упаковки, спросила:

- А что это?

- Да, уж, не дрожжи чай, - ехидно ответил я, - а мороженное. Это такое лакомство, но мне бесполезно тебе говорить, из чего его делают. Всё равно не поймёшь. Скажу только одно, оно холодное, но сладкое и очень вкусное. Если не хочешь, я и сам все четыре слопаю. Ты же учёный, - добавил я и облизнул мороженное, - а настоящие учёные, обычно такие вещи на вкус пробуют.

Сантия улыбнулась и согласилась с моими доводами.

- Ну, если только попробовать.

Открыв упаковку, я вручил ей оба мороженных мы отошли в сторонку и стали вместе наблюдать за тем, как роботы освобождают ангар. Мороженое девушки понравилось, но я уже мысленно представлял себе, какими будут последствия и заранее к ним приготовился. Как только последний контейнер был вывезен, я быстро увеличил карманный КОПС, тот занял совсем мало места, и Советник, раздвинув створки входного люка, немедленно перекрыл его силовой защитой, похожей на зеленоватую плёнку. Роботы выдвинули через неё транспортировочный контейнер. Он каким-то непонятным мне образом сделался совершенно прозрачным, и Сантия увидела, какие огромные драгенарии лежат в нём. Девушка, которая уже покончила со вторым мороженным, подбежала поближе и громко воскликнула:

- Валера, но там внутри находятся ещё и совсем маленькие драгенарии, а вместе с ними плавают какие-то существа. Ты привёз их специально или они попали туда случайно?

- Эх ты, учёный-биолог, - насмешливо сказал я, - не можешь рыбок от зайца отличить. Я, кстати, специально прихватил как этих двух монстров, так и их молодь вместе с морской водой и всем, что плавало рядом, чтобы ты могла изучать драгенарий в их естественной среде обитания. Между прочим, все эти метания были напрасными. Как ты видишь, внутреннее пространство моего малого КОПСа защищено силовым полем и я войду сейчас внутрь, Советник Сай откроет сначала люк, роботы пододвинут аквариум вплотную к силовому полю, потом Советник откроет уже его и они вытолкают наружу драгенарий, а всё остальное останется, и я вернусь обратно. Меня, кстати, можно было и не мыть в семи водах. К моему энергетическому скафандру никакая дрянь не прилипнет. Пойми, Сантия, я ведь не простой торговец, а Приносящий Дары и такое оборудование, какое имеется у меня, у нас на Земле если и смогут изготавливать, то лет эдак тысяч через двадцать. Ну, всё, парни, шестеро забирайтесь в аквариум, а остальные заталкивают аквариум обратно. Начинаем работать, ребята, нам нужно как можно быстрее превратить этот полигон в настоящий оазис с пальмами и поющими птицами.

Сантия поначалу пристыжено опустила глаза, но через несколько секунд возмущённо воскликнула:

- Зачем ты тогда приказал мне освободить технический зал? Ты решил поиздеваться надо мной, да?

- Ой, блин, и это говорит учёный? - всплеснув руками, заголосил я, как на базаре - А голову что, включить лень? Милая, забудь о том, что там когда-то был полигон с особо опасными условиями. После того, как драгенарии начнут фильтровать воду, это будет опытный участок по очистке всего Тернира от той отравы, в которую вы превратили свою атмосферу, воду и почву. А раз так, то здесь нужно разместить пункт наблюдения. Вам же, учёным, захочется отравить тот оазис, который я создам, не раз и не два.

Одарив меня нелестным взглядом, как хорошо, что я запретил Шапкину её мысли, девушка кивнула и согласилась:

- Да, ты, пожалуй, прав.

Голос у Сантии уже был слегка хрипловатым, и я заторопился. Она открыла мне люк тамбура, и вскоре я вошел на полигон и ахнул, ведь это был целый полигонище диаметром километров в пять, огромная чаша с неровным ландшафтом, на дне которой чернело круглое озеро диаметром больше двух километров. Высота купольного свода была не менее километра над краями чаши и двух километров непосредственно над озером. Полетев к нему, я быстро увеличил карманный контейнер и из него, словно две подводные лодки, одна за другой вылетели драгенарии. Уменьшив контейнер, я засунул его в нагрудный карман и нырнул в глубины чёрного озера. Драгенарии ещё не опустились на дно, как уже приоткрыли свои створки сантиметров на тридцать и принялись всасывать в себя мутную, черноватую, зеленовато-синюю воду. Они были похожи на громадную, широкую лягушачью голову, только без глаз и чистая вода, создавая немалую тягу, выходила у них, как бы за ушами из двух овальных отверстий.

