24
  • Байки из клуба. Часть 3. Мент с пиджаком

  • Что ж ты, фраер, сдал назад? Не по масти я тебе? Ты смотри в мои глаза… Брось трепаться о судьбе… Ведь с тобой, мой мусорок, я попутала рамсы, завязала узелок, как тугие две косы… Круга, земля ему пухом, вспомнили? Но хотел бы внести поправочку. Знаете, я очень уважаю правильных ментов. Уверяю вас, их достаточно много. Я, во всяком случае, часто  встречал. Это те, у кого есть однозначные принципы. Которыми они никогда не торгуют. Те, для кого все сомнения всегда в пользу подозреваемого.  И кто не станет наживаться на чужом горе. Одним словом те, кто сохранил в себе человеческое, несмотря на профессию. Но, к моему  сожалению, попадались мне и другие.  В клубе, помимо частной охраны, обязательно должна была быть государственная. Милиция то есть. Наряд, как правило, состоял из двух человек и выставлялся по договору с предприятием без персонального согласования состава. Замечу, в полной экипировке и с боевыми стволами. Люди часто менялись, кого-то я помнил, кого-то не очень, главное, что все они знали в лицо меня. Я всегда относился к ним чрезмерно по-дружески, наивно полагая, что так они будут лучше нас защищать. Но этого невзлюбил с первого взгляда. Из села, образования ноль, косноязычный суржик, вседозволенность от наличия погон, пробить карманы у пьяного – норма, звонить гаишникам и наводить их за долю малую на отъезжающих за рулем нетрезвых гостей – положняк, если серьезная драка ищите его в туалете, ну полный короче набор. Замечу, он невербально отвечал мне взаимностью. Я пару раз просил их командира не ставить этого персонажа в наряд, но людей всегда не хватало, ночами работать никто не любил, и периодическое наличие этой хари в заведении стало для нас повседневной обыденностью. Как вы уже поняли, все приключения обычно случались по пятницам. Напомню также, что к ментам обращаться тогда никто не любил, все споры решались посредством грубой физической силы. И вот стою я тихо за барной стойкой в начале сказочного путешествия в алкогольную нирвану, как вдруг – звонок на мобильный. Смотрю – мой близкий друг Юлик. А он, к слову, был в очень напряженных отношениях с одним парнем по поводу их совместной любви к весьма симпатичной и крайне веселой девушке.
    - Ну ничего себе, кто мне звонит! – Я искренне рад его слышать. – А я думал, ты уже совсем в семью подался! Вот только не знаю, в какую? К Люде, или Надюше? Про друга напрочь забыл… Стыдно, батенька!
    - Да я как раз тебе звоню по этому поводу, - не чувствую в его голосе радости, скорее наоборот, - этот мудак час назад моей жене позвонил и все про меня с Надей выложил, прикинь? Дома развал, пи*дец… 
    - Да ты что?! – Моему возмущению нет предела. – Телки телками, но жене звонить перебор точно. За это спрашивать нужно.
    - Так я это и собираюсь сделать. Он к тебе обычно по пятницам ездит, я его на входе подожду и по-дружески пообщаюсь. Ты подстрахуй, чтобы меня твои менты не приняли. Меньше всего хочется в обезьяннике ночевать…
    - Да не вопрос. Ты на миллион процентов прав. Лезть в семью – последнее дело. Удачи.
    - Давай.
    Иду на выход, где обычно стоят менты. Как по заказу, мой любимчик на службе. Но друг попросил, делать нечего.
    - Привет, парни! – Улыбаюсь, хотя в его глазах читаю скрытую враждебность. – Как служба?
    - Как в анекдоте. Если зимой не съедят, то весной обязательно посадят.
    - Язык прикуси, чтобы я видел! Такой хоккей нам не нужен. У меня к вам просьба. У моего друга жену обидели. Он этот вопрос качнуть хочет. Стрелка под клубом. Не вмешивайтесь, они сами разберутся, это личное. Сегодня машин будет много, следите, чтобы возле них не дрались. Чужое имущество ни при чем. Все понятно?
    - Да не вопрос, сделаем.
    - Ну и ладненько.
    Возвращаюсь к бару и продолжаю последовательно напиваться. Спустя пару часов ко мне подходит Иван, наш начальник охраны. По нему сразу вижу, что новости не очень…
    - Леонидович, тебе это нужно увидеть. Пойдем на выход.
    На входе вижу окровавленного соперника Юлика в окружении ментов, думаю, что нам сюда, но Иван выводит меня на стоянку. Там никого, только пара десятков машин.
    - Ваня, ты чего меня сюда вытащил? Холодно, пошли внутрь…
