63
  • Завещание последнего либерала. Ответ В.Суркову.

  • Завещание последнего либерала.

    Ну вот! Наконец-то я постарел. Год-другой, елочки, гирлянды, фейерверки, фонарики, флажки, а я не старею и не старею. А вот тут, сегодня, глянул и понял – свершилось. Симптомы этого знаменательного события были следующие: я поумнел – это первое, правда не очень, так себе, поумнел примерно на один-два пункта ай кью (я в этом разбираюсь слабо, мне что ай кью, что би кью), но уже хорошо; второе – на девок заглядываться перестал, вернее не перестал, а целеполагание изменилось, ну и наконец, третье; решил написать статью о стране, о мировоззрении и государстве, что является самым видимым признаком старческого маразма. Статью я озаглавил (см. выше) и должен немедленно разъяснить почему «завещание», почему «последнего» и почему «либерала».

    Начну с «либерала». Понятно, что либералов у нас в России осталось два – я и В.В. Путин, поэтому я сначала хотел предложить выступить совместно, а В.В взял, да и публично от либерализма отрёкся (хотя, наверное, отрёкся от либерализма в сегодняшнем понимании термина), так что как ни крути, расхлёбывать придётся мне одному. Нет хитрю, одному такое не осилить, поэтому я подтянул одного, из малоизвестных широким кругам населения, поэта и буду ретушировать мои чугунные силлогизмы его стихотворными соцветиями. Чтобы не томить тут же и начну:

    Летела птица. В этот миг под ней             Был только остров. Поле было влажно. Чуть-чуть спустись, и всё вдвойне видней Ей стало б тут. Но сесть ей было страшно.

    Спасибо Ёся. Именно страшно. Вот по этой причине и завещание: постарел, «враг народа», консерватория, суд, Сибирь - всё как у классика. Ладно спускаюсь... .

    «Усложнять просто, а упрощать сложно» - этот трюизм Мёрфи будет проступать из-под каждой строки этого опуса химией тайнописи.

    Люди, в большинстве своём, талантливы, но, к сожалению, тщеславны, а россияне так ещё и ленивы и посему простота – ключ к популярности. Подкреплю данный тезис конкретикой. Много раз пытаясь объяснить взрослому человеку суть двоичного счисления натыкался на вбитые на уровне инстинкта десятеричные догматы. Кажется, что понятней уже некуда, всё расшифровано, разъяснено, разжёвано, а он (она) глядит непонимающим взором на цифру два (10) и словно подчиняясь лампочке Павлова шепчет: - «десять». Поэтому я развернул над головой стяг с тремя «п» простота, понятность, примитив и пошатываясь побрёл в атаку на консервативные окопы.

    Либерал — это от слова «свобода» или нас в школе обманывали? Само понятие свободы — это конкретика или я каждый раз говоря о свободе, должен добавлять «абсолютная свобода», вспоминая осознанную необходимость, золотое правило морали и прочих кантов с гегелями? Абсолютная свобода существует? Конечно, отвечаю я сам себе, если ты веришь в Бога и сам себя останавливаю, так как привык к максиме: «когда в суждении после посылки следуют «если» или «но» - суждение ложно», поэтому просто; абсолютная свобода – существует. Возможна ли абсолютная свобода человека? На сегодняшнем уровне развития – нет, в потенциале – да. Это значит, что либерал это тот, кто провозглашает потенциальную абсолютную свободу, живёт достижением этой свободы и борется за неё, руководствуясь относительной свободой, то есть свободой выбора поступка. Возьмём две крайние формы. Таких индивидов на сегодня два: самый потенциально свободный – первая ступенька социальной лестницы и самый потенциально несвободный – последняя ступенька социальной лестницы, далее по тексту я и В.В. Путин, Путин отрёкся и т.д.

