211

Александр Устомский

Англии капец!

  • Англии капец! | Александр Устомский

    Александр Устомский Англии капец!

    Приобрести произведение напрямую у автора на Цифровой Витрине. Скачать бесплатно.

Аннотация

1425 год. Война Корнуолла против Англии. Легион юных атлантов с гранатами против рыцарей и лучников. Кайло и арбалет против меча и лука. Вышел из шахты, добей норму выработки, убей англичанина. Попаданцы ждут флот крестоносцев. Топить и жечь корабли, их работа, чаевые берут дукатами. 2 книга цикла «Прогрессоры Атлантики». Немного о названии. «Капец» старое, богатое смыслами слово: «Англии капец» значит: 1) Конец (правлению Плантагенетов в Корнуолле). 2) «Капец» - Бурт (место для хранения овощей





Читать бесплатно ознакомительный фрагмент книги Англии капец!

Англии капец!

Предисловие Начало этой истории описано в книге «Прагрессоры Атлантики». Четыре друга в 2011 году решили провести зимние каникулы на Карибах, взяв в аренду яхту. Провалились вместе с яхтой в 1418 год. Быстро выяснили главное: география новой «Земли» не всегда совпадает с реальной Землей, даты и факты истории также не всегда совпадают с «оригинальной Землей». При «переносе» их организмы приобрели свойство сильной регенерации. Фактически они стали «четырьмя бессмертными горцами, дунканами маклаудами». Студенты 3 курса иняза и лечфака. Практического опыта - нет. Теория - на слабом уровне. Из знаний точных наук - химия на среднем уровне. Энциклопедий нет. Осторожные (трусливые) и наглые (безмозглые) они не доверяют никому. Решают спрятаться, осесть на острове Мадейра. Грабить купцов и выкупать себе детей из рабства, воспитывать и учить их в духе древней Спарты, чтобы лет за 7 вырастить себе сотрудников, сподвижников, легионеров. Что из этого вышло? Читайте в этой книге. глава 1 «Воюют не числом, а гранатой!» Легат Аматов Гастингс! Как много в этом звуке для сердца русского слилось! Как много в нем отозвалось... Какой же русский не любит байки о том, как наваляли всяким иноземцам, пусть не всегда русские, но и нормандцы славные парни, раз всех этих разжиревших англосаксов сумели к ногтю при Гастингсе прижать. Нормандцы - самые хитропопые и пройдошистые викинги. Когда они приплыли в Нормандию, эту область будущей Франции, они славно повеселились, и сразу смекнули: а зачем возвращаться на север? Там «холодно и гадко, и все не как у нас, там не найдешь портвейна, в продаже только квас», а здесь теплей и веселей, врагов кругом полная коробушка, знай всех бей-побеждай, и улетай в свою Вальхаллу. Нормандцы, конечно, договорились с местными корольками, широко им улыбаясь, и даже не пряча фигу за пазухой, свое оружие они не скрывали. Пожили во Франции, обзавелись замками, растолстели, опоганились. А потом и устроили набег на Англию. И всех там победили. И стал Вильгельм королем. Четырех лоцманов, отлично знавших подходы ко многим европейским портам западного побережья Европы, смог найти Витя для своей морской школы. Все эти меловые рифы, отмели, приливы и отливы, Павлова не очень волновали с его какой-то японской электронной приблудой, которая показывала где какое дно у берега. Но рисковать зря не хотелось. Да и моряков стариков он нашел изрядных, крепких, одиноких, которые душой ожили на островах атлантов, обучая мальчишек морским премудростям. На стадии планирования операции, Витя выдал финт ушами, заявил, что переться в Лондон на каракках - не лучший ход. По времени они не выигрывали, только суеты больше взад и вперед. Подниматься по Темзе, во время активных военных действий между французами и англичанами - это опасно, это напряжно. Англичане уже ковали славу морских вояк, на море они умыли французов раза три - выдали полную Хиросиму - разгромили, как дистрофиков, всех потопили французиков. «И воды украсились французской кровью. И если бы рыбы могли говорить, они бы заговорили на французском языке», - добавил главный капитан всей Атлантиды Виктор Павлов. Берегли англичане свою столицу, по Темзе было неудобно подниматься, и порт и верфи эти хитрецы построили за городом, чуть выше по течению, и склады там были главные - плыть мимо Лондона, чтобы погромить им «моряшку» и склады, опасно. Вот Витя и предложил: десантируемся на юге, почти под Лондоном, там километров пятьдесят, семьдесят всего до столицы. Один дневной переход. Тут уж Лешка с Ринатом взвились: свинка морская! Что он петрит в сухопутке? Семьдесят кило отмотать пешкодралом за дневной переход... это не под парусом себе задницу чесать, и за борт поплевывать, не сходя с места! Удар наносился одновременно по трем английским портам в разных местах. Один отряд в две каракки бил по Гастингсу, и выдвигался потом