Шапкин немедленно взял пробы чистой воды и сказал, что её вполне можно пить. По его оценкам, воды озера должны были очиститься всего за три дня, что меня полностью устраивало. Больше всего мне хотелось войти сюда вместе с Сантией и искупаться в озере, на берегах которого будет зеленеть трава, кустарники и расти деревья. Живность сюда можно будет завезти с Земли, что-нибудь тропическое и не сильно кусачее. Между тем, мне нужно было поторапливаться, и я свечкой взлетел вверх и направился к шлюзу. На этот раз девушка не мыла меня так основательно. Когда я вышел к ней, она уже была никакая. Сделав озабоченное лицо, я спросил:

- Сантия, что с тобой? На тебе лица нет. Ты не заболела?

- Не знаю... - простонала девушка - Валера, мне плохо.

Широко осклабившись, я глумливо спросил:

- А чего ты ещё хотела? Слопала два мороженных, причём изготовленных не из стерильных продуктов, и думала, что ты не заболеешь после этого? Могу тебя обрадовать, у тебя ангина и твой организм с его искусственным иммунитетом, не знает, как с ней бороться. Если лечить тебя вашими средствами, Сантия, то ты можешь того, дуба врезать, то есть умереть. Поэтому, срочно прими два плода алварии и с тебя эту хворь, как рукой снимет всего за пять минут. И не вздумай отказываться, а то ведь точно умрёшь!

С таким напутствием я достал пробирку и вынул из неё розовый шарик плода алварии. Девушка отшатнулась и просипела:

- Валера, но это же Эликсир Здоровья, его дают только по распоряжению главного врача даже не города, а целой зоны.

Насильно затолкав шарик в рот девушки, я прорычал:

- Ох, и здоровы же ваши начальнички командовать. - заталкивая второй шарик, я насмешливо сказал - Это не из их, а из моих личных запасов. Поняла? Поэтому я сам решаю, кого и чем лечить.

Как всегда, действие Эликсира Здоровья было невероятно стремительным, и уже буквально через минуту Сантия почувствовала себя значительно лучше и сердито спросила:

- Ты сделал это мне назло?

- Нет, - возразил я, - не назло, а специально. Потому, что ты упрямая и вредная. Заставить тебя принять плоды алварии я мог только под угрозой быстрой и неминуемой смерти, а всё именно так и было. Фиг его знает, что ты ещё подхватила вместе с ангиной. Ну, ладно, давай забудем про это и снова станем друзьями и партнёрами. Мы ведь проводим этот эксперимент вместе? Или ты всё ещё сердишься?

Сантия хотя и, молча, но всё же отрицательно помотала головой, показывая мне, что не сердится, а Шапкин сказал: - «Валерий, у тебя очень странные методы ухаживания». Я не стал ему отвечать, а взял девушку за руку отвёл подальше от шлюза и снова увеличил малый КОПС, чтобы достать из него контейнер с образцами фруктов и самых вкусных овощей, а также ещё много чего. Советник Сай за те полчаса, что я находился на Земле, успел перетасовать свои запасы и потому выставил наружу кое-что из научного оборудования, но самое главное, огромный трёхмерный экран. Роботы-андроиды быстро установили его, семеро этих парней, которым не были страшны никакие яды, вошли внутрь и вскоре, сидя за пультом перед трёхмерником мы смогли увидеть, как идут у нас дела. Вообще-то, смотреть было не на что, и я потащил Сантию к контейнеру с фруктами, к которому был пристроен прилавок также с трёхмерным экраном, и строго сказал:

- А теперь, моя милая, я хочу, нет, даже не хочу, а требую, чтобы ты попробовала все те фрукты, на которые я тебе укажу. Пойми, Сантия, мне нужно начисть рожу вашему начальству. Понимаю, оно посадило вас на водоросли и дрожжи не от хорошей жизни, а по той единственной причине, что у вас не хватает чистой воды для гидропоники. Поэтому я и хочу превратить ваш полигон в зону отдыха, куда все рабочие и учёные смогут приходить, пусть даже через пять дней на шестой, по графику. Точно такие же оазисы можно ведь создать в каждом подземном городе, а помимо них ещё и оранжереи с теплицами. Так что не надо упрямиться. Лучше сделай так, как я прошу.