    А теперь – сказка. Жил был хозяин собачьей стаи с тайной ненавистью к собакам, потому что на них водились блохи, которые ему не совсем подчинялись, что его очень огорчало. Сами собаки были очень разные: послушные и не совсем, различного окраса и величины, различной степени свирепости и единственным, что их объединяло была злоба, жадность и самолюбие. Собаки постоянно дрались вырывая друг у друга куски добычи, доставляя хозяину массу проблем, и он с превеликой радостью всех их перевешал бы, но не делал этого потому, что исчезала цель его существования: подчинение своей воле всего живого в этом питомнике включая, конечно, и блох на этих собаках. Блохи, кстати, были слегка разумны и существуя в разных местах собачьей шкуры в какие-то моменты могли заставить собаку выполнять то, что им было нужно. Страшно сказать они могли даже закусать свою собаку до смерти естественно на радость остальной собачьей стае и торжеству собственных горестей. После смерти собаки им приходилось либо перебираться на другую собаку, либо оживлять свою, что блохи весьма неплохо научились делать. Блошиная жизнь тоже складывалась по-разному – некоторые более наглые и агрессивные занимали лучшие для блох местечки в паху, и под хвостом откуда их относительно трудно вычесать, а пищи там было гораздо больше чем на поверхности шкуры, да и покусывать собаку принуждая её к чему-либо оттуда было попроще.

    В этом мире правила тьма, но был ещё один персонаж – Солнце, благодаря которому и существовал этот мир. Хозяин Солнце ненавидел и поэтому при его появлении скрывался в пещере. Собаки Солнца не понимали они просто иногда грели свои косточки выбираясь из пещеры хозяина и в эти мгновения блохи, которые находились на поверхности шкуры забывали о том, что они блохи, о том, что им нужно кусать собаку, бороться за лучшие места на шкуре, они помогали друг другу, любили друг друга и переставали быть просто блохами, а становились чем-то большим напоминая абсолютно свободные солнечные искорки на тёмной шерсти.

    Цель Солнца – освещать всех постоянно. Цель Хозяина – стать Солнцем, для чего вобрать в себя всё созданное Солнцем подчиняя это себе. Цель собак – лучше питаться уничтожая других собак присваивая их миски. Цель блох – стать солнечными искорками. Если это целеполагание принять, то потенциально абсолютно свободными из сказочных персонажей будут собаки, блохи и Хозяин. Солнце же уже абсолютно свободно.

    Мой товарищ – сельский философ с советским среднетехническим образованием и прямо противоречащим моему конспирологическим мировоззрением согласен со мной в единственном: Родина — это не собака, ну, то есть, не государство. Для подтверждения тезиса перечитал «путинизм» В.Суркова и «перепёр» всё на свою сказочку.

    «... Наша система, как и вообще наше все, смотрится, конечно, не изящнее, зато честнее. И хотя далеко не для всех слово «честнее» является синонимом слова «лучше», оно не лишено притягательности».

    (Наша собака самая честная из всех собак)

    «.... На глянцевой поверхности блистает элита, век за веком активно (надо отдать ей должное) вовлекающая народ в некоторые свои мероприятия – партийные собрания, войны, выборы, экономические эксперименты. Народ в мероприятиях участвует, но несколько отстраненно, на поверхности (в глубине согласно сказке авт.) не показывается, живя в собственной глубине (на поверхности авт.) совсем другой жизнью. Две национальные жизни, поверхностная и глубокая, иногда проживаются в противоположных направлениях, иногда в совпадающих, но никогда не сливаются в одну».

    (У собаки всё-таки на поверхности шкура, а тёплые элитные места расположены глубже)

     «.... Своей гигантской супермассой глубокий (поверхностный авт.) народ создает непреодолимую силу культурной гравитации, которая соединяет нацию и притягивает (придавливает) (приподнимает авт.) к земле (к родной земле) элиту, время от времени пытающуюся космополитически воспарить (ещё глубже и сытнее углубиться авт.).