на Лондон двумя сотнями легионеров под командованием двух легатов: Зубрикова и Аматова. Эта парочка постарается нанести максимальные разрушения столичному порту и верфям. Ринат сначала был категорично против рывка к Лондону. Он очень принципиально относился к вопросу «прогрессорства», всегда призывал к осторожному, и лучше - тайному использованию знаний, уроков прошлого: - Не понимаете вы. Европейцы учатся. Они не дураки. Заключим перемирие и они начнут спокойно думать. И что они поймут? Атланты способны рвануть на сто километров за двое суток и начать бой. Вот что плохо для нас. Они могут пересмотреть устройство армии, они могут изменить мысли о развертывании военных действий. Сейчас мы живем в уверенности - англы три недели будут до Плимута топать из Лондона. Мы можем начать ускорение военной мысли у европейцев. Мне это не нравится. - Ринат, с таким подходом нам вообще не надо в Европу лезть еще лет двадцать. Пока сносный огнестрел и артиллерию не построим, - сразу возразил Костя. - Гранатометы надо делать, а не пушки, - серьезно и грустно ответил Ринат. - Пока в сталь не упремся, ничего мы не построим. А это с нашим уровнем знаний - годы переводить уголь и руду. Я даже домну не знаю, как строить. Мартеновскую печь... Поэтому атлантам нужен был только Уэльс в симпатичных союзниках, вроде бы валлийцы рыли уголь, и железо у них было какое-то в ресурсах, но это был самый плохой вариант. Строится в ЮАР, или в Алабаме этой американской выглядело симпатичней. И они там обязательно отстроятся. Но логистика выглядела уязвимой и отвратительной – ребят напрягал перевоз боеприпасов к театру военных действий, далеко везти оружие и боеприпасы. Алабама выглядела намного удобней для связи с Азорскими островами. Но юг Африки был центровым местом, шикарнейшей базой метрополии. Витя был расстроен этой акцией в Англии - отвлекала она его от исследования навигаций в условиях Индийского океана. До весны согласился с ними пошуметь, в любом случае встретить «крестовый поход», который обязательно будет. Не простят европейские торгаши того, что им обрубили вековые связи по торговле оловом, обязательно наймут всякой швали наемнической и рыцарей к ней прикрепят, для руководства и во имя идей борьбы с непонятными еретиками, покусившимися на спокойное, мирное христианское житье-бытье-ворье-жулье. Пока две сотни пешком ходили в гости в Лондон, оставшиеся две каракки уходили вдоль побережья на восток и разрушали все крупные порты на своем пути, сил у них было достаточно: две команды пехморов, этих безбашенных балбесов, пять десятков головорезов, которые уже резали испанцев на Канарах - не позавидуешь англам. У пехоты морской был свой особый бзик - против моряков и всяких портовых крыс их Витя настраивал всегда и всерьез. Они разбрасывались гранатами и «зажигалками» не экономя на боеприпасах. И это было правильно! Моряки обязаны держать особый фасон. Это симпатично и прикольно. Вот чем им козырьки не угодили, и матросы носили бескозырки? Непонятно. Но в случае атлантов был потешный спор на тему: кому на какую сторону берет загибать! Это был вопрос прямо национальной безопасности, смеясь и перешучиваясь, парни постановили, что моряки берет загибают к правому плечу, поскольку бессердечные они: в каждом порту своя подруга. А сухопутные пусть свой берет на левую сторону загибают – «ходить налево» - понятное дело. Второй отряд, под командованием легата Константина наносил удар по юго-западу побережья Англии, по Саутгемптону, после чего бил по Портсмуту и порту острова Уайт. Там была сотня легионеров и пара десятков абордажников для придания остроты веселью. После заварушки каракка уходила на запад к Портам Девона, западного графства Англии, соседа Корнуолла. Каракка Апфии разрушала порт Пула, и двигалась на запад вдоль побережья, разрушая все встреченные порты. Сотня амазонок, это был их эксперимент, который парни, скрипя зубами, одобрили: девчонки росли в окружении мальчишек, вечно увлеченных игрой в войнушку, девчонки... некоторые просто свихнулись на физкультуре, да и идут они лесом, вместе с Апфией, сумасшедшей дочерью Эллады. Пусть играются в амазонок, соревнования они нормально работали, призерами были часто, кубки и по фехтованию, и по борьбе имели, а по стрельбе золотишко редко отдавали мальчишкам, кубок у них был пять лет. Продвигалась наша бестия до главной цели - Эксетера, порта и экономического центра графства Девон. Лешка Зубриков слабо разбирался во всех этих графствах – ширах, и герцогствах. Костик отлично соображал, и Ринат тему понимал. Лешка точно знал одно: Корнуолл уже со времен Черного принца стал владением старших наследников престола. Понятное дело: грабь, копи свой капитал, пока на трон не сел. Но и сосед Корнуолла, Девон был областью шикарной. Там и олово было, и земля получше, чем горы Корнуоллские. Богатое графство, которым сейчас рулил герцог Бофорт – Лешка сразу запомнил, «бофорт-ботфорт», может быть он и ввел моду на такие сапоги. Герцог этот был регентом и главным воспитателем малютки короля Генриха шестого. Маму вдову, принцессу французскую, бывшую королеву сплавили из Лондона поближе к Уэльсу, в жены Оуэну Тюдору планировали отдать. Там забавная интрига мутилась. На взгляд Зубрикова, для воспитания достойного короля, лучше Девон подходил – там и экономика сложней, и валлийцы вечно хулиганят с набегами, и ирландцы пакостят. Но англичане решили: наследник и Корнуоллом обойдется – жмоты и перестраховщики, не нужен им был особо сильный король, плохо это для интриг. Атланты собирались разрушить все порты на юге Англии, и без зазрения совести пожечь все торговые суда, независимо от флага. Пусть европейцы знают - англичане не лучшие торговые партнеры. До Корнуолла Алексей с Ринатом на двух каракках намеревались добраться только спустя неделю от начала военных действия. Хотя войной такие действия англичане никак не могли назвать: пиратское нападение, грабительский налет, в духе викингов. Пока два легата четверо суток шастали на север и обратно, две каракки, сгрузив десант, выполняли свою задачу: уничтожить пятнадцать портов «Портового союза», англичане тоже создали свою «Ганзу», как и все нормальные европейские страны. Налетают, жгут склады и корабли, и до свидания, а вернутся атланты обязательно, они не жадные, у них горючего много. Скандал был три года назад, чуть до драки не дошло. Сходили тогда на Тринидад, с двумя сотнями мальчишек, Зубриков не поплыл, дома пахал, Витя шел на их первой, честно купленной каракке, на «Апфии», а Костя рулил «Глорией». За семнадцать дней они дошли, высадились, и по Витиным заметкам нашли там нефть. Были на поверхность выходы, прямо с воды и низинок там собирали в бочки, и грузились, вкалывая, как ишаки. Ринат там командовал, он по химии мастер. Потом они четыре недели возвращались на Мадеру. А дома Зубриков, который и не терпел неудобства перехода через Атлантику, поднял забавный вопрос: «А нафига нам эти Таити? Нам в ЮАР надо, а там под боком, на Мадагаскаре точно нефть есть, и дикари точно не людоеды». И пингвины там грамотные и четкие: улыбаются и машут. И Витя сдулся. Он ведь был ни бум-бум в Индийском океане. Это он на Атлантике себя в грудь ногой бил, и все ему было по колено. А Индийский океан... это другое мореплавание. Он трусил. И честно признался. И встал вопрос: оно им надо? Рисковать жизнью Вити, рисковать «Глорией»? Ради поганых нефти и золота? Пфи, они и так могли грабнуть немножко золота, и регулярно грабили, и с перчиком с арабами устроили честный бартер: арабы атлантам рабов, нафту, шелк, сталь, ткани, мериносов... да много чего они тянули с арабов, взамен впендюривая им четкий красный перец, парням хватало. Под боком алмазики где-то в Африке были, на них много чего можно наменять. А решил вопрос Витя. Он иногда просто плевал на всех и все делал по своему соображению. Забрал жен, сел на «Глорию» и умотал на Пляжный островок, к северу от Мадеры. Пару суток они там загорали и решали вопросы мирового значения. Так и решили. И Витя ушел на юг, разведывать особенности пути к золоту и нефти Африки. У него были карты, электроники полный комплект. А главное, он ожил, он уходил с горящими глазами - это был вызов ему, что он за капитан: атлантическая рыбка, или серьезный акул. Девчонки с ним ушли, после экспедиции Апфия окончательно стала мадам капитаншей, и вытрясла с ребят себе каракку «Леночку», понятно, что балаболка Зубриков называл ее только «Принцесса Лея». Весело там было в Африке, негры, они забавные чертенята, если их болтами и гранатами приласкать. Смотрели карты, сверяли планы и сведения. Все оказалось странно. Самые лучшие порты в Англии были прямо напротив Франции, понятно, что пролив там переплыть за день можно, торговля процветала. А вот дальше на запад шли уже дохленькие портишки, несерьезные портовые деревеньки, удобные лишь тем, что стояли в устьях рек, уходящих на север, вглубь Англии. На самом западе было несколько солидных портов: и пиратам плыть далеко от Франции, и товары с запада Англии свозить было ближе, чем переться в Лондон, а может быть, там уже и торговые мафии мутили. В Лондоне должна была быть крепкая мафия, центровой порт, центровая ярмарка, столица несколько веков. Так и выбрали Гастингс. До Лондона - почти девяносто километров по карте, но от Лондона на юг километров тридцать дорога была хорошая, дорога