Девушка посмотрела на меня исподлобья и спросила:

- Откуда ты знаешь, что нам не хватает воды?

- Тоже мне, нашла загадку, - фыркнув, ответил я, - а зачем тогда вам нужны именно станции биоочистки? Знаешь, мне даже не хочется думать о том, чем вы кормите водоросли на первоначальном этапе, а потому прошу даже не предлагать вашу еду. Я этого не переживу.

Пододвинув к прилавку два удобных стула с высокими спинками, я быстренько заказал для девушки ассорти из клубники, черешни, мандарин, груш, узбекского винограда без косточек и кусочков дыни сорта «Гуляби». Сантия, посмотрев на меня своими удивительными, яркими изумрудными глазами и спросила:

- А мне не станет снова плохо, Валера?

Я широко улыбнулся и успокоил её:

- Вот теперь точно не станет, Сантия. Всё, что находится в моих контейнерах, подвергается обработке стерилизующим полем, а оно убивает не только бактерии и микробы, но даже вирусы. Живых существ это не касается, но даже в них ослабленное стерилизующее поле уничтожает все болезнетворные микробы и вирусы. Поэтому ты можешь кушать фрукты совершенно спокойно. Многие из них сорваны с деревьев и кустов недавно, а потому в них полно витаминов, которых вам всем так не хватает. И вообще, Сантия, после того, как ты проглотила два плода алварии, тебе нечего бояться. На тебя далеко не каждый яд теперь подействует. Между прочим, я доставил на Алварию большой отряд учёных, которые лучше всех на Земле разбираются в растениях, и очень надеюсь, что они смогут разобраться с этим вредным растением. Ты в курсе, что алвария целебная, это та же термоядерная война, только без взрывов?

Девушка, отправив в рот ягоду клубники, с удивлением вскинула брови, потом кивнула и со вздохом сказала:

- Да, я знаю об этом, Валера. Сай вырастил для нас восемьсот миллионов доз этого удивительного природного эликсира, и из-за этого огромное пространство на планете Алвария превратилось в мёртвую пустыню. Хорошо, что хоть не такую ядовитую, как наша. - земные фрукты так понравились тернирийке, что та замолчала и стала быстро кушать предложенное мною ассорти, а я молча смотрел на неё и улыбался. Через полчаса она взглянула на меня и предложила - Валера, давай не станем никому говорить, что мы собираемся превратить испытательный полигон в оазис. Эта буря продлится не меньше трёх, а то и четырёх недель, так что мы можем успеть. Правда, мы не сможем озеленить его, если ты не привезёшь откуда-нибудь растения. А ещё я хочу, чтобы в озере плавали рыбы, а на берегу жили какие-нибудь животные. Только маленькие. Большие там не поместятся.

- А как я этого хочу, Сантия, - сказал я улыбаясь - Тогда я предлагаю тебе немедленно отправиться ко мне на Землю. Мне как-то рассказывали, что в Новой Зеландии очень мирная природа. Там нет ядовитых змей и насекомых. Поэтому я хочу показать тебе именно этот остров, и ты сама решишь на месте, стоит ли мне его немного пограбить или нет. Поверь, мои роботы отличные охотники. Они для тебя кого угодно поймают. Думаю, что в таком случае озеро нам будет лучше сделать маленьким заливом, а на берегу построить ещё одно и сделать так, чтобы из него вытекала небольшая речка, водопадом падала вниз и стекала в залив. Советник Сай говорит, что это будет несложно сделать и что ваши технологии позволят повторить всё в каждом подземном городе.

Сантия задумалась на пару минут и согласилась. На Землю мы отправились через несколько минут и провели двенадцать часов на пустынном берегу залива на Северном острове. Не знаю, посещали нашу планету какие-то другие инопланетяне, скорее всё-таки нет, а раз так, то Сантия стала второй инопланетянкой после Сая. Мы с ней даже искупались, причём прыгали в воду, выбегая прямо из моих апартаментов. У девушки не было купальника, но в моих закромах чего только не найдётся. Так что ей было из чего выбрать. Слишком долго оставаться на Земле мы не могли, а потому вскоре вернулись, но самое главное Советник Сай, который выпустил множество миниатюрных зондов, смог предоставить нам исчерпывающую информацию об этом острове в Южном полушарии. Теперь уже не я, а Сантия загорелась желанием создать на Тернире маленький уголок Земли, а я тут же начал его исполнять.

