Город золотых глаз

  • Город золотых глаз | Громак Диана

    Громак Диана Город золотых глаз

    Приобрести произведение напрямую у автора на Цифровой Витрине. Скачать бесплатно.

Электронная книга
  Аннотация     
  100


В этой истории нет благородных героев и кристально чистых героинь. Здесь просто нет места благородству. Жизнь строится на жажде денег и отсутствии принципов, и только любовь невозможно купить или завоевать силой. Макс поймет это, когда встретит дочь своего врага. Артем спасётся любовью из пучины своего безумия. Любовь открывает любые двери, успокаивает любую боль, затягивает самые глубокие раны. Путь к ней долог и сложен, но оно того стоит.

Доступные форматы:
DOC

ВНИМАНИЕ
Вы приобретаете произведение напрямую у автора. Без наценок и комиссий магазина. Данная Витрина является персональным магазином автора. Подробнее...

Буктрейлер к книге Город золотых глаз

Город золотых глаз

Читать бесплатно «Город золотых глаз» ознакомительный фрагмент книги

Город золотых глаз

«Женщина с колыбели  

Чей-нибудь смертный грех»

М. И. Цветаева «Посвящение женщине

Лизу привели в огромный дом с просторным холлом. Сопротивляться не было сил —  она не ела уже несколько дней, с тех пор, как сбежала из дому после ссоры с братом. Он притащил в квартиру очередную поклонницу, и Лиза взбесилась. Ее раздражали пассии Максима. После того, как очередная девка скрылась за дверью, Лиза высказала брату все, что думает, и ушла. Она не планировала пропадать надолго, просто хотела припугнуть братца, но заблудилась в переулках незнакомого района. Телефон разрядился в ноль, а спросить дорогу у прохожих Лиза стеснялась. К вечеру, когда темнота начала пугающе сгущаться, она наткнулась на отделение полиции. Немолодой мужчина в форме напоил ее чаем и пообещал помочь, но вместо помощи он передал Лизу в руки толстой цыганке с цепкими, жесткими пальцами и грязными волосами. Толстуха в грязном пальто и поношенном платке затолкала Лизу в машину, ждущую на заднем дворе отдела.

— Что тебе от меня надо? Если мой брат узнает…

— Заткнись!— хрипло, как старая собака, крикнула на нее старуха и схватила за плечо.

Лиза ойкнула от неожиданности и боли. Всю дорогу цыганка то и дело щипала и тыкала в нее своими пальцами. Ночевала Лиза в доме, где живет целый табор. И там ее тоже щипали, дергали за волосы, смеялись и что-то говорили на родном языке цыганки-подростки, ее ровесницы. Утром обессиленную от недосыпа и голода Лизу посадил уже в другую машину какой-то мужчина в строгом костюме и привез в этот дом.

Перед этим между ним и цыганкой состоялось что-то вроде торга. Лиза мало что поняла, словно отупев от последних событий. Цыганка пришла за ней утром и снова схватила за локоть, заставляя встать на ноги. Она протащила ее по всему дому, прежде чем показать приехавшему мужчине. Одобрительно кивнув, тот подал похитительнице какой-то пакет и вывел Лизу вон. Мужчина грубо затолкнул девушку в глухо тонированный внедорожник. Полу его куртки задрал ветер, и Лиза увидела пристегнутый к кобуре пистолет. Он матово блеснул черным металлом в тусклом утреннем свете. Лизу парализовало, Все слова застряли в горле.

Страх превратился в животный ужас, когда ее привели в еще один незнакомый дом. Она начало было сопротивляться, упираться на ступенях лестницы, но силы явно были неравными. Мужчина затащил ее на второй этаж и толкнул вперед. По инерции она пролетела пару шагов головой вперед, и тут ее нога запнулась за край ковра. Лиза упала лицом в мягкий ворс. Подступили слезы, и она не выдержала и расплакалась. Горло сжало до икоты. Чьи-то руки взяли ее за плечи, мягко поднимая на ноги. Лиза послушно, будто деревянный болванчик, выпрямилась. До ее подбородка прикоснулись теплые пальцы, запрокидывая голову лицом вверх. Она подняла взгляд и сквозь слезы встретилась глазами с карими радужками. Ее держал за плечи молодой мужчина, высокий, стройный в классическом графитовом костюме и красном галстуке.