была римская, почти прямая, то есть там километров сто двадцать надо маршировать. Два перехода. Мальчуганы были здоровые лосята, регулярно совершали марши при полном обмундировании, и семьдесят километров могли давануть за сутки, только зачем? Повеселятся в Гастингсе - это символично, это нужно, это полезно, а потом можно и на Лондон. Главное, сразу отрезать гонцов на лошадях, а потом не обгонят, не серьезно это. Ребята решали этот вопрос, не слишком кони обгоняют за сутки подготовленного солдата. Они вообще, оказывается, примерно одинаковое расстояние преодолевают за суточный переход. Для рывка кони - вкусняшки! Пешком обойдутся легионеры – пехота они, или кто? Адреналину в Гастингсе хапнут и вперед: они точно Гастингс сравняют с землей - а это был сильный порт, входил в союз «Пяти портовых городов», кстати, был самым западным из пяти крупных портов юго-востока Англии. *** «Как вам Англия, парни?» - спросил Лешка у группы стоявших рядом на палубе легионеров. - Паршивая погода, легат! - сморщился Мика, бойкий десятник этой группы. - И места паршивые, - согласился ним Зубриков. - Ничего, нам здесь не жить. Пришли - пошалили - ушли. Все рассмеялись, песня «А мы пришли, пошалили, ушли» - была одной из джазовых тем, которую ребята сочинили с Витей сами давным-давно, но петь ее было приятно и сейчас, слова только немного подшаманили под современный колорит. Для некоторых мальчишек было странным понимать, что песни можно петь не своим голосом, подражая кому-нибудь. Поставили им однажды Армстронга - глаза на лоб, рты раззявили: «А это как оно так? А это кто так поет?» Светало, все надевали маски, полностью защищающие лицо от ранений, легионеры превращались в «легионегров», у большинства маски были черными, и под масками заранее наносили боевую раскраску на лица. «Анонимность - наше все», - смеялся Ринат. Они вообще не собирались раскрывать лица перед местными. А зачем? В фильме «300 спартанцев» есть момент атаки персидских бессмертных, гвардии Ксеркса - они были в серебряных масках. Толково. У атлантов маски были стальные, над ними Ринат химичил, покрывал какими-то смесями и менял цвет на разные оттенки: от серого до черного, хотя мог и синий с коричневым забабахать. Говорил, что ржаветь меньше будут. Приближались светлыми кусками на темном фоне прибрежных скал окрестности Гастингса. Апфия и Костя уже ушли от этого отряда по своим целям. Каракки не правили в гавань. Им бы сбоку приякориться и до берега добраться. А сделать это было непросто. Холодно. И вода холодная. Это не Мадера. Пока на якорь встали - все продрогли. Первыми уходили две тройки минеров, на двух лодочках из кожи тюленей, не байдарки, не каяки, не каноэ, а какие-то странные маломерки, с полным перекрытием верха кожей, чтоб не заливало водой, и юркие малютки получились - два гребца разгоняли лодочку прилично на рывке. Назад к борту каракки на канате можно было подтянуть такую лодочку, если подойти близко к берегу. Но не сейчас. Минеры не то, чтобы спешили, просто отрабатывали десантирование малой группки, у них свои были расчеты и методы. Для легионеров с борта опустили нормальную шлюпку на двенадцать человек и начали десантирование. У них было с часик времени для переброски сотни человек на берег. По колено море - холодно, блин - по сторонам метнулись дозорные. И берег не песчаный, и всякая дрянь под ногами, на ногах классика жанра - четкие кожаные полусапожки, замоделенные под спецназерские берцы. Боги, храните Лею - девочка была богиней по части обработки кожи, без шансов для подруг. Индеанка, казалось на соплях и, не будем о тайнах рецептов ее рода, но кожу она могла выделать как угодно, для чего угодно. Подошвы у полусапожек были толстые, но все одно, чуть чувствовались острые края камней под ногами. Начали движение к порту. На сам город было плевать, если честно, атланты и замок не хотели трогать - удар по портовой верфи, складам с запасами корабельных снастей и парусины, дерево для ремонта и постройки, суда у пирса и в гавани - все надо было пожечь, порушить и встретить атаку англов. Прибегут они, куда им деваться? Вот тогда легионеры и пошвыряются гранатами, пока хватит гранат и смелости англичан. Сегодня ночью проштрафился десяток Генчика - Генуса из Анфы - они его в Касабланке подобрали, нищего оборвыша, с европейскими чертами лица, довольно прохиндейской полненькой физиономией отличался этот малой. Таил он что-то. Помнил что-то о себе. Но все укрывал слоем жирка - он был склонен к полноте, мелкий поросенок. Пахал на тренировках и трудодни зарабатывал, как проклятый. Если взять Швейка, идиота и балагура Швейка, и откатить ему лет до самого сопливого детства - вы получите