Как выйти замуж за Феникса

  • Как выйти замуж за Феникса | Татьяна Форш

    Татьяна Форш Как выйти замуж за Феникса

    Приобрести произведение напрямую у автора на Цифровой Витрине. Скачать бесплатно.

Электронная книга
  Аннотация     
  208


В одном царстве-государстве жила-была принцесса Василиса. Жила не тужила, да однажды решил папенька выдать ее замуж. Да не по любви, а взамен утраченного им когда-то магического колечка! Да не за кого-нибудь, а за демона Огненного, что Фениксом зовется. Который горит, да сгореть не может…. Как говорится, замуж не напасть – как бы замужем не пропасть! А пропадать-то, ох как не хочется! И понеслась душа… Это только присказка, а сказка будет дальше: о тайнах мрачных, о конях говорливых, о наемниках красивых, о змеях Подгорных и о демонах, что горят от любви, да сгореть не могут…. Итак… Однажды утром… Совсем недавно…. В соседском королевстве….

Доступные форматы:
PDF

ВНИМАНИЕ
Вы приобретаете произведение напрямую у автора. Без наценок и комиссий магазина. Данная Витрина является персональным магазином автора. Подробнее...

Читать бесплатно «Как выйти замуж за Феникса» ознакомительный фрагмент книги

Как выйти замуж за Феникса

Каменные ступени привели нас на второй этаж. Широкий коридор с большими, до блеска выдраенными окнами, утопающий в пестрой зелени цветов, тоже приятно шокировал. Ряд белоснежных дверей был ярко освещен естественным светом бегущего к зениту светила.
Не обманул хозяин. Не знаю, сколько заплатил за этот комфорт Никита, но оно того стоило. Как хорошо, когда ты не зависишь от наличия золота в кармане и можешь позволить себе такую роскошь!
Наконец Ник остановился, сосредоточенно позвенел ключом и распахнул дверь.
— Прошу.
Я с любопытством заглянула и не удержалась от восторженного оханья. Нам достались поистине королевские апартаменты! Огромная белоснежная комната с уже накрытым круглым столом, широкая воздушная кровать и распахнутое окно с букетом полевых цветов в роскошной вазе на подоконнике. Восхитительно!
— Даже у моего отца во дворце было скромнее... — Я вошла, бросила у двери тюк с вещами и с довольным вздохом села на кровать, разглядывая синь небес и крылатых младенцев, нарисованных на потолке. — Лепота!
— Тогда... ты пока отдыхай, кушай, а я скоро вернусь. — Ник уже хотел было захлопнуть дверь, но я возмутилась:
— Ты опять меня бросаешь?!
— Ненадолго. — Его губ коснулась улыбка, от которой тут же захотелось все ему простить. — Пойду распоряжусь насчет горячей воды. Негоже идти во дворец сразу с дороги...
— А... — Я отчего-то покраснела и отвела взгляд. — Только не забудь попросить душистого мыла и березового веничка. Люблю баню!
— Не хочу тебя разочаровывать, но откуда у аглицких бедолаг взяться бане? Здесь только ванна.
Пока я обдумывала, радоваться мне сему факту или послать подозрительного вида гигиену подальше, Ник хлопнул дверью, оставив за собой последнее слово.
Ну и ладно!
Я улыбнулась, легла на кровать и закрыла глаза. Только отдохну немного...
— Как же легко тебя стало найти, моя дорогая... — Раздавшийся в тишине вкрадчивый голос заставил меня покрыться мурашками от ужаса и распахнуть глаза.
— Ты?! — Я была в каком-то мрачном зале, а рядом со мной, живой и настоящий, возвышался муж, разглядывая меня бельмами выжженных глаз. — Но... откуда? Я же...
— Ты сейчас в гостинице. Точнее, твое тело. А вот твой дух я призвал к себе, чтобы выяснить кое-какие спорные моменты... — Он качнулся, словно от дуновения воздуха, и, вообразив себя радушным хозяином, повел рукой, указав мне на появившуюся из воздуха скамью. — Может, присядешь?
Я решительно качнула головой:
— Нет, давай уж сразу к делу...
— Люблю такую сговорчивость... Итак... — Его обожженных губ коснулась улыбка. — Чего ты хочешь в обмен на то, что поможешь мне найти кольцо?
Я даже задохнулась от переполнивших меня чувств. Вот оно! Значит, права была тетя! Кольцо ему важнее! Вот и славненько! Теперь самое главное, чтобы он не понял, как мне дорога моя свобода.
— Даже и не знаю... Что же мне у тебя попросить? — Я с задумчивым видом потерла подбородок. — О! А может, я сделаю одолжение и попрошу о том, чего в равной степени хочется и тебе, и мне?
— Надо же... — На страшном обгорелом лице даже мелькнуло удивление. — И чего же мне, по-твоему, хочется?
И тут меня прорвало:
— Наверное, того же, чего и мне — свободы! Я желаю, чтобы ты оставил меня в покое! И замужество мне не нужно!
— Хм... — Муженек задумчиво прошелся вокруг меня. — Значит, хочешь стать свободной? Ты угадала... Я тоже хочу сделать тебя свободной и... оставить в покое... Значит, договорились! Ищи кольцо, девочка. Ищи быстрее!