    - Юлик этого парня ждал в машине. Когда тот подъехал, он выскочил и без разговора стал лупить его битой. По голове, слава Богу, попал по касательной. Не вырубил, и терпила начал, убегая, прятаться между машин. Юлик бил битой по нему, но через раз попадал по машинам. Штуки три серьезно пострадали. 
    - Блин, пи**ец… А менты куда смотрели?!
    - Стояли у входа и не вмешивались.
    - Сука, я же их просил проследить… - Я видел в клубе пару серьезных блатных, одного майора шестого отдела и перспектива выяснять с ними имущественные отношения  начинает серьезно ухудшать мое настроение. А триста '' Hennessy'' внутри благоразумию отнюдь не способствуют. В бешенстве направляюсь к ментам. На входе уже толпа, все интересное любят. Старший наряда мой любимчик. Обращаюсь к нему.
    - Пацаны, е*ать колотить, ну я же вас как людей просил! По - человечески! Ну на х*й мне этот цирк?! Вы что, от машин их отогнать не могли?! За ремонт теперь кто платить будет?! – В толпе много красивых телок, и от этого факта сержанта неожиданно начинает пучить.
    - Слышь, ты попустись. Не забывай, что разговариваешь с работником милиции при исполнении. И не*уй тут орать. – Все. После этого мой разум вежливо удаляется, выпуская на волю дикую и неконтролируемую мной личность.
    - Ты, работник при исполнении! Исполнять будешь дома, что жена скажет! Иди в п**ду,  исполнитель, понял?! – И тут он меня бьет, представляете? В последнее мгновение успеваю чуть уклониться, но в ухо все равно прилетает. Бью в ответ, попадаю по челюсти, но он здоровый бычок, хватает меня за грудки и валит на пол. А на мне итальянский кожаный пиджак ''Gucci'' за косарь баксов… В 2001-м, на минуточку… Катаемся по полу, ударов не чувствую, а слышу только, как он трещит… Потом нас растаскивают, пиджак порван в хлам, ухо горит, телки смотрят, кошмар… Честно вам скажу, за 23 года клубной жизни с ментом такой единственный случай. И плющит меня, доложу, не по – детски…
    - Ты что, мразь, формой решил прикрыться?! Так ты ее утром снимешь! Я посмотрю, какой смелый ты завтра в обед будешь! – Иван схватил меня сзади и держит, а я в истерике пытаюсь вырваться. И тут он достает ствол. Боевой, заметьте. Системы Макарова. Передергивает затвор и наставляет на меня. 
    - Ну что, е*нуть тебя?! – У него белое от адреналина лицо и пролетарская ненависть во взгляде.
    - А ну давай, е*ни!!! Жми на курок, хули ты понтуешься?! – Вот  дурачок я был, прикиньте? Жесть… Сейчас ни за что бы такое не делал… Но 20 лет назад – совсем другое кино…
    - Ты что творишь, опусти плетку... Тут клуб и людей до хрена. Завтра с тебя погоны за такое снимут, - один из замеченных мной раньше блатных пытается мирно его вразумить. 
    - Да мне по*уй!!! – Мент переводит прицел на него. – Ты что, тоже с ним хочешь?! 
    - Да не хочу я ничего, о тебе беспокоюсь, - миротворец отходит в сторону, взглядом показывая, мол, охранник ваш пипец е*анутый. А я снова оказываюсь под стволом.
    - Леонидыч, угомонись. – Это Иван тихо шепчет мне в самое ухо. – Он в натуре при исполнении, ты его бил, запросто на поражение сработать может. Успокойся, послушай меня. Если что, завтра с ним разберемся. Утром спасибо мне скажешь, остынь. – Знаете, в таких ситуация жизненно важны две вещи. Первая – наличие адекватного и трезвого человека. Вторая – чтобы вы этого человека  слушали. Мы с Иваном потом разошлись по жизни, но за тот совет ему от меня спасибо до неба.
    - Ладно, сержант, расход. Народ посмешили и хватит. – Ко мне возвращается способность мыслить. И первое, что возникает в мозгу – мурчащая пословица ''Козлов козлить не западло''. Иван уводит меня в гардероб, а мент опускает ствол. 
    - Давай одевайся. – Меня еще колбасит, но план уже есть. – Я бухой, за руль сядешь. 
    - Понял. Куда едем? 
    - 5-я больница, травмпункт. – Через 15 минут мы на месте. Несмотря на ночь пятницы, народу нет, врача идут будить, и к нам выходит благообразный мужчина лет пятидесяти в очках и халате. У меня уже синяк на лице, ухо увеличилось в размере , а порванный пиджак оживляет картинку.
    - Я вас слушаю. – По интонации ясно, что ему доводилось видать не такое.
    - Доброй ночи. Полчаса назад в ночном клубе я был избит сотрудником милиции. Получил много ударов по голове. Меня тошнит и все кружится.
    - Ясно. – Он просыпается. - Пойдемте в ординаторскую, я должен вас осмотреть.
