r Ад Министр @ Тор

ЛонДон

  • r Ад Министр @ Тор | Андрей  Халов

    Андрей Халов r Ад Министр @ Тор

    Приобрести произведение напрямую у автора на Цифровой Витрине. Скачать бесплатно.

Электронная книга
  Аннотация     
  366


«ЛонДон» - одна из 28 книг гиперромана «rАдМинистр@Тор», где каждый роман является законченным по смыслу литературным произведением, имеющим некоторые временные, сюжетные и образные связи с другими, входящими в него произведениями. В Лондоне, куда финансист Битлер увозит из Москвы Веронику, его тесть, миллиардер МакПартни, готовит землянам сюрприз - концерт AC/DC с участием самого Бона Скотта, почвшего в бозе двадцать лет назад. Но это не всё! С помощью AC/DC он останется единственным богачом на планете. К тому же сделает всех людей "счастливыми", внедрив свой «вечный» кредит с отрицательной процентной ставкой и свои деньги, вшитые в ДНК человека, и расчётный портал на правой руке или челе. Очень напоминает....


ВНИМАНИЕ
Вы приобретаете произведение напрямую у автора. Без наценок и комиссий магазина. Данная Витрина является персональным магазином автора. Подробнее...


Отзывов пока нет

Читать бесплатно «r Ад Министр @ Тор» ознакомительный фрагмент книги

r Ад Министр @ Тор

«До сегодняшнего дня здание бывшей электростанции БаттерСи было интересно лишь тем, что представляло собой огромный заброшенный технологический объект, находящийся практически в самом центре Лондона. Правда, примечательно, что здание БаттерСи запечатлено, например, с летящей в облаках свиньёй на обложке альбома Animals группы Pink Floyd!.. Но теперь оно будет знаменито ещё и тем, что вскоре станет местом небывалого исторического действа: концерта группы AC/DC с участием самого Бона Скотта!.. Как это произойдёт – никто не знает, но…. Далеко за пределами Лондона, далеко за пределами Великобритании царит небывалый ажиотаж! Фанаты группы со всего света прибывают всё больше и больше, и вскоре наводнят столицу Англии, как потоп!.. Примечательно, что их не останавливает ни цена билета в миллион долларов, ни то, что они покупают билеты уже без мест!.. А значит, согласны будут стоять на улицах Лондона, на берегах Темзы и смотреть даже не на самого Бона Скотта, а на его голограмму в небе над БаттерСи, которую, впрочем, как обещают устроители, будет видно практически со всех концов Сити…. И всё-таки, давайте ещё раз внимательно взглянем на БаттерСи!.. Красивый вид на это заброшенное строение открывается со стороны района Челси...»

-Алекзендр! – раздался голос Грейс, отвлекший его внимание от телепередачи.

Он обернулся.

Она стояла на пороге комнаты, подбоченившись и опершись о косяк.

-Да?..

-Мы все готовы!.. Ждём только тебя!..

-Сейчас иду….

Пока собирался, он всё ещё, машинально, продолжал слушать репортаж по телевизору:

«…С самого начала кампании мистер МакПартни заявлял, что готов предложить билет любому, кто согласится стать участником его эксперимента. Для этого достаточно всего лишь подписать контракт с финансовой группой его корпорации о бессрочном кредите в миллион долларов с отрицательной, кстати, что интересно, процентной ставкой, - а это не может не радовать покупателей, - и выпить какую-то безобидную пилюлю…»

Битлер схватил пульт и выключил ТВ.

Через минуту он выскочил из дома и запрыгнул в распахнутую в его ожидании дверцу на заднее сиденье машины, - сегодня супруга была за рулём «Мерседеса», - где уже сидела Вероника. Кантемиров расположился на переднем пассажирском кресле авто.

Едва он сел, Грейс даванула на педаль газа. Автомобиль рванул с места, словно рысак, и понёс их в город.