    («Исономия» эпохи Клисфена, так же неприменима к собачьей шкуре, как и используемый В. Сурковым оксюморон «политическая культура») 

    Кстати, дружище (это я читателю), ты счастлив? Вопрос уместен если понятие счастья мы понимаем с тобой одинаково, но что-то мне сдаётся, что это не так, а посему: если счастье для тебя не результат, а процесс;  если для тебя; это ситуация когда утром страшно хочется бежать на работу, а вечером ещё сильнее хочется бежать домой - мы с тобой в одной лодке, съели пуд соли, дышим одним воздухом, короче, почти близнецы за вычетом того, что с разными бабами живём.

    «Петрович», - говорит мне с придыханием товарищ-конспиролог большой любитель пропагандистских шоу. «Напиши Владимиру Соловьёву, ты вроде как языкатый, в телевизоре засветишься, книженцию свою в «люди» двинешь».

    «Да ну на хер, - отвечаю я: о чём мне с этим Рудольфовичем разговаривать? Ну, даже, допустим позвал он меня на свой вечерок, а я ведь пока с базовыми понятиями не определюсь ни в какие беседы вступать не намерен. А какие, у нас с Рудольфовичем, могут быть общие базовые понятия?  Вы идеалист или материалист? Допустим, он говорит, что идеалист. Ладно, а Господь для вас понятие абсолютное или относительное? Абсолютное - говорит он, на что я ему говорю: у вас уважаемый явное логическое противоречие. Если государство - инструмент насилия, то оно по определению не может быть актом божественного творения, следовательно оно творение совсем других инстанций, а поскольку я об этих инстанциях, кроме факта их существования, знаю мало, то наша дискуссия представляется мне малопродуктивной. Он мне начинает говорить, что государство защищает нас от другого насилия, что люди несовершенны, что фашисты – бяка и тому подобную банальщину, которую я и сам знаю наизусть, а с бяками так и повоевать успел, загубив своё собственное небесное существование. К тому же понятия Родины у нас скорее всего не совпадают. Для него, наверное, Родина от государства неотделима, а для меня ещё как отделима и более того: на государство я ещё могу «хрюкать», а вот на Родину – ни-ни. Родину-то как раз Господь и создал.

    «Ну, а мне можешь объяснить эту свою забубённую идеологию», — говорит конспиролог. «И вовсе она не забубённая, а простая и понятная, как угол дома, — говорю я ему, — и тебе я её конечно, объяснить могу».

    Когда, очень уважаемый мной, режиссёр Никита Сергеевич в прямом эфире на вопрос того же Соловьёва об идеологии зримо занервничал и помявшись пару мгновений не нашёл ничего лучше, чем озвучить интересную, но весьма древнюю формулу С.С. Уварова «Православие, самодержавие, народность» — это мне о многом сказало. ««Ублюдок», — тут же заявила мне моя потенциальная свобода, - ты пытаешься мыслить категориями идеологических штампов, лишённых даже намёка на логику. Возьми уваровский тезис. В него при всём твоём уважении к действительному тайному советнику, последний попытался впихнуть невпихуемое и разболтал в одном флаконе веру – понятие нравственное, государство – понятие безнравственное, и народ, изнемогающий в дуальной неопределённости». «За ублюдка – ответишь», - набычился я, но вспомнив, что мы с «мадам свободой» в принципе одно и то же, вернулся к размышлениям дорогого мне поэта.

    .... «Конь рыщет по равнине. Всадник спит.      Бесцветный ветер хлопья снега мечет.    Шуршат шаги, но смолкнул стук копыт: конь крепко спит, а всадник в поле шепчет:        «Не смогут кони людям рыть могил...»           И, так твердя, во тьме он вёрсты мерит.       А ветер тучей круг луны затмил                    и словно жернов злобный, звёзды мелет.