Оставив девушку изучать флору и фауну Новой Зеландии по материалам, собранным Саем, я отправился прямиком в Австралию, чтобы встретиться там с самыми старыми учёными-биологами и зоологами. Завербовать их не составило особого труда, причём в весьма большом количестве. Отправиться на планету, расположенную хотя и в Рукаве Ориона, но в двенадцати тысячах световых лет от Земли, им уже было интересно. Правда, возможность рассказать учёным Тернира о настоящей природе, им хотелось ещё больше. К тому же я сразу сказал, что они смогут посетить любые известные мне миры, чтобы изучить их флору и фауну, но позднее.

Уже к концу третьей недели мы превратили бывший ядовитый полигон в маленький рай. Как я и предложил с самого начала, роботы «построили» на его краю, на широкой террасе не такое уж и маленькое пресноводное озеро с зеркалом в сто сорок гектаров, в котором плавало немало рыбы, а на дне копошились прочие речные обитатели. Из него вытекала речушка, сбегала вниз по крутому склону и падала с семиметровой высоты красивым водопадом в круглую лагуну с морской водой. Животных мы прихватили не только из Новой Зеландии, но и с нескольких тропических островов. Сантии очень приглянулись карликовые оленьки и андроиды отловили пару дюжин.

Из Австралии была перенесена на Тернир целая роща эвкалиптов, а вместе с ней полторы дюжины коал, другие деревья и кустарники, а также древесные и карликовые кенгуру. По кустам бегали длинноклювые киви, в воздухе летали, как попугаи какаду разного вида, так и стайки австралийских попугайчиков и других птах, включая даже канареек и наших русских воробышков и сизарей. Птиц мы набрали в разных местах, и поскольку меня консультировали специалисты, то гибель от бескормицы им не грозила. Как, впрочем, и всем остальным животным, рыбам и прочим водным обитателям. Без помощи роботов-андроидов мы с Сантией, конечно же, не справились бы, но в любом случае нам обоим пришлось повкалывать, не говоря уже о привлечённых с Земли специалистах. Это был интернациональный отряд, насчитывающий двести семнадцать человек в основном из Австралии, Новой Зеландии и Соединённых Штатов, лишь пятеро были из России, и все хотели остаться на Тернире, чтобы помочь ему возродиться.

Да, работу мы проделали большую, и нам было, что предъявить не только отцам города Ловберна, но и куда более высокому начальству. Вот только работать нам обоим приходилось по пятнадцать часов в сутки, и я чуть ноги не сбил, перебираясь с Земли на Тернир и обратно. Всё это время мне было некогда ухаживать за Сантией, и я гораздо чаще спорил с этой упрямой учёной девицей до хрипоты, нежели делал ей комплименты и пел дифирамбы пополам с серенадами. Тем не менее, я был просто счастлив. Результат, с потолком, покрытым световыми панелями, имитирующими смену дня и ночи, облака в небе и даже солнце, луну и звёзды, только не земные, а тернирийские, из-за чего лун собственно было три, превзошел все ожидания девушки, которая занимала в моём сердце всё больше и больше места.

Когда работа была близка к завершению, я получил от Советника неприятное известие - Терниру угрожала новая опасность, хотя и смертельная, но всё же вполне преодолимая. Я не стал ничего говорить Сантии, и когда с работой было покончено, девушка связалась с командующим городом-институтом Ловберном, полковником научно-изыскательской службы Кергеллом Ройбером, между прочим, её родным дядей. Фамилия Сантии тоже была Ройбер, а похищенная Саем Вианта приходилась ей двоюродной сестрой, но на кумовство тернирийское начальство обычно закрывало глаза. Единственное, что волновало военные власти Тернира, это результаты, а как, и за счёт чего они достигались, их не волновало.

Сантия, разговаривая с дядей, была очень убедительна. В первую очередь она сказала, что Сай, наконец, свалил к Вианте и теперь в галактике торговлей командует новый шериф. Она сказала ему, что новый Приносящий Дары - землянин Валерий Дымов, принёс в их мир нечто такое, на что полковник Ройбер должен обязательно взглянуть вместе со всем своим научным советом, чтобы сразу после этого связаться с генерал-президентом Сайдером Такеманком и вызвать его в Ловберн. Девушка заверила меня, что это обязательно сработает и потому я не стал отправлять своих друзей на Землю, а лишь попросил их посидеть пару часов в гостинице. Мало ли что взбредёт в голову полковнику, а потом ещё и генерал-президенту.

