Там, где нас не ждали

Роман

  • Там, где нас не ждали | Маир Арлатов

    Маир Арлатов Там, где нас не ждали

    Приобрести произведение напрямую у автора на Цифровой Витрине. Скачать бесплатно.

Электронная книга
  Аннотация     
  156


Когда-то давно две планеты: Кандемирия и Хартеон поссорились и, теперь их жители вынуждены воевать друг с другом. Чтобы помириться, Кандемирия отправила к далеким землям своих детей в надежде, что те смогу измениться и принесут с собой мир. Ален и его друзья, сами того не зная, опадут в водоворот непредсказуемых событий, чтобы установить гармонию и мир на планетах. Но чем это обернется для них?


ВНИМАНИЕ
Вы приобретаете произведение напрямую у автора. Без наценок и комиссий магазина. Данная Витрина является персональным магазином автора. Подробнее...


Буктрейлер к книге Там, где нас не ждали

Там, где нас не ждали

Читать бесплатно «Там, где нас не ждали» ознакомительный фрагмент книги

Там, где нас не ждали

Вы знаете, что у каждой планеты есть сердце? И я не знал. Даже если бы знал, что с того? Это было бы просто информацией к размышлению и не более. Это знание не способно ни спасти, ни уничтожить. Оно просто есть, как факт, как истина.

Но, вы знаете, что сердце планеты — это не просто кусок каменной глыбы, скрытый глубоко в ее недоступных недрах? Оно живое и способно чувствовать: любить, сострадать, беспокоиться или ненавидеть и пылать жаждой мести. И тогда во Вселенной рождается смысл любого существования или события. И зная это, вдруг ясно осознаешь, что ничто не случайно. Не случайным было наше путешествие, не случайным было то, что произошло с каждым из нас. И даже закончившись в одной реальности, оно продолжится в другой, и так до бесконечности. Что-то в глубине простого человеческого сердца подсказывает, что это именно так. И мы, счастливые своим неведением, летим навстречу своей судьбе, летим туда, где нас не ждут. Может и хорошо, что мы даже не догадываемся о той ловушке, что уже приготовлена для нас. Ловушке, о которой мы, возможно, так никогда и не узнаем…

«Шелковый путь» приближался к орбите Сириуса.

Участники экспедиции сами дали такое название кораблю, надеясь, что таким образом обеспечат себе спокойное путешествие. И долгое четырехлетнее путешествие действительно оказалось без каких-либо непредвиденных сложностей. Это было двухъярусное разведывательное судно, оснащенное всем необходимым для комфортной жизнедеятельности экипажа. На первом ярусе располагались лаборатории, а во втором жилые отсеки и командный. В состав экспедиции входило восемь человек.

Капитаном корабля был Дорс Немон. Ему недавно исполнилось пятьдесят, выглядел он солидно, даже давно не стриженая растительность на лице не умаляла его авторитета. Подчинялись ему беспрекословно.

— Капитан Дорс, — окликнул его взволнованный помощник Зоран Тед. — Приборы засекли сигнал с Сириуса!

— Приступить к расшифровке!

— Есть!

Зоран был счастлив. Это была его первая экспедиция и вот, наконец, появилось что-то, разумеется, кроме прелестей грудастой блондинки Лорит, чему можно уделить внимание. Душа пела от восторга.

Он — Зоран первый услышал странные прерывистые звуки, исходящие с Сириуса или уж если не с него, то откуда-то оттуда — из скопления разноцветных планет, окруженных чернотой космоса и глыбами астероидов. Он верил: такие сигналы могли посылать лишь разумные существа, только они могли создать эти гармоничные звуки, похожие на посвистывание иволги, и только они могли усилить их.

Зоран не сомневался — это послание! Представить только совсем скоро он и его друзья смогут увидеть внеземной разум! Значит, все эти годы они летели не зря.

Воодушевленный идеей капитана расшифровать сигнал, он решительно приступил к выполнению задания.

Лорит — его молодая жена нежилась в постели, даже не подозревая, чем занят муж. Поженились они полтора года назад на этом корабле и свидетелями были их друзья. По закону женитьба считалась фиктивной, но Лорит делала все, чтобы семейная жизнь была более полноценной, неограниченной лишь выполнением любимой супружеской обязанности.