    Ни зверь, ни птица не кричат вблизи.          Не воет волк, голодный пёс не лает.  Умолкли совы. Лес шумит. В грязи,          как скорбный челн, один гонец ныряет»... .

    Поговорим об элитах. Кто-нибудь на этой планете может мне объяснить, почему элита, за некоторыми исключениями, это те, кто организовывает, распределяет, администрирует, продаёт, а не тот, кто творит ценности? Большевики наехали с этим вопросом в семнадцатом на существующее государство, закусали собаку до смерти и в свою очередь породили такого же пса в глубине шкуры набитого всё теми же только ещё более лживыми идеологически подкованными элитными блохами и в результате этой лжи собака снова сдохла. Талифа куми (вставай подруга)  и вот щеночек злой, мелкий, глупый к свирепым зверюгам прижимается (и эти злобные псы его едва-едва не сожрали), начал расти, крепнуть в стайке таких же мелких тварёнышей выродившихся рядом, залоснился, соседских зверьков усмирил, вцепился правда один самый крепенький и подленький в пах, но мелок, не особо и мешает, да и ухо у него с частью лапы отгрызли – переживём. А элиты то где? А то, что мы именуем элитами всё там же в глубине шкуры решают «самые жизненно важные для остальных блох вопросы», думают, что они опять умней собаки и она будет для их удовольствия «польку-бабочку» танцевать.

    В обозреваемом пространстве реальных элит не наблюдается, но они есть. Это люди кругом, их сотни и сотни тысяч. Мы узнаём о немногих, врач онколог заболевший раком и до последней минуты призывавший больных бороться с болезнью, девяносто семь псковских десантников, сонмы священников подобравших рясы и мозолистыми руками рубящие прекрасные храмы, волонтёры которых по статистике 37 процентов от всего населения России, космонавты, мастера древних и современных ремёсел, учёные – бессребреники не усвиставшие за рубеж, честные и непродажные писатели и поэты, учителя, музыканты, архитекторы, матери и отцы воспитывающие прекрасных, влюблённых в родную землю сыновей и дочерей. Ополченцы Донбасса что за государство бьются? Нет за Родину они в первую очередь бьются. Вот они все и есть элита. Некоторые нам знакомы они волею судеб или случая становятся общеизвестны и тут уже просыпается государство и награждает их орденами и медалями, часто посмертно.

    Незримая опасность грозит этой настоящей элите, когда она, став известной, попадает в крепкие объятия государства. Смотришь человек был как человек, говорил по-людски, морду от простого работяги не отворачивал и вдруг фу-ты ну-ты, забронзовел, словечки цедит через губу, ни дать, ни взять элита б.. .

    Короче, дальше у меня только мистика. Логика сдохла. Вот, например экономика – насквозь мистическая наука. Ну ведь всё же было ясно и понятно: товар – деньги – товар, прибавили стоимость, возросла цена, получили, пропили и в похмельном синдроме отправились дальше стоимость прибавлять. Пришли мистики, дымом подымили, ручками помахали, ввели несколько плохо сочетаемых производных, с десяток разнокалиберных неизвестных и пожалуйста: товар – ожидания – воздух – надежды – государственный долг – деньги – биткоины – повышение ключевой ставки – индекс РТСБ – речь министра энергетики – снова воздух – виртуальный счёт в офшоре – снова воздух – отсутствие денег. Единственный реальный результат: товар был, а денег отсутствие. Остальное сплошная мистика.

    Итак. Что такое государство? Давайте примем, как самую вероятную, теорию происхождения государства, изобретённую социалистами, то бишь, теорию насилия. Опровергнуть остальные существующие теории для меня, как два пальца об асфальт, времени только жалко, да и формат статьи не позволяет.

    За тысячелетия сформировалась архисложнейшая самоорганизующаяся система политических отношений, институтов, так почему же не допустить её индивидуализацию, духовное демоническое начало в её основе. Я и допускаю. Меня Д. Андреев научил. Поэтому нескромно назову себя не историком, а начинающим метаисториком. Забыли в миру философа, а ведь многое о чём он написал в «Розе мира», не только сбывается, но и прямо подтверждается историческими фактами. Перечитайте кто не читал.