Ждать пришлось не очень долго. Поезда тернирийского метро двигались очень быстро, и уже через два с половиной часа руководство города-института вернулось из Дайтвура, столицы тридцать девятой планетарной зоны. Мы не стали их встречать, чай не маленькие, не заблудятся в родном городе. За полчаса до их прибытия, наши новые друзья вошли в малый КОПС, я уменьшил его и положил в нагрудный карман. Когда полковник со своим штабом был на подходе, я надел на себя большие КОПСы и встал перед входом вместе с Сантией. Честно говоря, мы оба вымотались за эти дни, но очень не терпелось посмотреть на физиономии руководителей института, когда те увидят, во что мы превратили их ядовитый полигон. Он преобразился полностью и, на мой взгляд, был прекраснее райского сада.

Изменения коснулись и того ангара, в котором мы якобы устроили пост наблюдения. Помимо трёхмерного экрана с пультом и оборудования, а оно занимало совсем немного места, мы устроили в нём, так сказать, предварительную зону отдыха. Наши друзья, хотя отдыхать им было некогда, разместили там теннисный корт и бассейн, поставили ресторанчик с мангалами для барбекю. И, самое главное, повсюду стояли кадки с пальмами и цветущими кустами роз и прочих растений. Самым главным украшением этого большого светлого зала со стереоэкранами на стенах, стал громадный, целых тридцать пять метров в длину, семь в высоту и пять в ширину, океанариум с фрагментом Большого кораллового рифа с обитателями. Его мы забрали из дома старого океанолога Сэма Брайана, вместе с женой Барбарой и ручным крокодилом и это было просто потрясающее зрелище. Разумеется, не трёхметровый крокодил и ставшая юной красавица-автралийка, а аквариум, ведь он жил своей собственной жизнью и о нём почти не нужно было заботиться.

Как только полковник Ройбер, одетый, как и весь его штаб, в элегантный комбинезон сочного, тёмно-синего цвета, вошел в предбанник нашего рая, тотчас приключилась та же самая история, которая однажды произошла со мной в Астраханской области, где наш батальон строил какой-то особо секретный железобетонный сарай. По весне, скучая по Деревне, где я бывал очень часто у деда, мне пришла в голову мысль вскопать пятнадцать соток земли и разбить на нём огород. Сам я тогда уже был солдатом второго года службы и осенью срок моей службы заканчивался, салаг в батальоне хватало, а семена мне прислал дед. Всё воскресенье салабоны трудились, а когда наутро на объект приехал капитан Ефимов, то мат стоял минут двадцать, но зато когда из земли попёрла сначала редиска, а потом и всё остальное, он громко сетовал, что огородик у меня такой маленький. Вот и дядя Сантии, войдя в бывший ангар, тут же, как только увидел нашу пляжную зону, завопил во весь голос, да ещё и басом:

- Капитан Ройбер, что это вы здесь устроили?

Тут я, конечно, не выдержал, шагнул вперёд, и рявкнул:

- Полковник, придержите коней! Сантия здесь ни причём, это всё сделал я, так что молчите, разглядывайте и ничего не трогайте руками в аквариуме, а то некоторые рыбы больно кусаются.

Полковник, поняв, что я настроен серьёзно, ехидно спросил:

- Так это и есть ваш подарок, Валерий Дымов?

Окинув взглядом удивлённых военных учёных, я скомандовал:

- Отряд, в колонну по три становись! За мной шагом марш!

Эту команду учёные поняли моментально и устремились вслед за мной к большому дверному проёму, установленному вместо шлюза с тамбуром, который мы вырезали и местные роботы сволокли его на склад. Двустворчатые стеклянные двери шириной в десять метров и высотой в восемь, через которые был хорошо виден наш маленький рай, залитый ярким светом, разъехались и мы вошли на бывший полигон. Полковник, изумлённо хлопая глазами, воскликнул:

- Это вы сделали?

