Ленинград. ВМедА

слушатель академии

  • Ленинград. ВМедА | Влад Озер

    Влад Озер Ленинград. ВМедА

    Приобрести произведение напрямую у автора на Цифровой Витрине. Скачать бесплатно.

Электронная книга
  Аннотация     
  249


Продолжение. См.начало в "курсант ВМА".В книге описан период учебы на пятом-шестом курсе.Завершение шестилетнего обучения. Выпуск и убытие в войска.

Доступно:
DOC

ВНИМАНИЕ
Вы приобретаете произведение напрямую у автора. Без наценок и комиссий магазина. Данная Витрина является персональным магазином автора. Подробнее...

Читать бесплатно «Ленинград. ВМедА» ознакомительный фрагмент книги

Ленинград. ВМедА

Психиатрия от древнегреческого психея — душа и ятрос — лечение. Отрасль клинической медицины, изучающая психические расстройства через призму методологии медицины, методы их диагностики, профилактики и лечения.  А также право на принудительную изоляцию лиц, представляющих потенциальную опасность для себя или для окружающих.
         

    Этот термин некоторые ученые от психиатрии, называют анахронизмом, так как он предполагает существование души или психики как чего-то независимого от тела, чего-то, что может заболевать и что можно лечить само по себе.  И что он не соответствует нашим современным понятиям о психических заболеваниях, и были попытки заменить термин «психиатрия» другим. 

          Но все предлагаемые другие названия не нашли последователей, и остался термин «психиатрия», правда, утративший свой первоначальный смысл.

    Итак, первую в Российской империи клинику психиатрии при нас возглавлял профессор, генерал-майор , лауреат Государственной премии Л.И. Спивак. Я к тому перечисляю все эти регалии у начальников кафедр, чтобы повысить статус  заведения в глазах читателя. Мол, знай наших, знайте, у кого мы учились. 

      Естественно, что и светила первой величины в отечественной психиатрии работали тоже здесь. Назову только одну фамилию: В.М.Бехтерев. Кому интересно кто это такой, гугль в помощь... Это время при нем было периодом наивысшего расцвета кафедры. По существу кафедра нервных и душевных болезней являлась в то время ведущим в стране научно-исследовательским учреждением, комплексно изучавшим нервную деятельность.


     Корпус клиники расположен прямо напротив тыльной стороны моего общежития. Через стадион.  На тот период в заведении числилось триста койко - мест. Лечебное учреждение образцово-показательное среди ему подобных. На излечении, в основном, находилась высокопоставленная публика, подвинувшаяся рассудком. Министры и профессура, а может были и те, которых здесь содержали принудительно. Так называемые диссиденты, но нам о сем неведомо. Чистота и порядок.

       Больные размещались в палатах по два, или по четыре человека. Мебель вся зафиксирована к полам. Над входными дверями, застекленные ниши, а в них, уже тогда! - видеокамеры для наблюдения. Возле каждой кровати, замаскированные под электрические розетки, микрофоны.
        

    На каждом из трех этажей - холл для отдыха.  В каждом углу этих залов по телевизору. По количеству телепрограмм в те времена.
Прямо по Высоцкому:
 
Ну, а действительность, еще шикарней -
Три телевизора - крути-верти:
"А ну-ка, девушки!"

 "А ну-ка, парни!", -
За них не боязно с ума сойти!

 Это чтобы больные могли смотреть, например,  выступление "дорогого"  Леонида Ильича, не ссорясь между собой. Повернулся в любую сторону и смотри, сколько хочешь на том канале, на котором тебе нравится.  Никто и никуда, никого не торопит. Если надоело слушать материалы очередного партийного съезда, можно спокойно спуститься в подвальное помещение. И при желании поработать.


    Здесь оборудован огромный цех по производству.  Под беспрерывным наблюдением вежливой стражи  можно клеить различные картонные коробочки, конверты, мастерить игрушки и много еще чего. На каждый товар своя линия. Масса колюще-режущих инструментов, но никаких инцидентов. Вся продукция реализуемая. Весь доход принадлежит клинике. За счет этого производства в клинике нормальный косметический ремонт. Хорошая мебель и цветные! широкоэкранные телевизоры. И главное - никакого принуждения. Захотел прервать работу и перекурить? Пожалуйста, выходи в курильное помещение и смали до одури, полной.

 
          Кто обладает талантом к рисованию,  малеванию, графоманству? Есть такие? Есть, конечно. Пиши картины, сочиняй произведения (или кляузы строчи на нехороший персонал). Кому? Да хоть генсеку, хоть в ООН.


       Во время занятий все это нам демонстрируют. И рукописи и картины. И переписку с самыми высокими учреждениями. Все чин чином. Горы материалов. Все разложено по шкафам и объемным папкам. Все подшито.  Документы заверены подписями и печатями самых высоких инстанций. Реальными.

         Отдельно есть папки переписки пациентов по изобретениям. Например, все того же вечного двигателя. И все ответы из соответствующих бюро тоже имеются. Чем выше интеллектуальный уровень больного, тем, соответственно, шире лексический и словарный запас.  Диапазон от уровня Эллочки Людоедочки  до академического.

      Очень интересно здесь заниматься и одновременно слегка жутковато,
потому как нас неоднократно предупредили, что неизвестно ведь, какую каверзу любой из пациентов может сотворить в сию минуту. При этом сами преподаватели еще и хвалятся тем, что нам несказанно повезло. Мы пришли сюда учиться  в эпоху аминазина и галоперидола. И теперь в психиатрии наступил мир и покой. А вот до этого здесь ведь был настоящий дурдом.


       Поначалу система обучения такова. Преподаватель приглашает в кабинет тематического пациента. Он ведет с ним беседу, как с обычным больным. Расспрашивает то да се, самочувствие, где и что беспокоит. Может даже давление измерить. Мы, подгруппа, должны сидеть тихо, не вмешиваясь, и внимательно вникать. Затем больного отпускают и вопросы теперь к нам:


     -Что вы заметили, какие у больного отклонения? С каким, на наш взгляд, диагнозом он здесь находится?

Мы все хором и поодиночке начинаем утверждать, что этот пациент психически абсолютно здоров. И вот тогда педагог  начинает нам расшифровывать практически каждое слово, произнесенное больным. И оказывается, что мы слушали, но ничего не слышали. А у него, исходя из его речи, то-то и то-то.


   Потешила как-то одна молодая, на вид благодушная толстушка, которая настойчиво уверяла нас, что ею управляет диванная подушка, с кисточками по углам. Наставник заверил нас, что это одна из опаснейших разновидностей паранойяльного бреда. По команде подушки она может даже убить любого… из нас.


    На одном из занятий из уст нашего полковника мы узнали, что последняя запись в истории болезни писателя Ги Де Мопассана, звучала примерно так: « Господин Мопассан окончательно превратился в животное…»

 Он, как и многие ему подобные, тоже умер в психушке.

       Не смотря на то, что на улице уже свирепствовала пресловутая «перестройка» с ее  дутой гласностью, кое - что мы услышали здесь впервые. Только здесь  я, да, видимо, и большинство моих коллег, впервые услышали от преподавателя, который приглушенным голосом, с какой-то еще сохранившейся от недавних видимо времен оглядкой и опаской поведал, что "конченным" наркоманом был и мой кумир с детства В.С. Высоцкий. И был он довольно частым клиентом психиатров. И  умер в еще достаточно молодом возрасте.