— Василек! Просыпайся! Бал проспишь! — Моего носа коснулся легкий поцелуй, тут же заставивший мой кошмар сделаться смешным, а Феникса — ненастоящим.
Окончательно проснувшись, я распахнула глаза и вгляделась в серые глаза Никиты, удобно лежавшего рядом со мной на кровати.
— Ник... — Я всхлипнула и дотронулась пальцами до его чисто выбритого подбородка, провела по губам. — Ник... Я...
— Тебе снова приснился кошмар? — Он нахмурился и тут же играючи коснулся губами моей руки. — Никаким кошмарам я не позволю портить отдых моей маленькой принцессы.
— Ник... Я попросила у Феникса свободы! И он согласился. Как только мы найдем кольцо, я стану свободной, и... если ты захочешь... — Дыхание прервалось от внезапно накатившего волнения и счастья. — Ник... Никита... Я так тебя... очень...
Но договорить он мне не дал. Его губы коснулись моих сначала в нежном, а потом необузданном, страстном и пугающем поцелуе. Я чувствовала его ласкающие руки, от которых тело стало мягкой глиной, а ромашковое платье само развязалось на груди.
В тот момент, осознав свои чувства к этому мужчине, я была готова на все! И если бы не... Мафаня!!!
— Вась?
Из-за прерывистого дыхания Ника я сначала подумала, что голос тети мне послышался, но ее следующий вопрос заставил меня окаменеть, и через секунду я со сноровкой ужа выскользнула из-под тяжелого, горячего тела Никиты.
— Ты, что ль, опять озоруешь?
— Теть? Ты где? — Я поспешно стянула на груди шнуровку, попутно выискивая за лифом предательское зеркальце.
— В Караганде! — где-то уже совсем рядом послышался голос тети.
Ник с тяжелым вздохом выудил из-под себя говорящее зеркальце и, удивленно разглядывая его, сел на постели. Понятно! Значит, кто-то из нас случайно коснулся стекла, и тетя решила, что я вышла на связь. А может, оно и к лучшему? А то мало ли куда завели бы меня его поцелуи...
— О! А енто еще что за чудо-юдо рыба-конь на меня таращится?
Я выхватила зеркальце из рук Никиты и радостно заулыбалась подозрительно щурившемуся на меня глазу Мафани.
— Это Никита, теть. Вот. Теперь вы знакомы.
Тетин глаз еще больше прищурился, затем вытаращился так, что я приготовилась его ловить, потом вдруг уменьшился, а в зеркале показалось все ее лицо.
— Васька! А чего это ты с титьками наголе? А? Бесстыдница! Что енто вы там творите?!
Я поспешно стянула снова разошедшийся лиф и быстро покачала головой.
— Не было ничего, теть! Ничего не было! Я только спала!
— С ним?! — грозно рявкнула Мафаня.
Ник вдруг забрал у меня зеркальце и указал на ширму, из-за которой поднимался пар.
— Иди мойся. У тебя час на сборы, а потом нас ждут во дворце.
— А... — Я неуверенно покосилась на зеркальце.
— Я сам пообщаюсь с твоей недоверчивой родственницей.
Вот и здорово!
Не особо возражая, я, поддерживая платье, юркнула за ширму и, стянув с себя все, с наслаждением нырнула в белоснежную, чуть вытянутой формы, высокую посудину. Ванна... Надо же! Теперь хоть буду знать, как это приспособление у «аглицких бедолаг» называется.
Горячая вода наполнила пузырьками счастья все мое тело, еще шальное от ласк Ника, заставляя довольно жмуриться. Но все же баня лучше!