— Ты мог быть осторожнее, — коротко и строго одернул он притащившего ее мужика.

Лиза почувствовала легкое облегчение. Густой, низкий голос мгновенно успокоил ее.

Мужчина подвел ее к креслу у окна и усадил.

— Оставьте нас, — спокойно приказал он оставшимся в кабинете людям.

Когда дверь закрылась, мужчина пододвинул к ним ближайший стул и присел напротив Лизы.

— Как тебя зовут?

Лиза равнодушно назвалась.

— Лиза, ты голодна? Или, может, хочешь отдохнуть?

— Я хочу домой, — рвано вздохнула она и опустила голову.

— Теперь здесь твой дом.

От этой фразы ее сердце пропустило удар. Она вскинула голову и снова посмотрела в глаза собеседника.

— Нет!

Мужчина равнодушно пожал плечами.

— Я тебя купил. Ты остаешься здесь вне зависимости от того согласна ты или нет.

Он встал. Тут же из-за двери вышел среднего роста сухопарый брюнет.

— Проводи ее в гостевую комнату.

Лиза дернулась в сторону, но брюнет успел схватить ее и прижать к себе, лишая возможности сопротивляться. Она завизжала, и от собственного крика будто оглохла.

Ее покупатель смотрел на все это спокойным взглядом. Брюнет вытащил Лизу за дверь, протащил по коридору и втолкнул в темную комнату. Дверь захлопнулась, в замке провернулся ключ. Лиза застыла посреди комнаты, молча глядя в темноту своей тюрьмы. Потом, движимая порывом, резко развернулась и метнулась к двери. Лиза принялась колотить по деревянной поверхности раскрытой ладонью, тут же дергая за ручку.

— Выпустите меня!— буквально орала она, и голос срывался на хрип.

Когда горло осадило, а голос превратился в тихие всхлипы, Лиза прижалась спиной к двери и сползла вниз. Вокруг стало тихо. Она слышала только свое хриплое дыхание. Глаза постепенно привыкли к темноте, проступили очертания окружающей обстановки. Комната оказалась огромной, с большим количеством мебели.  

Что теперь будет с ней? Она запустила пальцы в волосы, уткнулась носом в колени и принялась раскачиваться на месте.

Время потекло в искаженном порядке. Прошло может быть много часов, а может и пара минут, когда дверь сзади нее открылась. Лиза испуганно вскочила на ноги, повернувшись в сторону выхода. Ее забила мелкая дрожь, будто беспризорную дворняжку.

— Я принесла обед, — тихо пояснила вошедшая в комнату беловолосая девушка в строгой униформе горничной.

Позади нее на секунду показался брюнет и тут же закрыл дверь. Лиза непонимающе уставилась на поднос в руках горничной.

— Где я?

Девушка проигнорировала ее вопрос. Она обошла Лизу, вынуждая ту повернуться вокруг своей оси, и поставила поднос на круглый стол у окна.

— Ванная комната находится за той дверью, — она указала на белую дверь в противоположном конце комнаты. — Вам станет легче после душа. Все, что нужно там уже есть. Я зайду через час. Приятного аппетита.

И, не дав Лизе ответить, она вышла. В проеме мелькнуло пугающее мужское лицо, и дверь снова закрылась на замок.

Лиза огляделась. Залитая весенним солнцем комната смотрелась нарядно. Светлых тонов стены, мебель с витыми ножками и замысловатой фурнитурой. Все это не трогало Лизу, в душе которой царил лишь непроглядный ужас от ситуации. Она не могла понять всей сложившейся ситуации. Как можно купить живого человека?

Наконец отмерев, Лиза подошла к столу. Поднос оказался уставлен посудой. В центре стояла супница. Лиза приподняла крышку: под ней оказался грибной суп, судя по аромату. Тут же рядом стояло блюдо с ребрами под каким-то соусом, тарелка с хлебом, мед и небольшой заварник. Из столовых приборов ей принесли только ложку. Лиза кривовато усмехнулась: продуманные.