В последнее время на всем экипаже сказывалась близость цели путешествия. Осознание этого приободрило всех.

Ченз Мим — механик то и дело подшучивал над всеми, кроме, разумеется, своей женщины — Мериэм Хорис. Уж она знала, как поставить на место чересчур развеселившегося красавца блондина с родинкой на левой щеке. Одного ее хмурого взгляда хватало, чтобы Ченз усмирил свое воображение.

Нельзя сказать, что у Мериэм отсутствовало чувство юмора, просто она знала меру и на дух не переносила критики в любой адрес.

— Мериэм, беги скорее в командный пункт, — в ее лабораторию стремительно ворвалась Наддин, — Зоран заканчивает расшифровку сигнала с Сириуса!

Мериэм была вынуждена оторваться от микроскопа.

— Сигнал с Сириуса?

— Да, беги скорее, капитан велел всем собраться. Я побежала будить Иссиндию. Если встретишь Алена, предупреди его!

— Хорошо. Уже иду.

Мериэм поспешно закрыла чашечки Петри и поставила их в сейф. Осмотрев все ли в порядке, покинула лабораторию.

Наддин была уже далеко. Лифт уносил ее на второй ярус. Новость казалась ей очень значимой, она не могла спокойно на нее реагировать. За прошедшие четыре года полета, наконец-то появилось что-то интересное. Вопрос о существовании космического разума для нее отпал сам собой, непременно хотелось поделиться своими размышлениями с Иссиндией. Только она выслушает ее и успокоит — ведь она как никак доктор психологических наук, выполняющий на корабле роль врача и дипломата.

А Ален — это я. Я — это тот, чьи записи вы, возможно, читаете, и тот, кто не уверен, попадут ли они когда-то в руки людей.

Пока я молод, мускулист. Женщины находят меня красивым, сексуальным, кареглазым брюнетом. В общем, всех я устраиваю во всем, и себя, разумеется, тоже. Не стану расписывать свои достоинства — хвастовство давно искоренилось из моей души.

Моими обязанностями было следить за исправностью систем жизнеобеспечения и безопасности в целом. Кроме этого в случае недееспособности капитана управление кораблем автоматически переходило в мои руки. Иначе дело обстояло, если капитан погибал: все решали выборы.

По инструкции каждый член экипажа мог быть заменен другим человеком, так что кроме основных обязанностей, мы все без исключения отлично разбирались и в других областях космической разведки.

Так вот, не прошло и полчаса, как капитан Немон призвал нас для проведения экстренного собрания, мы в полном составе терпеливо ждали сидя в крутящихся креслах, когда же, наконец, нам объяснят, в чем собственно дело.

— Ченз, ты уже починил топливный резервуар? — как-то без особого интереса спросил Дорс. Сам он продолжал что-то писать в судовом журнале.

— Починил, но шеф, ты же не для этого нас здесь собрал. В моей работе проколов не бывает.

— Ты прав, топливный регулятор, меня интересует меньшего. Зоран, как у тебя дела?

Зоран так увлеченно отстукивал на клавишах только ему понятную «чечетку», и лицо его светилось от предчувствия, что вот-вот перед ним явит лик судьбоносное открытие. Он походил на фаната, верящего в неизбежность победы своей команды.

— Еще минутку и все будет готово.

— Мериэм, — обратился к биоинженеру капитан, — тебе удалось найти защиту от вируса, вызвавшего простудное заболевание Иссиндии?

— Да, мутировавший вирус гриппа очень неустойчив во влажной среде с повышенной щелочной реакцией.

— А как твое самочувствие, Иссиндия?

Иссиндия. Я не спускал с нее глаз. Она была великолепна: большие серо-зеленые глаза, черные, как крылья ресницы, узкие брови, короткая черная челка, прикрывающая широкий лоб. Лицо ее еще было бледным из-за болезни, но выражение его казалось жизнерадостным даже без улыбки. Есть такие люди, которые, не улыбаясь, кажутся улыбающимися, счастливыми, а когда улыбаются, то не раскрывают рта, словно они что-то скрывают. И это что-то не обязательно неровный ряд зубов.