натурального Генчика - придурка и шалопая. Вечно устраивающего суматоху и хулиганства. Ночью ухитрился довести абордажников до белого каления, до драки дело дошло, все допытывался: «А полундра - это родственница чучундры? Или она вам родственница, морским свинкам?» И все об одном, докопался до этой странной «полундры». Кстати, объяснения кличу легионеров «Барра!» ребята тоже не знали, но приняли на вооружение: «Полундра и Барра» - это святое, это вечное. За свое не братское поведение получил десяток Генуса наказание - участвовать в бою припортовом им было запрещено. Уходили эти десять виноватых на север Гастингса, перекрывать дорогу на столицу. Мочить всех шустрых и отстреливать всех доносчивых. Ох, злились парни на своего декана. Наверняка под маской фонари прятал. Молча, не спеша, ровно шли в сторону порта. Карта была, вел их один из пехморов Вити, был он раньше здесь, что-то вынюхивал с Павловым. Зубриков один раз намекнул Вите: «Джеймс Бонд был коммандер, это как коммандор, наверняка при флоте был приписан, хоть и захаживал в гости в Ми-6». Мол, морская разведка тоже нужна. Витя ответил ему скромно: «С чего ты взял, что ее нет?» - но посмотрел на Лешку снисходительно, как на дите малое. Еще на корабле все над макетом мудрили и выработали примерный план действий. Точные планы - это не для них, обязательно что-нибудь вкривь пойдет. Первая масштабная атака на европейцев, это не африканоидов гонять. Жахнуло, как по команде, одновременно в двух местах. Лешка только успел присвистнуть негромко гимн атлантов, и они понеслись, уже не скрываясь, к зданиям порта, каждый десяток к своему объекту. Гастингс дышал на ладан, и как центр управления Пятью портами, и как порт он терял свое былое значение. «Топ-топ» - топают легионеры по улицам Гастингса. Выглядели они солидно. Упакованные в крепкие стеганки, легкие латные доспехи, с малыми штурмовыми щитами, которые легко можно было носить за спиной, по порту неслись крепкие, невысокие, но выглядевшие мощно за счет доспехов, легионеры. Началась бойня Гастингса: уже слышались крики англичан, и по характеру возгласов, по тому, как резко они прерывались, становилось понятно - мальчики колют уколы гладиусами. «Наш лечащий врач согреет солнечный шприц. И иглы лучей опять найдут нашу кровь!» - коли атлант, вкалывай волк войны, дозы демократии и свободы излечат эту гнилую англосаксонскую кровь. Эх, не любил Зубриков фехтование, но хочешь сражаться, люби и гладиус носить. И махать, и резать и колоть резкими выпадами - «Барр!» - кончик лезвия достал голову выскочившего на встречу англичанина, не раздумывая, не приглядываясь - к воронам - смирный сидит дома, с военными замыслами, с буйным характером выскакивают на улицу, всех на прием к Георгию, покровителю англов, он разберется кому куда дальше. Лешка отсекал широкую улицу, ведущую к одному из больших зданий, не замка, но это приземистое строение с каменными стенами и высотой метров десять явно было местом заседаний крупных местных шишек. С легатом увязались обязательная пара: Николашка и Алый - безродный ловкий мальчик, по имени Алексей, сразу получивший позывной «Ал - Алый» и страдавший от придирок Зубрикова семь лет на пару с Николашкой. Они присели на перекрестке, у стены дома и спокойно ждали гостей. Не усидят дома лоботрясы дурные. Ник достал из ножен гладиус, но в левой руке уже держал гранату - обоерукий, он одинаково свободно работал разными руками - левой он бросал гранату в цель так же метко, как и правой. Ал, мастер арбалетной стрельбы, держал свой навороченный станок наизготовку. Любил он болтами палить, был одним из тех, кто половину свободного времени торчит в столярке - нарезает болты, точит себе запасные, по тщательно подобранному размеру и весу - все халтурили на общественных работах, но свои «Лабы» все честно зарабатывали. У атлантов уже пять лет, как были введены товарно-денежные отношения, отпахал на пользу обществу час - получи «Лабр», мелкую монетку («Лабу», «лабку») и обменяй ее на что-нибудь вкусное: чего душе угодно - хоть шоколадку девчонке купи и скушайте вместе, хоть «продайся в рабство Себастьяну Перрейро, торговцу черным золотом», так шутливо все называли систему авансовых отработок в расчете за ценный товар. А для мальчишек самым ценным товаром было свое, индивидуальное оружие. Грандмастер Мигель был классным «Себастьяном» мог много отработок навесить за изготовление индивидуального гладиуса. И Антоний «перейрствовал» неслабо – улучшенный арбалет изготовить можно, только досочки надо попилить, и заготовки наготовить, да мало ли дел найдется по деревяшке у грандмастера Марселина – всем находилась работа. Показалась группа англичан, шли