Лондон был запружен толпами желающих увидеть Бона Скота. И пробираться сквозь эту толпу становилось тем сложнее, чем ближе они подъезжали к району электростанции. Вскоре делать это стало почти невозможно. Грейс приходилось беспрестанно сигналить клаксоном, а на самом подъезде к БаттерСи не помогло уже и это: если раньше машина сквозь толпу неохотно расступающихся людей хоть крайне медленно, но как-то ещё ползла, то теперь люди и вовсе перестали расступаться. И четвёрке пришлось покинуть авто и буквально продираться через плотную массу стоявших. Битлеру показалось даже, что люди настроены совсем не дружелюбно не только друг к другу, но и к тем, кто пытается протиснуться мимо них вперёд. Впрочем, это было и не удивительно! Ведь они, - как и счастливчики с местами на трибунах БаттерСи, - «заплатили» за билет по миллиону долларов! А теперь им приходилось плотной толпой стоять прямо на улицах города, за пределами концертной площадки, и довольствоваться лишь тем, что видно огромные экраны на стенах электростанции, да ещё и обещаниями, что в небе над БаттерСи появится исполинской величины голограмма. И, наверное, поэтому у многих из них возникал идиотский вопрос: «Чего ради я «выложил» такие деньги?!...»

-Надо было заказывать вертолёт! – с отчаянием бросила пару раз, когда продираться сквозь толпу дальше становилось почти невозможно от давки, то ли ему, то ли Кантемирову Грейс, но ей никто не ответил: все усилия уходили на протискивание между не желающими расступаться людьми.

Битлер подумал, что это, наверное, те неудачники, которые решили «приобрести» билеты в числе последних то ли потому, что боялись прогадать и, в итоге, – прогадали, то ли просто за кампанию, потому что возник ажиотаж, и им тоже захотелось приобщиться к действу.

Всеми правдами и неправдами группа, в конце концов, пробралась до трибун. Иногда возглавлявший её движение Кантемиров готов был даже работать локтями или пустить в ход кулаки, страшно матерясь по-русски. В ответ очень часто слышалась такая же русская брань, которую все продиравшиеся к БаттерСи, включая Грейс, не плохо знавшую этот язык, понимали. И Битлеру оставалось лишь удивляться, как много здесь его «земляков», во-первых, и почему они в большинстве своём оказались «на галёрке», во-вторых.

Последние десятка три метров группа преодолевала под начавшие уже раздаваться удары колокола композиции Hells Bells, которую как репризу к выступлению своего предшественника перед его появлением на сцене исполнял Брайан Джонсон, далее в концерте уже не участвовавший.

На самой территории электростанции двигаться стало проще, поскольку сюда пускали лишь по билетам «с местами». Впрочем, когда возник ажиотажный спрос, в качестве мест стали продавать даже возможность просто постоять в проходах между трибунами и за ними. Поэтому, к тому времени, пока четвёрка пробралась к своей VIP-ложе, в которой её уже поджидал вездесущий Рей Соулт, Брайан Джонсон закончил исполнять композицию и собирался покинуть сцену, передав эстафетную палочку Бону Скотту. Концерт уже практически начался: последние метры группа преодолевала под рёв толпы, прокатывавшийся, как раскаты грома, по всему Лондону куда-то к горизонту: так фанаты приветствовали повторный выход на сцену каждого из участников группы. А когда вдруг, неожиданно, словно из небытия, следом за всеми выскочил живой, улыбающийся своей широкой, на все тридцать два зуба, улыбкой Бон Скотт, неистовство толпы достигло такого накала, что от взрывных децибел безумия едва не лопались барабанные перепонки.

Бон Скотт был теперь везде. Он стоял на сцене прямо перед VIP-ложей, в которой находились Грейс, Битлер, Вероника, Кантемиров и Рей Соулт. Его изображение повторяло все его движения на огромных экранах. Вскоре в тёмном небе зажглась, распустившись между четырёх труб БаттерСи, словно разноцветная пёстрая роза в цветнике, огромная голограмма, которая, казалось, достаёт до самых звёзд над Лондоном.

Бон Скотт поприветствовал зрителей, всё так же широко улыбаясь. В ответ Лондон на несколько минут снова утонул в неистовом гвалте и безумном рёве двадцатимиллионной толпы, запрудившей его улицы. Это было подобно грому с небес, которым всадники апокалипсиса должны вострубить его начало.

Бон Скотт развёл впереди себя руки, с микрофоном в одной из них.

Рёв толпы резко стих.

Фронтмен поднёс микрофон ко рту и застыл в небе над БаттерСи, повернув голову влево, словно пружина, готовая распрямиться, в ожидании, когда братья Малькольм и Ангус Янг на разные лады возьмут аккорды композиции.