Иссиндия — загадочная женщина: хрупкая, как китайская вазочка, мудрая, как сфинкс, страстная, как пламя. Она — моя любовь, и радость, и печаль.

— Я чувствую себя превосходно, спасибо.

Ченз опять не выдержал:

— Капитан Дорс, зачем мы собрались здесь?

— Терпение Ченз, терпение, я же не виноват, что вы оказались не пунктуальны. Вы пришли за десять минут до назначенного времени. Ждите.

Ждать пришлось минуты три. Мы молча переглядывались друг с другом, демонстрируя полное равнодушие по поводу предстоящего собрания. Но это было лишь внешнее прикрытие истинных чувств. Все знали со слов Наддин о полученных сигналах, и без сомнения тревога одолевала всех.

— Прочтите, капитан… — голос Зорана в напряженной тишине прозвучал как-то безрадостно.

— Итак, друзья, Зорану удалось расшифровать полученные сигналы от скопления планет в районе Сириуса.

Капитан подошел к компьютеру и, прочтя текст, на несколько секунд словно онемел.

Почувствовав неладное, мы вскочили с мест и окружили капитана.

«Мы вас не ждем!» — гласило послание.

— И это все? — удивился я разочарованный сообщением внеземного разума.

— Что это значит? — спросила Лорит. — Может ты неправильно перевел?

— Если кто-то сможет перевести по-другому, — сердито произнес Зоран, — то можете занять мое место.

Зоран даже вскочил, но рука Ченза, опущенная на его плечо, заставила его сесть.

— Никто не сомневается в твоей компетентности, — заявил он, — успокойся.

— Кроме жены… — нахмурившись, добавил Зоран.

— Дорогой, я не хотела тебя обидеть, — начала оправдываться Лорит. — Просто я не ожидала…

— Мне кажется, — перебил ее капитан, — они вполне имеют право на такой прием. Хорошо, что сразу не направили на нас одно из средств уничтожения.

— Но они могут держать нас на прицеле, — робко предположила Иссиндия.

Подобная перспектива никого не обрадовала.

— Слушайте, — произнес Ченз, — а может нам надо им свое послание отправить?

— Наши сигналы не могут пробить звуковые потоки и без знания нашего способа общения они вряд ли поймут, в чем заключаются наши намерения.

— Давайте хоть попытаемся. Это ведь не смертельно.

Все ждали, что решит капитан.

— Хорошо, — после долгих раздумий согласился Дорс. — Переведи на систему знаков: «Мы Земляне, идем с миром».

Зоран выстроил цепочку знаков, которые были разработаны еще учеными на основе исторических сведений в космологии. Странно, ученые мужи утверждали, что жители Сириуса не раз прилетали на Землю и что некоторые племена до сих пор хранят о них немало интересных артефактов, но так почему нам — Землянам нельзя ступить на их планету?

Послание было отправлено. Зоран вздыхая, прокомментировал:

— Теперь осталось только ждать.

— Долго? — участливо спросила Мериэм.

— Не знаю.

— Скорее бы, — буркнула Лорит. — Ожидание меня жутко утомляет.

Наддин и Ченз молча направились в носовую часть корабля, чтобы из широкого окна посмотреть на холодную бездну космоса, усеянную мириадами ярких без мерцающего ареола звезд.

— Капитан, там впереди какое-то свечение, — первым заметила странное явление Наддин.

Все подошли к окну.

— Оно кажется, приближается…

— Ченз, срочно отключи питание двигателей до полной остановки корабля, — приказал Дорс. — Всем остальным занять свои места и сохранять спокойствие.

Ослушаться или возразить никто не посмел.

Я встал у пульта обороны. В случае чего был готов в любую минуту устроить ракетно-ядерный обстрел любого подозрительного объекта.

Капитан молча вглядывался в космос. Оранжевое туманное сияние, которое увидела Наддин, вскоре приобрело форму разрезанного пополам гигантского мяча, который стремительно приближался к нам.

— Что у тебя, Зоран?

— Пока ничего.

— Ален?