пехотинцы: пики, мечи, шлемы. - Чего ждешь, Ник, не жалей, - негромко поторопил легат легионера. - Жалко, - Ник переложил гранату в правую руку, собрался и точно метнул ее в солдат. Хорошо взорвалась, семь человек остались вопить и истекать кровью на улице, остальные метнулись назад. Пара не ушла, болты Ала достали. «Гранату ему жалко, экономный какой» - проворчал Зубриков негромко. В стороне гавани грохотали взрывы, над ней уже поднимались клубы дыма, атланты резвились, дорвавшись до возможности жечь и разрушать имущество «проклятых рабовладельцев». - Сейчас полезут, наглы эти, прибегут разбираться, - весело заметил Алый и убрал арбалет в чехол, за спину. - Будет здорово, гранаты не жалеем. Помним инструкцию «Три противника уже цель для гранаты», - легат напомнил им правила ведения боевых действий. Сейчас, в начале противостояния с англами надо беречь состав, а то до Корнуолла доплывут полторы калеки. Показался отряд, человек десять во главе с рыцарем, и доспехи у него выглядели солидней, и по одежде, по плащу сразу было заметно богатого человека. Хороший клиент. Легионеры уже залегли. Зачем выпендриваться? Они и лежа по гранате докинут по желающим. А взрывались гранаты хорошо, осечек не было, надо было хорошо стукнуть пяточкой гранатной ручки по земле, по левой ладони, по бедру ноги - и швыряй - четыре секунды в запасе было. С этими гранатами и минами получилась забавная история. Они долго искали себе подходящего для выкупа кузнеца. И однажды встретили Мигеля из Толедо. Ринат сразу «сделал стойку» и, пошептавшись с невысоким, но широкоплечим мужчиной, выкупил его из рабства. Навсегда. У Мигеля жизнь не удалась, он был странный кузнец, его больше интересовало рудознание, чем процесс работы с металлом в кузне. Вот любил он это дело, слыл хорошим знатоком руд: рудознатец в это время, это был не только шахтер, добывающий руды и другие полезности из недр земли-матушки. Рудознатец это разведчик, способный сразу распознать возможность встретить ресурс в месте разведки. Рудознатец определял и ценность ресурса, руда она ведь разная по качеству в разных местах. Мигель Толедо обожал отзываться на просьбы коллег и шастать по Испании, консультируя по вопросам ценности руды в разных областях королевства. Но эта неугомонность не довела его до добра. Кто из его недоброжелателей подстроил ему бяку, он не знал, но его обвинили в шпионаже! Причем оказался он шпионом и арабов, и португальцев, и арагонцев, и венецианцев. И вообще «враг кастильского народа» со всех сторон. Он сумел продать кузницу и бежать. Наверняка покупатель все это устроил! Есть такие ухари - уберут старого владельца, и сами захватят новую точку производства или продажи. Добегался Мигель до плена. Но скрыл свои навыки от арабов, ковать оружие им он не хотел. Попаданцы ему мозги промыли в два счета: «Рабству нет. Мастерству - почет». Мигель нашел железную руду на Атлантисе! Запасы мелкие, руда откровенно дрянская, но им и не надо было из нее «толедскую сталь» ковать. Атлантам жизненно необходимо было найти дешевый материал для изготовления корпусов гранат и кусочков металла в мины, чтобы они разлетались и поражали врагов. Свинец стоил денег! Свинец надо было перевозить тоннами! А в их случае, атланты получили возможность дорваться до строительства каталонских тромп и ковать железные, корявые, примитивные заготовки под осколки и корпуса гранат. А Мигель сразу переехал на бывший в иное время Сан-Мигель, на Атлантис, где пристально присматривался ко всем мальчишкам, и постепенно набирал себе учеников, для которых уже везли руду с материка, покупали ценный ресурс. Уголь жгли свой, деревьев хватало, много для посадок надо было место расчищать. Хотя Мигель сазу подвел всех под цугундер: навел порядок в лесозаготовках, четко установив места и породы деревьев, которые являлись ценными именно для пережога на уголь. Когда Ринат ему заикнулся про уголь из шахт, он рассмеялся и заявил, что дешевкой не занимается. Зубриков тогда впервые узнал, что каменный уголь – это не лучший уголь для стали, деревянный надо, особых пород! А каменный уголь это уже ширпотреб стальной, для массивного производства, и там особые печи плавильные надо делать. Ринат и Мигель долго возились с постройками этих домен, но через пару лет они там намудрили что-то с продувкой воздухом и прочими техническими прогрессорскими выходками - и гранаты, и поражающие элементы мин стали колотить из плохонькой стали. Правильное дело, без развития металлургии никак - пусть их на гранатах и минах тренируются. Гладиусы для легионеров Мигель, не спеша, ковал из купленных в Толедо заготовок. Вот это были толедской стали клинки - классные