Она шумно сглотнула. Наверное, лучше поесть, пусть и через силу. Она села за стол, но пальцы замерли над ложкой. В нос ударил запах цыганского дома, которым пропитались волосы и одежда. К горлу подкатила тошнота. Ей отчаянно захотелось смыть с себя хотя бы это. Лиза встала из-за стола, прошла к указанной горничной двери и толкнула ее плечом. За дверью действительно была огромная ванная — гостиная в доме Лизы была меньше. Девушка вошла внутрь и огляделась. Ванна была выполнена в виде полукруга, рядом стояла душевая кабина. Лиза открыла дверь кабины, но ничего сверхъестественного там не обнаружила. На вешалке висел халат и полотенце, на полках Лиза увидела множество разных гелей и шампуней. Действительно, все, что нужно, здесь было. Лиза стащила с себя грязную футболку и джинсы, аккуратно повесила вещи на крючки для одежды и залезла в кабину.

Обед по-прежнему ждал ее на столе, но когда Лиза вышла из ванной, в комнате она больше не была одна. За столом в свободной позе сидел тот самый кареглазый мужчина. На этот раз его вид испугал девушку. Она прижалась спиной к двери и, не мигая, уставилась на него.

— Подойди ближе, — прежним, спокойным голосом обратился он к ней.

Лиза отрицательно покачала головой.  Мужчина вздохнул.

— Лиза, ты должна слушаться меня.

— Почему?— ее голос стал похож на писк.

— Теперь ты моя. Ты будешь жить в моем доме, я буду заботиться о тебе, — доходчиво объяснил он.

— Отпустите меня домой, — смиренно попросила Лиза.

Ее слова, словно катализатор, запустили немыслимую реакцию. Спокойствие слетело с его лица, красивые черты стали уродливы от злобы. Лиза вжалась в дверь, не зная, куда спрятаться.

Сжав кулаки, хозяин дома резко выпрямился и направился к ней широким шагом. Стул сзади него опрокинулся на пол. Лиза дернулась от грохота, как от удара тока, невыносимый по своей силе страх сжал грудь.

Незнакомец подошел к ней вплотную и сорвал намотанное на голову полотенце, рванув вместе с тем и волосы. Ее зубы щелкнули, на глазах проступили слезы.

— Не смей ныть!— рявкнул агрессор и ударил ее по лицу.

До этого момента никто никогда не поднимал на нее руку. К ужасу добавилось гадкое чувство унижения. Лиза заплакала.

— За что?— простонала она, хватаясь на щеку. — Не надо, пожалуйста.

— Закрой рот!

Он схватил ее за запястье и рванул вниз. Лиза не удержалась на ногах и оказалась на четвереньках на ковре. Каждый сустав и связка заныли.

Садист опустился перед ней на корточки и схватил за волосы на затылке, приподняв голову.

— Если ты будешь плакать, я буду тебя наказывать. Запомни это. Я твой Хозяин. Поняла?— он тряхнул ее за волосы.

Зубы снова лязгнули, во рту почувствовался вкус крови, но Лиза кивнула.

— Да.

— Что "да"?— снова тряхнул он ее.

— Да, хозяин, — сломалась Лиза.

Он довольно хмыкнул, и она тихо вздохнула от облегчения, думая, что все закончилась. Он еще немного посмотрел на нее, а потом резко повалил на пол, так же за волосы. Лиза закричала от страха, когда тяжелое чужое тело придавило ее к твердому паркету.

— Тихо, — выдохнул он ей в ухо и лизнул мочку.

Лиза дернула головой, и он одной рукой крепко сжал ее подбородок. Другая рука распахнула банный халат, под которым было только нижнее белье. Затрещала тонкая ткань, врезаясь в кожу до саднящей боли. Лиза заорала, брыкаясь всем телом. Он не обратил внимания на ее крики и прикусил кожу на шее.

Она, наконец, осознала, что ждет ее в этом доме.