— Цель в пределах досягаемости.

— Мериэм?

— Размеры объекта увеличиваются по принципу цепной реакции. Внутренняя структура хаотична и находится в постоянном движении. Пока это все, что удалось выяснить.

— Наддин?

— Внешний радиационный фон остается неизменным.

— Иссиндия, что у тебя?

— Слишком сильные звуковые помехи. Объект не реагирует на волновые воздействия.

— А ты, Ченз, что скажешь?

— Если наше послание заставило нечто пройти в движение и встать на нашем пути, то не лучше ли сменить курс и подойти к Сириусу с тыла?

Перед Зораном опять возникло уже знакомое всем послание: «Мы вас не ждем!» на этот раз надпись как-то странно вибрировала, словно стол под компьютером дрожал.

— Капитан, сигнал, посланный с Сириуса, приобрел мощь. Это сильный поток волн, система приемников не рассчитана на такое давление

Тут вдруг на несколько секунд мигнуло другое послание: «Мы Земляне, идем с миром!»

— Они отражают наши сигналы! Возможно, они их даже не прочли!

Эмоции Зорана текли через край: не понятно было то ли он обрадован такому повороту событий, то ли наоборот напуган до полусмерти.

Мне стало кое-что ясно в этой ситуации, и я не замедлил высказаться по этому поводу.

— Капитан, пока не поздно надо уносить ноги. Тактика иноземлян мне понятна. Их планету или систему планет окружает защитное поле. И любое внедрение в него, любые помехи вызывают бурную реакцию. Как действует это поле нам лучше не знать, но то, что оно готовиться устранить нас, как источник помех, я не сомневаюсь. Думаю, только наша ликвидация их вполне устроит.

Дорс вытащил из нагрудного кармана сигару — это была особая сигара — одна из десяти, подаренных ему самим президентом «Космонацкорпорейшнл» (КНК) за заслуги перед человечеством. То, что капитан достал столь ценную сигару я счел недобрым знаком. Он долго ощупывал ее пальцами, прежде чем закурить, и все это время молчал. Затянувшись, он вынул ее изо рта, потом посмотрел в мою сторону.

По отсеку распространился запах табака с примесью каких-то пряностей. Лорит поморщилась, демонстрируя свое отвращение к курильщикам.

— Ален, сколько на твоем счету боевых операций? — поинтересовался Дорс.

— Только учебные, капитан.

Почему-то взгляд Дорса заставлял меня нервничать.

— Если тебя всегда учили, что при первых признаках опасности надо уносить ноги, то ты отличный ученик.

Смеяться никто не стал.

— Но, капитан, я… — дурацкая привычка — меня всегда так и тянуло оправдаться! Я наверно испугался, что слова капитана принизят меня в глазах товарищей и тем более Иссиндии.

— Успокойся, Ален, — перебил меня Дорс, — я приму твои предположения к сведению. У кого какие мысли по поводу объекта прошу их высказать.

— Может, направим к объекту зонд и посмотрим, что будет? — тут же предложила Мериэм.

— Хорошее предложение, — одобрил капитан, — исполняй, Мериэм.

— Слушаюсь!

Стоя у пульта биоинженер легко вывела в космос исследовательский зонд и, задав направление, отправила его навстречу с объектом. Зонд был похож на черный цилиндр с четырьмя прижатыми по бокам опорами. В носовой части располагались датчики и сигнало — передающие устройства, а в остальной система энергообеспечения.

Объект стал напоминать гигантскую воронку, словно это солнце, разрезанное пополам с таким необычным явлением, как черная дыра посередине.

Мы напряженно следили за зондом.

— По данным зонда температура вокруг него нулевая, — сообщала Надин, — запредельное магнитное притяжение… Вряд ли удастся вернуть зонд. Сигналы прерывистые… Что происходит?

И вдруг зонд, врезавшись в огненное чрево исследуемого объекта, взорвался. Вспышка спровоцировала за собой изменение формы объекта с круглой на треугольную, причем один из острых углов был направлен в нашу сторону.

— Ничего хорошего при близком контакте нас не ждет, — заключил Ченз.