Так продолжалось несколько секунд, в течение которых, словно в тревожное затишье перед жуткой бурей, пока не зазвучат первые рычащие звуки электрогитар, над Лондоном повисла гробовая тишина, такая, что, казалось, даже стало слышно, как течёт вода в Темзе, и грешники стонут в аду.

Но вот Малькольм мощно тронул струны, а Ангус в своём привычном наряде: в шортах, с гитарой впереди и портфельчиком за спиной, - взяв другой регистр, неистово тряся головой с пышной шевелюрой, проскакал перед фронтменом у самого края сцены.

Фанаты AC/DC взвыли, сразу же узнав в выкриках участников группы: «Хой! Хой! Хой!…» - вступление композиции TNT.

Над Лондоном как раскат апокалиптического грома прокатился дружный гул одобрения, утопивший в себе и гробовую тишину, и первые литавры тарелок вперемежку с дробным ритмичным перестуком барабанов. В перерывах между его волнами было даже слышно, как от напора его неистовых децибел по всему Лондонскому Сити трещат стены вековых зданий.

Вскоре весь Лондон, запруженный двадцатимиллионной толпой, стал подпрыгивать в резонанс с ритмами звуков heavy metal так, что, казалось, вот-вот начнётся настоящее землетрясение. Галёрки ходили ходуном и танцевали вместе с выкладывающимся на сцене, сверкающим глазами Боном Скоттом, который, несмотря на прохладную погоду, вскоре скинул с себя даже кожаную жилетку и остался с голым торсом.

Все вокруг словно с ума посходили, и это передалось и тем, кто был в VIP-ложе. Битлер, хотя сам не в силах был сдержать невесть откуда взявшийся экстаз, всё-таки время от времени пытался прийти в себя и посмотреть на окружающих трезвым взглядом, - как на сумасшедших. Но всё было тщетно! Несмотря на то, что ему не очень нравилась манера игры AC/DC, - зажигательное исполнение, да и само присутствие на сцене Бона Скотта не оставили равнодушным даже его. Даже ему теперь стало ясно, что никто не способен с ним сравниться. И вскоре он уже вместе со всеми неистово орал от восторга, совершенно не беспокоясь, что от рёва толпы у него закладывает в ушах и рвёт барабанные перепонки. Все прыгали в такт ритмам блюза, обнимались, плакали, подпевая, как могли, солисту на сцене, и время от времени оглушительно, неистово орали.

Бон Скотт практически без остановки исполнял одну композицию за другой.

Тут же следом за TNT последовала безумная Riff Raff, во время исполнения которой толпу корёжило от воплей и восторга на все лады.

Друг за другом звучали все его знаменитые хиты: Dirty Deeds Done Dirt Cheap, Love At First Feel, Big Balls, Rocker, There’s Gonna Be Some Rockin’, Ain’t No Fun (Waiting Round To Be Millionaire), Ride On, Squealer, High Voltage, It’s A Long Way To The Top (If You Wanna Rock'n'Roll), Live Wire, Rock'n'Roll Singer,  She’s got Balls, The Jack, Baby, Please Don’t Go, Little Lover, Soul Stripper, Stick Around, You Ain’t  Got A Hold On Me, - концерт продолжался уже больше трёх часов, а Бон Скотт , не зная устали, продолжал выкладываться на полную катушку. Казалось, он сегодня собрался перепеть все свои песни!

Так же неистово вели себя и слетевшиеся со всего света его фанаты! Во время исполнения Can I Sit Next To You Girl под напором резонанса от прыгания на ней присутствующих рухнула даже одна из подвесных трибун. Но никто не обратил на это внимания, и все остальные продолжали неистовствовать.

Казалось, время остановилось, но оно всё-таки шло.

И вот, … Бон Скотт вдруг замолчал. Прошла минута, в течение которой над Лондоном возникла пугающая тишина. Потом зазвучали звуки единственной, пожалуй, лирической композиции во всём репертуаре группы – Love Song. И тогда стало ясно: это последняя песня в выступлении легендарного исполнителя. Вторя её трогающим за живое переливам, весь Лондон стал плакать, понимая, что настаёт минута прощания….