Потом наступила боль. Ей показалось, что кто-то собрал все мучения в одно бесконечное море и с головой окунул ее туда. Боль поднималась от низа живота и кончалась где-то в голове, там достигая максимума. Спустя несколько десятков толчков Лиза уже не кричала, срываясь на хрипы, не сопротивлялась, сдирая пальцы в кровь. Она ждала конца и впервые в жизни молилась.

Еще никогда никто не прикасался к ней, а этот монстр посмел. Это было сродни смерти для нее, после которой не нужно ждать Рая.

Вдруг он замер на несколько секунд и упал на нее всем весом. Лиза почувствовала, как ее тело освобождается от внутренней полноты. Боль моментально усилилась, наполнив внутренности.  

Он встал и застегнул ширинку брюк. Лиза с отупением смотрела на него снизу вверх, вокруг плыл туман. Внутри не осталось ничего, даже страха. Чего теперь ей стоило бояться, когда все уже случилось? Она медленно села, не обращая внимания на боль, потом оперлась на колени. Все это время он смотрел и чего-то ждал.

Лиза набрала в грудь воздуха и прыгнула на насильника, целясь в лицо, будто кобра. В ее душе проснулась ослепляющая, полностью подчинившая разум злоба.

Он успел схватить ее за запястья. Она завизжала так громко, что в голове взорвалась боль. Он засмеялся и заломил ей руки. Лиза вынужденно выгнулась. Халат сбился и совсем упал с ее плеч на пол. Она увидела на белой ткани яркие пятна крови.

—  Ты моя вещь, — тихо шепнул он ей на ухо и потащил к кровати

Неужели снова? Лиза одеревенела от страха перед новым насилием, на сопротивление сил уже не было. Она обвисла в его руках, но он лишь мягко уложил ее и прикрыл простыней.

— Вечером будь готова к ужину со мной. Эльза принесет тебе все, что нужно.

Лиза промолчала. Ей показалось, что она вообще онемела навсегда.

Насильник еще раз поправил простынь и вышел, не забыв провернуть ключ в замке.

Лиза уставилась в стену немигающим взглядом. Минуты побежали мимо.

Она даже не заметила, как наступил вечер. В комнату кто-то вошел, но Лиза не обернулась.

— Лиза, я пришла вам помочь, — услышала она знакомый голос белобрысой горничной.— Меня зовут Эльза.

— Уйди отсюда, — прохрипела в ответ девушка, едва найдя в себе силы разомкнуть искусанные до крови губы.

— Вы должны спуститься в столовую к ужину, — продолжила Эльза.

Лиза не ответила. Дверь захлопнулась — горничная вышла. Лиза закрыла глаза и снова потерялась во времени, пока в комнату снова не вошли. Волосы на затылке зашевелились от страха: даже спиной она почувствовала, кто это. Матрац прогнулся, Лиза сжала кулаки.

— Что с тобой?

По щекам покатились слезы: даже его голос слышать было невыносимо.

— Лиза, я хочу поговорить с тобой, — спокойно сказал он.

“А я хочу, чтобы ты сдох!”

— Если ты не будешь бороться, то погибнешь, — продолжил он вынужденный монолог.— Я бы не хотел этого. Эльза принесла твой ужин. Спокойной ночи.

И ее снова оставили одну.

Дни потекли один за другим. Лиза практически не вставала с кровати, только иногда притрагивалась к принесенному Эльзой подносу с едой. Каждый вечер заходил он, но девушка отмалчивалась на любые его слова. В один из вечеров, когда физической боли уже не стало, но и  желания жить не было, он опять к ней пришел. Лиза так и лежала на кровати лицом к стене.

Он долго молчал, прежде чем сказать единственную фразу, перевернувшую ее душу.

— Ты станешь свободной, только когда захочешь. В тюрьму сейчас загоняешь себя ты, а не я.  

С этим он оставил ее одну, и на этот раз привычного звука закрывающегося замка не последовало.

Следующие дни Лиза раздумывала над его словами. Она решила для себя, что совершенно не хочет заканчивать свою жизнь в застенках этого особняка. Значит, нужно попытаться сбежать. Едва ли она сможет выскользнуть из этой комнаты: на окнах решетка, за дверью круглосуточно маячит вооруженный охранник. Если этот человек смог ее изнасиловать, он с такой же легкостью прикажет ее и убить.