Я тут же стал открещиваться:

- Ну, что вы, полковник, мне такое никогда бы не потянуть. Это сделала Сантия, наши с ней друзья с планеты Земля, ну, а ещё им помогали мои роботы-андроиды. Вот тут что было, то было, а я если чем и занимался, то только доставкой всего необходимого с Рестии и с Земли, но сама идея была моя. В своей основе, но творчески её развила Сантия. Когда я сказал вашей племяннице, что у меня имеются на примете живые существа, способные очистить воду океана Тернира, она сказала, что у вас есть полигон просто редкостной вонючести, и я выгрузил драгенарий в это озеро. Потом я пригласил капитана биологической службы к нам на Землю, и показал, какая она из себя, настоящая биосфера. Так что принимайте новое хозяйство, полковник. Теперь точно такие же зоны отдыха вы сможете создать в каждом городе, а та команда землян, которая здесь работала, поможет вам их озеленить. Вы все прекрасные учёные, жаль только, что давно уже забыли, что такое зелёная планета. Кстати, мой Советник Сай всё посчитал и говорит, что мировой океан Тернира можно будет очистить всего за пять-семь лет, но потом вам ещё придётся лет пятьдесят отмывать планету от всяческой ядовитой грязи. Драгенарии, гигантские моллюски с Рестии, справятся с этой задачей играючи.

Моя короткая речь произвела на полковника и его научную свиту большое впечатление. Правда, они не посмели шагнуть дальше и все поголовно немедленно надели на лица фильтрующие маски, а полковник Ройбер поспешил спросить:

- Валерий, сколько времени у вас ушло на очистку воды в этом озере? Концентрация ядовитых веществ в нём была очень велика. Это ведь был испытательный полигон.

- Всего четыре дня, полковник, и уже на второй андроиды принялись промывать камни, щебень и шлак. Сейчас они совершенно безопасны и вы напрасно надели маски. Уровень биологической опасности здесь ничуть не выше, чем во всём остальном городе. Поэтому вы все можете снять маски, здесь очень приятно пахнет цветами.

- Втрое ниже, Валера, - впервые вставила слово Сантия, - сэр, в этом оазисе невозможно подхватить какое-либо заболевание. Но даже не это самое главное, сэр, большой отряд учёных с Земли работает на Алварии, и хотя я там ещё не была, уверена, что им не помешает помощь наших лучших микробиологов. Советник Сай точно такого же мнения, сэр. Я не знаю, что попросит за это Приносящий Дары Валерий, но он сказал мне, что Тернир будет стоять в списке тех миров, куда он станет приносить плоды алварии целебной, в числе первых десяти. Сэр, думаю, что нам стоит за это побороться.

Я чуть было не ляпнул, что платой за это будет рука и сердце Сантии, но вовремя сдержался. Хотя я и не спрашивал об этом Шапкина, мне и самому было ясно по взглядам девушки, что стал представлять для неё несколько иной интерес, нежели просто поставщик свежих овощей и фруктов к столу. Дядя Сантии, сняв с лица фильтр, сурово сдвинув брови, посмотрел на девушку, кивнул и к моему полному облегчению сказал:

- Да, капитан Ройбер, за это стоит бороться. За те почти три столетия, что мы провели под землёй, тернирийцы хотя и стали сильнее физически и окрепли духом, тем не менее, всё же очень сильно ослабли и случись какая эпидемия, мы просто не сможем её пережить.

Мне хотелось было сказать про эксперимент с ангиной, но я сдержался и вместо этого сказал о совсем другом:

- Полковник, сам я весьма далёк от науки, но знаете, что-то мне подсказывает и это не мой Советник Сай, что вам уже никогда не удастся возродить Тернир таким, каким он когда-то был. Ваша племянница показала мне несколько альбомов с картинками и парочку старинных видеофильмов, так что я имею хотя бы приблизительное представление о вашей природе. От земной, она отличается довольно сильно. Но в галактике есть девять миров, которые очень похожи по своим животным и растениям на вашу планету до того, как вы её фактически уничтожили. Думаю, что вам нужно срочно отправить туда научные экспедиции. Только одна планета населена разумными существами, почти точно такими же, как и мы, это Даргиана, и Сай ни с кем там не поцапался. Все остальные даже не имеют названия, так как на этих планетах пока ещё нет разумных существ, но имеются приматы или как их там называют по-научному, - Шапкин сделал мне подсказку и, хлопнув себя по голове, пояснил, - о, мой секретарь сказал, что это гоминиды. Как бы они не назывались, эти планеты можно немного пограбить, а поскольку грабёж будет продолжаться не один десяток лет, то их биосфера не пострадает.