    Да, в том, увы, их сходство в розни стран, единства их видна здесь капля, малость: различной краски кровь из разных ран           в один поток бескрайний тут сливалась       И он летел, сметая всё в пути                   круша гранит и роя в нём ступени.               И мертвецы с копьём, с мечом в груди  ныряли, как челны, в кровавой пене.            Взмывала сталь, круша грудную клеть  отрубленные руки меч сжимали            подламывались кони; шпоры, плеть            здесь всадника (спасти авт[AT1] .) могли едва ли, Слетали черепа, в которых гнев       гнездился, как зерно, мольбам не внемля. Всё так сплелось, как корни тех дерев, которые растут стволом под землю.

    Да листья кроны сей свисают в ад.      Должно быть, их шевелит страшный воздух и птицы – те – в ветвях её сидят,                    а рядом их птенцы шипят в их гнёздах.  Пронзает ствол толпу подземных вод,   глубинный червь в испуге лампу гасит,         и украшает крона чёрный свод,                          а корни белый свет в багровый красят. Гремят мечи, щиты. В безмолвный дол   свергается поток стремглав со склона.      Чем больше крови, тем сильнее ствол        тем яростней шумит во мраке крона. ....

    .....  Мечи гремели, кровь лилась рекой          и волки уж завыли (войте! войте!)                 и, весь в крови, с поднятой вверх рукой,      он подскакал и громко крикнул «Стойте!»

    А теперь о реальной мистике. Ребята вы в Бога верите? Хорошо. Верите. Так какого лешего не поступаете как сказано? Внутри себя, для себя, да наконец, чёрт подери, через себя. Кстати, о чёрте. Слона то я и не приметил. Он есть? Или его нет? Нужно, наверное, определиться если мы люди верующие или продолжать строить схоластические схемы если мы агностики.

    Давайте определяться всё-таки это завещание. Схоластику отринем. Каким должно быть отношение к государству настоящего либерала? Понятно, что убивать свою собаку на радость окружившей её злобной стае других собак – глупо, подло да и непрактично поэтому оставим это для «мажорной тусовки» такой же тупой и самовлюблённой, как и их кумиры всякие там Быковы, Навальные, Ксюши Собчак и иже с ними. Нам они не интересны. Пытаться воспитать свою собаку блошиными кнутиками, не понимая до конца её сути, образа мыслей, мотиваций, поведенческих реакций и всего прочего – задача нереальная, да и не поставлена пока. Никто этого не может, да и Владимир Владимирович не может. Ну вот хотя бы. Нравственно было увеличивать в стране пенсионный возраст для людей, прошедших бандитские девяностые, развал государства, и денежную реформу? Никто с этим не спорит. Безнравственно! Но государство сказало – нет! Собственно государству неизвестно понятие нравственно, безнравственно, добро, зло – оно неэтично. Поэтому вышел Владимир Владимирович, ручками развёл. Да братцы, мне тоже не нравится, ну дык – необходимо. Кстати, из уст Владимира Владимировича в одном из последних выступлений я услышал словечко «порешаем» самое мерзкое бюрократическое словцо какое я только когда-либо слышал. С такими трансформациями он у меня как метаисторика из ситуационного родомысла, может опуститься до ситуационного лидера.

    Посмотрите на Украину. Освятить государственным покровительством самые человеконенавистнические, националистические идеи может только система, находящаяся вне догматов этики.

    Может ли настоящий либерал пытаться преобразовать своё государство изнутри? Да, конечно же, не забываем о потенциальной свободе, но вот только занятие это бессмысленное поэтому успеха Захару Прелепину, собравшемуся заняться политикой, я желать не буду, потому что как говаривал один психиатр: ни на йоту в этот успех не верю[AT2] .