Этим же вечером она надела предложенное Эльзой платье и спустилась к ужину.

— Ты подумала над моими словами?— обратился он к ней, когда подали первые блюда.

— Да, — дала она четкий ответ и, заметив предупреждающий взгляд, сипло добавила: — Хозяин.

Он остался доволен. Ужин подходил к концу, Лиза уже доела десерт, когда он встал и протянул ей руку. У нее не осталось выбора. Лиза знала, что дальше ее ждет: путь к свободе лежит через череду изнасилований. До каких пор? Пока ему не надоест живая кукла?

Он провел ее в спальню на третьем этаже. По строгой мужской обстановке Лиза поняла: комната принадлежит ему. Он замер за ее спиной, и воздух тут же сгустился, температура поднялась до максимальной отметки.

— Кто я?— жесткие пальцы зарылись в волосах, тут же накручивая пряди на кулак.

— Хозяин.

— Кто ты?

— Вещь.

Насильник потянул за волосы, как за поводок, и Лиза опустилась на колени. Происходящее больше походило на артхаусное кино бездарного режиссера. К сожалению, она сегодня в главной роли, без вариантов.

Он обошел ее, перед глазами возникли кончики идеально начищенных туфель. Теплые пальцы приподняли ее лицо за подбородок. Лиза приготовилась к боли, но теперь не собиралась сдаваться. Он ударил ее по щеке, голова закружилась, Лиза упала навзничь. Садист сам опустился на колени и схватил ее за горло. Она посмотрела ему в глаза. Ей не было слишком больно, в месте ударов горело тепло, но не боль. В душе что-то колыхнулось, и темная злость, о которой она даже не знала, поднялась к вискам. Она спасала от ужаса, и Лиза схватилась за эту темноту, как за свое спасение. Он словно увидел это и довольно ухмыльнулся, наклонился к ее лицу и шепнул:

— Я научу тебя не бояться.

***

На кладбище собралось много людей: кто-то подходил с целыми монологами, кто-то просто участливо хлопал его по плечу.

Когда Глебу сообщили об аварии на трассе совсем рядом с городом, он не поверил. Он даже не представлял, как это принять, как сообщить об этом сестре. Сейчас Лия стояла рядом, опустив голову. Она так и не раскрыла зажатый в руке зонт, но даже сквозь струи дождя Глеб видел, как сестра плачет.

Гроб начали опускать в могилу. Медленно он сравнялся с землей, а потом исчез в яме. Лия вцепилась в его руку и пошатнулась на месте. Глеб уже был готов ловить сестру, падающую в обморок, но она выдержала. Похудевшая до неузнаваемости за последние три дня, она смотрела мутными глазами, как деревянный лакированный ящик опускается вниз.

Дети хоронят родителей, и это неизменный круг жизни, но Глеб никогда не задумывался, что это случится с ними так рано. Огромный лесовоз и мокрая трасса — два фактора, которых хватило, чтобы матери не стало. Когда ему объясняли, что София не справилась с управлением, что такое бывает, и нужно просто жить дальше, он не понимал, как это. Что такое «просто»? Как с этим справиться, глядя в глаза сестры, которые вмиг опустели? Лия теперь составляла всю его семью. Отчима Глеб не считал.

Сергей Изотов, второй муж Софии и отец Лии, стоял по другую руку от дочери, положив ладонь на ее плечо. Его лицо не выражало ничего. Глеб давно стал замечать, что человеческих эмоций у отчима со временем оставалось все меньше. Хотя София он любил, пусть и не так сильно, как свою дочь. К Лие он испытывал что-то, граничащее с манией. Его любовь была эгоистичной, односторонней, движимой желанием управлять жизнью дочери. Едва ли его чувства приносили хоть какую-то радость самой Лие. Иногда она вырвалась из-под отцовского контроля, но это всегда было похоже на маленькую катастрофу. Тогда два характера сходились, как противоположные химические элементы, воздух вокруг взрывался с оглушительным залпом. Сейчас Лия совсем не была похожа на бравую девчонку. Ее раздавила смерть матери, и те метаморфозы, которые происходили с ней в последние дни, тревожили Глеба. Он и сам больше напоминал тень.