Полковник улыбнулся, его спутники загалдели на разные голоса и он, подняв руку, чтобы те умолкли, с лёгким поклоном сказал:

- Ну, вот, Валерий, а говорили, что вы не учёный. Вы только что предложили весьма оригинальный план возрождения биосферы Тернира. Если мы начнём с того, что станем создавать сначала точно такие же пункты адаптации, в которых уровень биологической безопасности не будет достигать критических величин, то и плоды алварии целебной будут всего лишь служить нам дополнительной страховкой. Мы вполне довольны достижениями своей медицины и потому используем их крайне экономно. Что же, как только я изучу здесь всё и подготовлю доклад, сюда можно будет вызвать генерал-президента.

- Господа, Сантия и наши друзья с Земли расскажут вам, что здесь и как, а мы с полковником вынуждены вас покинуть. - сказал я, быстро увеличил карманный контейнер и, как только земляне вышли из него, громко крикнул - Ребята, научите тернирийцев наслаждаться жизнью! Быстро гоните их в лагуну купаться. - после чего буквально выволок полковника Ройбера из рая и тихо сказал - Полковник, мы сейчас поднимемся в ваш кабинет и вы немедленно свяжетесь с президентом. Терниру угрожает смертельная опасность.

- Какая? - шепотом спросил дядя Сантии.

Выйдя в транспортный туннель, я снял с себя КОПСы и, садясь на пассажирское сиденье ближайшего электромобиля, ответил:

- Это я скажу только в присутствии президента. Вдруг вас от такой новости Кондратий обнимет? Поверьте, полковник, я вовсе не шучу на счёт опасности, она действительно очень серьёзная и чтобы устранить её, нужно пошевеливаться и начинать работать уже сегодня, иначе вам всем грозит мучительная смерть.

Полковник достал из нагрудного кармана комбинезона телефон и связался со столицей Тернира немедленно. Уже через несколько секунд он громко и очень чётко сказал:

- Центр, говорит полковник Ройбер из научного центра Ловберн, красная опасность по всему Терниру. Требуется срочное присутствие генерала Такеманка. Повторяю, красная опасность. Прошу генерала немедленно прибыть в Ловберн. - после чего доложил мне - Валерий, генерал Такеманк прибудет примерно через три часа. - через четверть часа мы уже входили в большой, круглый кабинет командующего научно-исследовательским центром и дядя Сантии сразу же предложил мне - Пропустим по стаканчику шрая, Валерий? Называй меня просто Кергеллом, если ты не военный и не учёный.

Всё-таки я не выдержал и, не на шутки струхнув, воскликнул:

- Нет, только не шрай, Кергелл! Ничего из ваших блюд и напитков лучше мне даже не предлагай. Этим ты меня убьёшь если не физически, то просто морально.

Дядя Сантии обиделся.

- Зря ты так, Валерий, наши блюда очень вкусные, а про напитки я даже и не говорю. Мы за минувшие двести лет научились так преобразовывать водоросли, что я и сам порой удивляюсь.

- Нет-нет, спасибо, - запротестовал я, - про любое из наших блюд я смогу тебе сказать точно, как оно выглядело, будучи живым, зато ты этого не сможешь сделать. Кстати, я могу поставлять вам продукты питания и напитки во вполне приличных объёмах, и если вы к тому же построите теплицы и фермы, то перестанете питаться водорослями. Вам ведь в любом случае нужно начинать подготовку к выходу на поверхность, в зелёный мир со всеми его бяками. Поэтому подготовь своему президент-генералу соответствующий доклад. Представь всё так, что без этого вам всем скоро наступят кранты.

- Ты хочешь, чтобы я обманул генерала Талеманка? - поначалу ужаснулся полковник, но тут же ухмыльнулся - Пожалуй, ты прав и в этом случае, Валерий, - согласился Кергелл, - ну, что же, тогда я соглашусь попробовать что-либо из твоих напитков. Надеюсь, что плоды алварии у тебя есть, и ты успеешь меня спасти.

Доставая из кармана малый КОПС, я успокоил его:

- Не бойся, всё неоднократно проверено на Сантии, а она, как видишь, жива и здорова. Даже похорошела. Во всяком случае, теперь у неё румянец во всю щёку. Кстати, зови меня просто Валера.