резаки, по модели «гладиус Помпей» - строго, просто, вечно. Все ножи попавшие в новое время, а особенно Лешкины для подводного плавания, Мигель долго изучал, вынес свое авторитетное мнение - достойная работа, «мертвая сталь», как он выразился. Попаданцы ему особо не распространялись о своем появлении, приплыли и все дела. Надо жить. Мигель ковал отличные боевые ножи - культры. Ринат согласился на легализацию термина «пунья культра» - «боевой нож». Лешка вообще очумел, когда узнал, что на латинском «нож» - «культрус» - хотя, правильно, грамотную культуру и культы ножом только можно установить, римляне знали толк в культуре. Культуру обращения с гранатами они хорошо вдолбили в мальчишек. Дети учились метать гранаты и стоя и лежа, из разных положений и укрытий. «Граната лучшая подруга легионера». До песен на тему «Лишь граната для тебя на войне подруга, лишь граната на войне тебе жена» - не доходило, эту славную песню еще не дорвался Зубриков переделать в соответствии условиям времени и момента, но на латинский язык русские слова отлично перекладывались, ритмично и даже рифма была. Лешка подал команду к броску, досчитал до трех и метнул свой гостинец приближающимся англичанам, теперь оставалось уткнуться в землю и прикинуться ветошью. Взрывы прозвучали почти одновременно: «Тра-бах». Приподнял голову: картина кровью, «десяток трупов англичашек украсят Гастингский пейзаж». Теперь эта стонущая, окровавленная команда послужит приманкой для привлечения внимания остальных защитников города. Алый снял чехол с арбалетом и отложил в сторону, достал свою игрушку и приготовился выбивать одиночные цели. А верно вспомнил малыш - есть такая выдумка в уставах легионеров: по возможности береги гранату и обходись другим оружием в случае встречи одиночной цели. - Николашка, ты гранату держи наизготовку, ты лучший среди нас по броскам. Мы отстрелом займемся, - спокойно приказал Зубриоков двоим своим порученцам. Оставалось ждать гостей. И они пришли, и еще пришли - два отряда они уложили истекать кровью на этом перекрестке. Алый уже ухитрился и парочку особо любопытных горожан успокоить болтами - нечего подглядывать, когда военные воюют, сидите дома и будет вам приятно. Со стороны гавани прозвучал звук трубы, потом еще, мелодия из трех нот. Трубачи протрубили сигнал: «Атланты идут». С гимном у них не срослось, не могли определиться, а вот сигналы подбирались легко. Из старого фильма «Викинги» Лешка запомнил тему в три ноты, которую трубили из огромного рога, встречая драккар воинов из похода. Там и развитие в мелодию было, и он ее примерно напел Вите, а Павлов на саксофоне все точно подобрал, они подшаманили немного и даже слова потом накропали с Ринатом на тему «Атланты идут, всем пипец пришел». Но все сразу сказали, что хорошая тема, после победы ее обозначать важно: чтобы уже в памяти откладывалось кирпичами: «Это идет смерть, надо рвать когти». Потом и перед боем можно двигать - трусливые сразу разбегутся, им будет проще. Когда мальчишки освоились с латинским, они стали задавать неудобные вопросы, например: «А «Синкопу мне в попу», что значит?» Пришлось детям объяснять про ритмы, темпы, сильные и слабые доли, всю эту кухню. И у костра скоро все стали усиленно упражняться в игре на барабанчиках и тамтамах. Был такой композитор, Равель, он написал популярную классическую тему «Болеро». В ней все просто, минут пятнадцать под барабанную маршевую дробь звучит простенькая, но цепкая и легко запоминающаяся, мелодия. И минут пятнадцать она все крепнет и крепнет, от вкрадчивости шпионства с восточным мотивом она вырастает до угрожающего марша злобных янычар, прибавляются новые инструменты и новые барабаны и все кружится вокруг одной музыкальной темы. Вот так и атланты часто раскручивали тему «Атланты идут» минут на двадцать, совершенно в духе древних людей: у костра, в темноте, каждый колотит в свой барабан, дудит в свою дуделку. Витя с саксофоном был божественным музыкантом - саксофон, блестящий, сверкающий металлическим блеском, отбрасывающий зайчики от пламени костра, со всеми этими крючочками, кнопочками и клапанами выглядел... волшебный инструмент, это не деревянная гитара, на которой Лешка наяривал хиты «будущих-прошедших» веков. У моряков были свои сигналы, свистели они в свистки - очень верное решение, ни один шпион из сухопутных крыс никогда не сообразит, что значат эти посвистульки. «Отходим. Хорошая работа, легион» - приказал легат ребятам, и они двинулись в сторону сбора всех отрядов в единый отряд для марша на север, к Лондону. Все у него хорошо, ребята целы, человек тридцать англичан они там исключили из актива бодрых гневом возмущенцев за права Англии. Всегда