На месте ямы образовался аккуратный холмик, который тут же покрылся цветами. Последним к могиле подошел Сергей. Он положил в изножье деревянного креста огромный букет лилий, любимых цветов Софии, и склонил голову. Глеб не сразу заметил, что мужчина что-то шепчет, прощаясь с женой.

В горле встал ком. Глеб сжал плечо Лии и нагнулся к ее лицу.

— Пойдем. Скоро все закончится.

Сестра слабо кивнула отворачиваясь. В его груди снова заворочалась боль, слишком тяжелая и большая для него одного. Длинная процессия двинулась от свежей могилы к длинному кортежу. Всю дорогу до ресторана Глеб молча смотрел в окно на плавно скользящие по небу облака.  

В банкетный зал он зашел первым, и следом за ним люди начали наполнять ресторан. Глеб увидел мелькнувшее в толпе знакомое лицо. К нему подошел Алексей Минаев, близкий друг Сергея, крестный Лии. Он никогда не вызывал у Глеба симпатий, и сейчас его похлопывания по плечу подняли волну раздражения.

— Я соболезную, Глеб. Лия, держись. Не забывай мать. Все пройдет, но память должна остаться.

Глеб кивнул в ответ на стандартную фраз, по щеке Лии снова скатилась слеза. Она склонилась на плечо крестного. Он обнял ее двумя руками, целуя рыжую макушку.

— Пойдем, — он легко подтолкнул ее к столам, уводя от Глеба.

Тот проводил взглядом тонкую фигуру сестры, и под ложечкой засосало. Что теперь будет с ней? Изотов строил планы отправить ее на учебу в закрытый лицей, но Глеб выступил резко против этого решения. Изменится ли оно сейчас? Он не представлял, как Лия справится со всем этим в одиночестве.

День клонился к завершению. Люди, наконец, начали расходиться после пафосно  громких речей и поднятых рюмок. Праздник наоборот. Глеб невесело ухмыльнулся, сидя за поминальным столом.

— Ты поедешь домой? Или к нам?— тихо поинтересовалась сидящая рядом сестра, не глядя ему в лицо.

— Если хочешь, я поеду к вам, — кивнул Глеб.

— Да, я хочу.

— Лия, нам пора!— окликнул ее с другого конца зала отец.

Лия обернулась за зов, потом снова повернулась к Глебу.

— Я тебя жду, — так же тихо проговорила она и встала, чтобы последовать за отцом.

Для всех них этот день был трудным и горьким, но Глеб не хотел показывать это ни сестре, ни кому-то еще. Вряд ли у людей он найдет искренность, а сестре и так несладко.

Когда Глеб вышел из ресторана под моросящий дождь, ни отчима, ни Минаева уже не было. Парковка практически опустела. Только несколько человек то тут, то там крутились у своих машин: кто-то курил, кто-то разговаривал по телефону. Глеб пересек парковку и сел в свое авто. В тишине салона он несколько раз глубоко вдохнул, чтобы успокоиться. Оставаясь в одиночестве, он остро чувствовал, как скорбь хватается за горло, а глаза застилают слезы. Он уперся лбом в руль, все еще глубоко и часто дыша.

- Мама…, — плечи мужчины пошли мелкой дрожью. — Мамочка…

У него больше не было сил это сдерживать, и горячие редкие слезы потекли по щекам. Глеб любил свою мать, отчаянно, сильно любил, и она отвечала ему тем же. Вместе с гробом под слоем земли зарыли часть его самого, очень важную часть, без которой теперь боль простреливает по позвоночнику, а сердце пропускает удары.

Когда-нибудь эта рана затянется, но не прямо сейчас.

Наконец, взяв себя в руки, Глеб выпрямился и вытер мокрое лицо ладонью. Особого желания ехать в дом отчима у него не было, но проследить за тем, как обстоят дела между Изотовым и сестрой, он должен.