Дорс нервно стряхнул пепел на пол. Не хотел он просто так сдаваться, но ответственность за судьбу команды вынудила его принять важное решение.

— Ченз, заводи двигатели. Я беру управление на себя, — и обратился ко всем нам: — Ну, что выход пока только один: уйти подальше от защитного поля. Всем пристегнуться и молитесь, кто как может…

Корабль «Шелковый Путь», ведомый опытным капитаном, был послушен его рукам и стремителен, как стрела, выпущенная из арбалета.

Уйти от смертоносного объекта оказалось не так-то просто: он рос слишком быстро, с каждой минутой занимая все больше пространства за нами, ни на секунду не исчезая с боковых иллюминаторов.

Неожиданно корабль врезался в невидимую преграду. Удар был так силен, что нас отбросило назад.

Придя в себя от потрясения, напуганные случившимся, едва оценив обстановку, все мы пришли в неописуемый ужас…

— Нам конец! — завопила Лорит. — Мы погибнем!

— Но мы еще живы, — пытался успокоить ее Зоран.

— Эта штука нас раздавит!

Капитан пострадал серьезнее всех. Во время столкновения он ударился головой о панель и теперь лежал на полу, истекая кровью. Наддин кое-как добралась до него и пыталась привести в чувство. Наддин приходилась ему внучкой.

— Капитан Дорс, очнись, — уговаривала она. — Дедушка, ты не можешь меня оставить одну…

Ей на помощь пришла Иссиндия.

— Надо перевязать ему голову.

Необходимые материалы она нашла в аптечке.

Ченз в это время проверял состояние корабля и его мрачный вид не обещал ничего хорошего.

— Разгерметизация жилых отсеков, — с горечью сообщил я. — Давление падает.

Ко мне подошла Мериэм. Она с трудом держалась на ногах, а лбу ее красовалась большая ссадина.

— Что это было?

— Возможно защитное поле, — ответил я.

Оранжевый объект приближался, пугая неизбежностью столкновения.

— Ченз, ты можешь заставить эту машину двигаться? — Мериэм перешла на крик. — Мне хочется умчаться отсюда, куда подальше!

— Бесполезно, мы застряли!

Паника все больше овладевала нами.

— Сделайте что-нибудь! — требовала Лорит.

Она походила на растрепанную, перепуганную птицу. Ее истерика передавалась нам.

— Мы ничего не можем! — заявил Зоран. — Ален, может ты выпустишь ракеты по объекту?

— Будет только хуже. Взрыв нас уничтожит!

Корабль тряхнуло и все смолкли. Было ясно, что оранжевая субстанция коснулась корабля. Скоро все закончится…

— Я не хочу умирать, — заплакала Лорит, прижимаясь к Зорану. — Я не хочу умирать…

Зоран молчал, устремив взгляд куда-то в пространство.

Конечно, никто из нас не хотел умирать. Мы были молоды и полны сил. Предстоящая смерть казалась нам бессмысленной.

— Как все чертовски глупо получилось, — произнес я, походя к Иссиндии.

Она уже забинтовала голову Дорса и, увидев, что я направляюсь к ней, поднялась с колен. Наддин беззвучно плакала над капитаном, касаясь волосами его сурового лица.

— Извини, — прошептал я первое, что пришло в голову.

— Я никогда тебе не говорила… — робко начала она. — Я люблю тебя.

— А всегда тебе об этом говорил, помнишь?

Она кивнула и посмотрела на иллюминаторы. Оранжевое вещество накрывало их словно одеялом, продвигаясь к носовой части.

— У нас мало времени.

— Его почти нет… — сказал я, и коснулся губами губ Иссиндии, успев заглянуть в ее серо-зеленые глаза, и крепко-крепко обнял.

Раздался взрыв: яркий и беззвучный. Последнее, что я помню — это то, что в глазах Иссиндии уже не было страха. Это была первая трагическая смерть в нашей жизни…

***

Это был бы трагический конец нашей экспедиции, если бы не воля случая. Мы канули в небытие для всех, кто остался на Земле корректировать наш полет, для наших друзей, втайне завидовавших нам, для родных, которые остались ждать нашего возвращения, но все же мы остались живы...