Нежилась я недолго. Что-то напрягало, точило душу червячком сомнения, пока до меня не дошло, что я не слышу так необходимых по сценарию возмущенных воплей. Еще больше насторожиться меня заставило неразборчивое бормотание Ника и тихие ответы тети.
— Теть? Ник? О чем вы там шепчетесь?
Бормотание стихло.
— Рассказываю твоей родственнице о наших планах. А до этого торжественно клялся, что до свадьбы — ни-ни! — Из-за ширмы показался Ник и, не смущаясь, смерил меня тяжелым взглядом. Точнее, мои не особо скрытые водой формы...
— Может, отвернешься?! — Я демонстративно скрестила руки на груди и согнула ногу в колене. А то пустила козла в огород...
— А чего я тут не видел? — Негодяй уставился мне в глаза серыми глазюками и, подмигнув, протянул зеркальце. — Держи! Если хочешь, допроси свою родственницу лично о нашем разговоре!
Он дождался, когда я возьму тетин подарок, и снова исчез за ширмой.
— Теть... прошу тебя... — Я нацепила дежурную улыбку, очень надеясь упросить Мафаню не рассказывать о случившемся отцу, но... вдруг увидела, что она не сердится. Более того, она чему-то улыбалась и только отмахнулась в ответ на мое воззвание.
— Забей, доча! Если не по молодости глупости совершать, то когда? Вот в моем возрасте глупости совершать вроде как уже и неприлично, да без них скучно. Тем более я тут с твоим миленком пообщалась. Ну сначала припугнула, как водится, да только скажу одно: нормальный он паренек. — И перешла на зычный шепот: — А уж любит тебя-а-а...
Я задохнулась от восторга:
— Это он тебе сказал?!
— Ха! Дождешься от этих мужиков чего путного! Не, сама вычислила. Ты же знаешь, я по этим делам спец! Так что смело ему доверяй во всем! Но... только об одном прошу, с внучками не спешите!
— Что?! Э... а... ну... — Несколько мгновений я от смущения не могла произнести ни слова, когда до меня дошел смысл ее просьбы. — Да ты что?! Да у меня еще развод по плану! Какие еще... Я вообще-то... Да мы только целовались!
— Ну и чего ты завелась?! — снова ухмыльнулась тетя и шкодно подмигнула. — Аль не знаешь, что от таких поцелуев и наследники приключиться могут? Хотя это ничего. Я помогу. Да и батю порадуешь...
— Тетя! — Я покосилась на ширму, за которой раздавались шаги Ника, и шепотом закончила: — Все! Больше я с тобой на эту тему говорить не собираюсь! Вообще никогда! И... и... — Не зная, как закончить этот разговор, я сунула зеркало под воду и злорадно улыбнулась, слыша из-под воды невнятное бормотание.
Вскоре оно стихло. Я достала уже совершенно обычное зеркальце и, стараясь не дотрагиваться до стекла, погляделась в него.
Ну до чего хороша! Глаза — что васильки, лицо раскраснелось, губы алые, волосы золотым облаком. Совершенно очевидно, что тетя не врет. Да, Ник меня любит. По крайней мере, я ему нравлюсь. Но что ему мешает любить еще и мысль о моем наследстве, которое он в конце концов получит?
Эх...
Испортила сама себе настроение...
Я поднялась, положила зеркальце на бортик ванны сохнуть и огляделась в поисках полотенца. Вот черт! Придется снова звать Никиту.
— Ник? А... где полотенце?
— Здесь. — Парень тут же появился, словно стоял за ширмой, и снова без зазрения совести одарил таким взглядом, что у меня заалели щеки. — Держи.
Он протянул мне полотенце и, не дожидаясь гневной тирады, исчез.
Отзывы о произведении


Отзывов пока нет