Дорога в дом матери занимала около получаса. Огромный коттедж находился к западу от города, на берегу озера. Этот дом Сергей подарил жене на пятнадцатилетие их совместной жизни, три года назад. Глеб тогда уже не жил с ними, но помнил, как София радовалась долгожданному переезду за город.

Дождь уже прекратился, и фонари отражались в дорожном полотне желтыми пятнами. Ворота оказались распахнутыми настежь, когда Глеб подъехал к коттеджу. Охранник на въезде проводил машину внимательным взглядом, но не остановил, как это было раньше. Глеб даже слегка удивился.

В доме царила тишина. Его никто не встретил, и Глеб прошел прямиком в столовую. За небольшим столом уже сидели Лия и Сергей, молчаливые и осунувшиеся. Вокруг них хлопотала повариха, накрывая на стол. Глеб заметил ее заплаканное лицо. В чем смысл этого ужина, он даже не старался понять.

— Присаживайтесь, Глеб Андреевич, — пригласила повариха, не поднимая глаз.

Он осторожно опустился на стул и сложил руки в замок перед собой.

— Мы тебя ждали, — спокойно обратился к нему отчим.— Нам нужно обсудить, что теперь делать с долей твоей матери в холдинге.

Глеб сжал челюсть. Ну конечно, деньги в первую очередь.

— Мама уже два года не появлялась в офисах, я замещал ее, — пожал плечами Глеб.— Не вижу смысла что-то менять.

— Часть акций отойдет к Лие, — заметил Сергей.— И я, как ее единственный опекун, должен защитить интересы дочери.

Глеба кольнула злость. Защитить от кого?

— Что ты хочешь этим сказать?

— Не напрягайся, — отмахнулся Изотов.— Просто твое влияние несколько уменьшится.

— А потом и вовсе сойдет на «нет»?— предположил Глеб.

— Ну зачем ты так? Ты сын моей жены, и тоже имеешь свои права. Просто их чуть меньше, чем у Лии. Ты согласен?

Глеб сжал челюсти. Ему было нисколько не жаль территории, влияния, денег или чего-то еще, если бы это действительно шло во благо сестре. Сейчас же пошла откровенная дележка.

— А может, вы перестанете делить деньги?— тихо подала голос до этого сохранявшая нейтралитет Лия.— Я здесь так же присутствую. Папа, Глеб останется при своем, а ты при своем. Все, что мне будет нужно, я возьму тогда, когда придет время.

— Ты еще ничего в этом не понимаешь, — попытался, как раньше, заткнуть ее отец.

— А ты не считаешь это нечестным?— тут же перебила она его.— Меня не нужно защищать. В права наследства я войду нескоро. Так что ты делишь? Вам обоим рано или поздно придется со мной считаться и делиться, но сейчас успокойтесь, оба! Я тоже имею права требовать что-то, и я требую, чтобы память моей матери осталась чистой. Выслушивать финансовые разборки и грызню внутри семья у меня нет никакого желания!

Она бросила вилку на белую скатерть и медленно встала из-за стула.

— Завтра мне нужно рано вставать, поэтому я пойду спать. Спокойной ночи.

Глеб кивнул. Такие вспышки для его сестры были обычным делом, но сегодня она показалась ему какой-то другой. Тверже и увереннее в том, что она говорит. Взрослее.

— Спокойной ночи, Лия, — кивнул Сергей, провожая дочь недовольным взглядом.

Когда дверь за ней закрылась, он снова посмотрел на Глеба.

— Этот разговор еще не закончен. Для тебя есть еще одна новость.

Глеб не удивился.

— Лия уезжает в закрытый лицей. Я не изменил решение в отношении ее.

— А она как отнеслась к этому?— поинтересовался Глеб.

Случилось то, чего он больше всего боялся.

— Нормально, — пожал плечами Сергей.— Новые друзья и другая обстановка помогут ей быстрее справиться с горем.

Глеб ничего не сказал. Он встал и вышел из столовой, оставив на столе нетронутый ужин. Прощаться с отчимом не было никакого желания.

Отзывы о произведении

Чтобы оставить отзыв и оценить произведение, необходимо зарегистрироваться.

Отзывов пока нет