    Настоящий либерал начинает всегда с себя самого. Потенциальная свобода всегда этична. Вот и необходимо внутри себя определяться, ага – это любовь – это от Бога, ага – это от дьявола попытаемся воспротивиться. И от религии это не зависит. Во всех мировых религиях эти инстанции присутствуют, ну а если как в буддизме и не присутствуют, то предполагаются. Речь в нашем случае также не идёт о теократии, в истории наблюдались такие чудовищные теократические квазисистемы, что любое государство сонмом ангелов покажется, плавали – знаем.

    Сделай себя счастливым, сотвори! И не ради государства или его бонусов. А для Родины, для общины своей и безразлично, что ты создал философскую теорию или резные подстаканники – цена одинакова. Заплатит государство деньги – хорошо, не обеднеет, не заплатит, да и фиг с ним люди то рады. Я говорю в данный момент о творчестве, а не о повседневной работе, за которую государство (бизнес в рамках государства, это тоже государство) обязано платить. Ну, а если тебе удалось это совместить, то ты точно настоящий либерал так как потенциально свободен. Вот когда менталитет изменится настолько, что вопрос к знакомому: «А ты чего в чиновники подался? Делать ни хрена не умеешь?» - станет привычным и обыденным, когда счастье свободного творческого труда станет высшим достоинством и когда не место в системе государственной иерархии будет определять социальный статус, а безграничное доверие и любовь окружающих, только тогда мы задумаемся: а кто сказал что существование наше возможно только в рамках государственных систем и никак иначе?  В применении к сегодняшнему дню скажу не В. Путин нам нужен сейчас, а Р. Ганди. Правда если не появился Ганди, то и Путин – неплохо. Делает что-то государство, что не противоречит основным нравственным догматам, стадионы, школы строит, Крымский мост строит, больных лечит, границы защищает, бедность ликвидирует, детей учит: ну дак это мы завсегда рады, с нашим удовольствием. Ну, а если начнёт провозглашать человеконенавистничество или ложь (ложь оно всегда использует, но пока не провозглашает), а оно обязательно начнёт, ну так грохнем эту собаку – новую вырастим. Родина то останется.

    Одна земля, одна земля всегда                        была у нас – и вот её не стало.                   Мы острова – вокруг одна вода                       и мы, склонясь, глядим в неё устало.         Что ж видим братья. Кто в воде возник.       Что зрит вода в упорном нашем взгляде.    Как остров в ней дрожит наш смутный лик   и ветер гонит тучи в небе сзади.

    Всмотритесь в себя. И последнее. Если какому-то пробравшемуся в наше государство настоящему либералу удастся направить все усилия государства по расходованию накопленных национальных фондов (дискуссия об этом ведётся) на нравственное воспитание (не воспитание любви к государству, а воспитание любви к Родине) и образование, то развилка метаистории выведет Русский мир к таким сияющим высотам, что и вообразить трудно.    

    С Новым годом настоящие либералы!

    Андрей Петрович.    

     

     


     [AT1]Видимо пропущенное в рукописи слово. Столетняя война И. Бродский

     [AT2]Ну что же, - обратился он к поэту, - успеха я вам желать не буду, потому что в успех этот ни на йоту не верю. До скорого свидания! Психиатр Стравинский. Мастер и Маргарита М. Булгаков

КОММЕНТАРИИ

Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться.

Николай

- 17:01 08/03

Да, живые темы затрагиваете...

Симкина Анна

- 13:51 07/03

Особенно в наше время нет логики...в политики одни ублюдки, лишь бы урвать жирный кусок себе.

Инга

- 08:56 03/03

Действительно каждому веку своя эпоха.

Николаев Антон

- 11:25 28/02

Интересная подача, рассуждение о либерализме, заставляют о много задуматься, мне нравится, что автор поднимает многие насущные вопросы политики и жизни.