бы так. Уже на подходе к месту сбора были слышны хвастливые враки Генуса: «Я его на гладиус взял, чик-чик и уноси готовенького! Вон тот, у него кошель был с золотом, торопился куда-то, совсем по сторонам не смотрел». Болтушка он и трепло, но они не слабо тут порезвились, в стороне от дороги лежало с пару десятков трупов. Да и на дороге уже были мертвецы, которых не стали прятать, оттаскивать в сторону для маскировки отряда, поняли молодчики по сигналам из Гастингса - уходим скоро, хватит церемониться. - Реально фехтовал? - поинтересовался у Генуса Ник. Генус расцвел улыбкой странной, она была доброй, открытой, но был в ней некий подвох, некая ущербность, никто не доверял улыбке Генуса, все знали: «он - тот еще пройдоха». - Гладиус против меча, - в который раз начал рассказ Генус. - Меч отличный. Сдал в трофей. Сложно, Ник. Мы промахнулись, болтами его не убили, лошадь навернулась. Он встал. Не боец уже. Я с гладиусом ему навстречу. Люцик меня дернул! Во всем его проказы! Не стал из арбалета расстреливать. Вышел добить мечом. Ловкий был. Но уже не боец, ушибся после падения. - Да ты хорош с гладиусом, - успокоил его Ник. - Нормально все. - Наряд вне очереди, легионер Генус, - подтвердил легат Алексус слова Ника. - В трофейной команде. Риск сегодня неуместен, Ген. А так я погляжу, вы отлично поработали. Благодарю за службу. «Служим Атлантам!» - бодро откликнулись голоса десятка. Это было важно. Давно они решили по этому вопросу: легионер служит не стране, а людям страны. «Служу трудовому народу» - это было когда-то, вроде бы у большевиков, или они уже коммунистами были, или большевиками-коммунистами, неважно, народу армия служила, это было мило. Кому служили легионеры Рима, вот этого парни не знали. Трофейная команда работала по итогам боя. Обобрать убитого, это тоже надо уметь, учиться. Времена были интересные, кто кошель носил, кто в поясе таил монеты. Приходилось поработать ножиком, проверяя места возможных заначек. Зубрикова отучили от слова «мародерка», приучили к термину «трофейка», оказалось, что это латинское слово. Самое главное при грабеже и трофейке - не жадить. Крохоборствовать и вымучивать из местных золото они не собирались. Единственное, что атлантов могло заинтересовать - парочка каракк, при условии, что суда встретятся новенькие, добротно построенные, отвечающие строгим требованиям. Остальное - неважно. Зацепят где кассу, которую можно забрать сразу оптом, в сундуке или бочонке - прекрасно. А на нет и жадности нет, гори оно все ясным пламенем, пусть потом англы на пепелищах роются, ищут там золото и серебро. Особо ценные ткани можно зацепить, но откуда шелка в таких дырах, как мелкие портишки южной Англии? На торговые операции с корнцами атлантам и с Эксетера хватит барахла. Его они планировали тоже в ноль порушить, не нужен им был в соседях такой красивый крепкий город, в Девоне и без замков обойдутся, атланты там разгул устроят со всей своей широкой душой, любителей безобразий и шалостей. Мерзкие, никчемные паскудники, которые Лешке все нервы измотали за годы обучения, могли пошалить, ох, и пакостные встречались натуры, настоящие атланты мысли и гладиуса. Но в Девоне можно расслабиться немного, в километрах шестидесяти на юго-запад там уже Корнуолл под боком, можно и не спешить, аккуратно трофейничать, аки Плюшкины, скрупулезно и дотошно, выгребая все, и даже гвозди повыдирать из заборов, если не будет возможности "выкрасть их вместе с забором". И пленные им были не нужны. С мужчинами решили не церемониться: кто под гладиус попал - пропал. Женщины и дети, старики и старухи, Бог им в помощь, ноги в руки и по углам, а после ухода легионеров, могут рыться по развалинам и нагребать припасы в мешки. А там уже либо сработает буржуинская сметка, либо, увы, добро пожаловать на плантации Плантагенетов. У Англии можно было взять много добра. Но атланты не могли брать «живой товар» - никак не могли расстраивать экономику англичан уничтожением их ремесленников. Мастеров можно было сгрести и заставить трудиться на пользу атлантам. Но это был путь в пропасть. Это были бы первые зернышки недовольства, которые могли обернутся обильным урожаем гнева. Атланты категорично не принимали рабовладения. Свободный труд на благо общества - это основа. Поэтому они не парились: приказ был отдан четкий - поднявший оружие на атланта - должен умереть на месте. С женщинами и девочками разбираются в персональном порядке. А вот со стариками и мальчишками - так это было смешно: просить малолетних сопляков беречь жизнь малолетних англич
Отзывы о произведении

Чтобы оставить отзыв и оценить произведение, необходимо зарегистрироваться.

Отзывов пока нет