Специально для дяди Сантии я заранее подготовил то, что нравилось этой девушке, а ей больше всего полюбилось всё-то, что можно было жевать - копчёные колбасы, твёрдые сыры, ветчина и буженина, копчёная рыба, солёные огурчики и фрукты, а вот к мороженному она стала относиться с подозрением. Выставив на стол закуски, фрукты, а к ним ещё и сладости, последней я поставил бутылку французского коньяка «Реми Мартин Луи XIII», вкуса которого никогда не знал по той причине, что он был просто бешено дорогим. О нём я так и сказал полковнику Ройберу:

- Кергелл, вот про этот коньяк никто не скажет, что это дешевое пойло. У нас на Земле этот напиток относится к числу очень дорогих и изысканных. Я прихватил с собой полсотни бутылок и одну мы с тобой сейчас разопьём в честь нашего знакомства.

Коньяк мы укатали быстро, но, на мой взгляд, ничего особенного в нём не было, зато дяде Сантии напиток очень понравился, как, впрочем, и закусон к нему, хотя я, скорее всего, выставил совсем не то, что требовалось. Ну, мои вкусы, как были деревенскими, так и остались таковыми без изменений. Кергелл сразу же попросил:

- Валера, ты можешь рассказать мне, как вы так быстро превратили наш полигон в такое чудное местечко?

Положив подальше коммуникатор, я распорядился:

- Друг мой Шапкин, покажи-ка нам свою объёмную киношку, только пусти её в ускоренном темпе и, заодно, расскажи, что делали всё это время Сантия и наши новые друзья. - Кергеллу я пояснил - В то время, когда меня не было, а мне приходилось постоянно мотаться то на Землю, то на Тернир, один из двух моих больших компьютеров обязательно находился внизу и всё записывал.

Голографическое кино, прокрученное с большой скоростью, самым наглядным образом показало полковнику, как много нам всем пришлось потрудиться, чтобы создать оазис, но вместе с тем ещё и доказало, что ничего сложного в этом нет. Когда мельтешение у нас под носом завершилось, Кергелл с улыбкой сказал:

- Валера, ты прекрасный руководитель.

- А я-то здесь причём? - удивился я, причём вполне искренне, а не наигранно - Извини, но я всего лишь исполнял роль снабженца. Нет, мы к этому подготовились, конечно, заранее, но видишь ли, Кергелл, я всего лишь предложил своим друзьям продумать, каким должен быть этот маленький рай с изумрудной лагуной посередине. После этого я всего лишь и сделал, что показал Сантии одно прелестное местечко, и оно ей очень понравилось, а потом забрал с Земли наших друзей, многие из которых были там уже совсем древними стариками. Им в любом случае не грозила смерть, ведь все они учёные, но когда я рассказал про то, что где-то в глубинах космоса есть планета Тернир, все жители которой живут глубоко под землёй и мечтают возродить свой мир, они были готовы добираться до вас пешком.

Вскоре в кабинет вошел генерал-президент Сайдер Такеманк с полутора десятками таких же генералов, как и он, и полковник Ройбер представил нас друг другу. Пожав руку последнему генералу, я слегка кивнул и, стараясь не драматизировать ситуацию, сказал:

- Ваше превосходительство, крупная комета почему-то решила пощекотать вам нервы. Она сошла со своей законной орбиты и через три с половиной года врежется в Тернир, если вовремя не принять соответствующих мер. Советник Сай сказал мне, что вы в состоянии изготавливать сверхмощные термоядерные устройства, а также подсказал мне, где я смогу позаимствовать для вас средства доставки. Всего два с половиной десятка таких боеголовок превратят комету в огромное облако, состоящее из кристалликов льда, и оно не причинит вашей планете никакого вреда. Полковник Ройбер, погасите в кабинете свет, и мой секретарь покажет вам, господа, каково состояние дел на сегодняшний день, и что произойдёт в самом плохом случае, а так же в том случае, если взорвать эту ледяную бестию. В таком случае вы сможете избежать гибели.

Когда Шапкин показал тернирийцам ту жуткую картину, которая неизбежна, если комету не испарить, президент сразу спросил:

- Сэр, что мы должны для вас сделать, чтобы предотвратить грозящую нам катастрофу?

- Давайте спустимся вниз, ваше превосходительство, и поговорим обо всём там. - предложил я и добавил - Сами понимаете, ваше превосходительство, теперь я с вас живых не слезу. Буду качать из вас всё, что мне нужно, как из нефтяной скважины.

Отзывы о произведении


Отзывов пока нет