    - Да, конечно. – Мы заходим в кабинет и остаемся вдвоем. Прошу заметить, МРТ тогда на каждом углу еще не было.
    - Фамилия, место работы? – Врач садится за стол и берет журнал с ручкой.
    - Доктор, тут такое дело… -  Достаю 500 гривен и кладу на стол. – Я чувствую, что у меня побои скорей всего средней степени тяжести. Больницам не платят, это мой личный вклад в дело медицинской революции.
    - Я понял. – Деньги исчезают в ящике стола. – Но по инструкции я должен пригласить следователя.- Не знаю, как сейчас, и Слава Богу, что не знаю. И еще бы лет сто не знать. Но тогда при травмпунктах постоянно находился оперуполномоченный. И, если травмы были насильственными, уголовное дело открывалось автоматически. Через пару минут доктор возвращается в сопровождении парня лет тридцати с серыми, пытливыми глазами.
    - Здравствуйте, оперуполномоченный Гладких Николай Иванович. – Для приличия заглядываю в удостоверение. – Это вас избил работник милиции? 
    - Меня, как видите! Пошел в клуб, культурно провести время, а он набросился, как коршун. Пистолетом угрожал. Табельным. Боевым. На людей кидался. На мне вещи порвал.  Да у меня и свидетели есть. Человек тридцать, примерно. Один вон в коридоре стоит.
    - Георгий Леонидович, а может не нужно официоза? – Врач стыдливо выходит. – Может, по – людски можно вопрос закрыть?
    - Николай Иванович, с Вами я бы точно договорился. А точнее, даже не ссорился. Но этот… Такое животное…
    - Я понимаю Ваши эмоции. Но и вы поймите. Его же из органов попрут. И при чем не просто так попрут.  По статье. Ну зачем человеку жизнь портить?
    - Да я согласен, не вопрос. Только человек почему этого не понимает?! Можете мне объяснить?
    - Слушайте, давайте так. Я с Вами сейчас еду  в клуб и лично все ему объясню. Уверен, все проблемы можно решить и вы с ним  точно договоритесь. – Вот именно о таких ментах я говорил вначале. Представляете, как он пытался спасти совершенно незнакомого ему человека? Просто потому, что тот тоже носил мундир? Уважаю…
    - С ним мне говорить не о чем. У меня встречное предложение. У вас до которого дежурство?
    - До 9 утра.
    - Давайте подвесим до этого времени. А сейчас ничего составлять не будем. Я с его командиром попытаюсь решить.
    - Отлично, договорились. Вот визитка моя, жду звоночка.- В комнату заходит доктор с двумя исписанными мелким почерком листами.- Это Вам. Я тут все зафиксировал, побои, сотрясение, ушибы… Надо еще рентген сделать, а то внутри мало ли что? Ну, а с милицией вы сами решайте.
    - Спасибо большое, этим сейчас и займусь. – Выходим на улицу и садимся в машину. С мобильного набираю их командира. Золотой человек, кстати.
    – Алло, Серый? Не спится? Шучу. Слушай, у меня ситуация. Помнишь ублюдка, которого я просил ко мне в наряды не ставить? Так вот. Он набросился на меня сегодня. И оружием угрожал. Пиджак порвал. Дорогой, итальянский. Да, при свидетелях. Сколько напишут? Ну, сколько человек у меня персонала? Эти точно, про остальных не скажу. Короче. Штука баксов за пиджак и публичные извинения при персонале завтра. Если нет, у меня зафиксированная средняя тяжесть, всех включу чтобы он погон лишился, а потом пообщаюсь с ним, как с гражданским. Жду до 9 утра. Прости, друг, но я просил его не присылать.
    - Да, молодец ты… Все грамотно сделал… - Я удивлен спокойствию его тона. – Ладно, не выключайся, наберу.
    В 6.45 у меня зазвонил мобильный.
     – Леонидович, доброе утро. Это Сергей. Мы у тебя под подъездом. Привез дебила извиняться и восемьсот баксов. Всей ротой собирали, больше нет. 
    – И тебе доброе… - У меня состояние ''хмурое утро'' в худшем его проявлении. – Сейчас за деньгами спущусь. А с дебилом прошу к семи вечера в клуб… 
     Вот так это все и закончилось. Юлик на той девушке по итогу женился. Ремонт машин оплатил. А сцену с извинениями и моими словами при этом опущу из этических соображений. Подобным до сих пор не горжусь. Погоны сержант сохранил, но в клубе больше никогда не появлялся… Видимо, было стыдно…

КОММЕНТАРИИ

Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться.

Николай

- 16:55 08/03

Довольно смелая подача мыслей.

Лора

- 20:56 04/03

Я вот в своей жизни тоже встречала "правильных ментов" даже очень с таким хорошо общаюсь.

Иван Замечательный

- 14:49 02/03

Часто вас читаю, и слежу что нового, спасибо как всегда интересно!