Хроника миров Багрониума

Книга первая. Скитальцы. Возвращение.

  • Хроника миров Багрониума | Сергей Жихарев

    Сергей Жихарев Хроника миров Багрониума

    Приобрести произведение напрямую у автора на Цифровой Витрине. Скачать бесплатно.

Аудиокнига
  Аннотация     
  175


Семеро вечных скитальцев, несправедливо осужденных советом старейшин, были изгнаны в таинственный дикий мир. Однажды они получили тревожную весть, о том, что родному дому грозит зловещая опасность. Гнев и желание помочь терзали души и разум отважных героев. Тур — легендарный воин и боевой маг. Очень давно, его бессмертный наставник заключил в тело своего ученика могучего зверя, способного созидать и неизбежно разрушать. Ему предстояло узнать страшную правду и осознать весь безумный ужас грядущих событий. Перед ним встал выбор, — какой мир защищать первым. Но вот в чём загвоздка! Тур, даже не мог представить, что, на самом деле, ожидает его в походе, против детей мира мрака. Готов ли он потягаться с магией теней? Пожертвовать теми, кто ему дорог. Осознав, что выбора у него нет, Тур принимает смертельно опасное решение.


ВНИМАНИЕ
Вы приобретаете произведение напрямую у автора. Без наценок и комиссий магазина. Данная Витрина является персональным магазином автора. Подробнее...

Видеоролик

Хроника миров Багрониума

Читать бесплатно «Хроника миров Багрониума» ознакомительный фрагмент аудиокниги

Хроника миров Багрониума

    — Ну что Шуня, тронули к деревухе? — спросил Молох у своего спутника. — Давай, мелкий ворчливый обжорка, шевели ножками.
            — Да погоди, не гони лошадей, верзила! У тебя один шаг, а у меня — десять! Дай отдышаться, успеешь набить пузо. Прислонившись к огромному валуну, лежавшему возле края дороги, он перевёл дыхание. Постояв немного, Шуня поднял голову и, посмотрел на друга.                                                                                                                                                                                                               — Хватит на меня таращиться, Молох! Вижу, по твоим глазищам, что всячески осуждаешь своего братишку. Представь, здоровяк! Да! Я коротконогий и не могу, как ты, широко шагать! Ещё на вершине горы я слёзно просил: «Посади в «люльку» — дружище!» Помнишь, свой ответ? Мерзавец вредный! Молох наклонился к Шуне и, прищурив один глаз, с издёвкой в голосе воскликнул:
            — Представь, не забыл! Мелкий карлик!
            — Да ну! Правда, помнишь! А я думал, что у тебя вместо мозгов одна медовуха плещется! И вообще, не буди лихо, а то могу и отдубасить! Хрястну сейчас по коленке, мало не покажется!                                                                                                                                           — Ладно, ладно, потише, свирепый герой. Я шуткую. Давай залезай в «люльку», так и быть, понесу тебя. Жрать дюже хочется. Ведь если потопаешь своими ножками, целый год будем добираться. Шуня улыбаясь медленно подошёл к Молоху и пнул его ногой по щиколотке.
            — Получил на пряник, верзила. Надеюсь, не отдубасишь за это своего братишку? — Ведь сильные не обижают слабых.               — Конечно, нет! Но вот в чём загвоздка. Рядом со мной стоит настоящий герой и могучий воин, а раз так, то придётся натыкать тебе смачных тумаков. Выдержав небольшую паузу, тот улыбнулся, и они вместе стали смеяться над своей болтовнёй.
            Молох снял сплеча что-то вроде котомки, сделанной из кожи и опустив её на землю, расправил края. Вот так и выглядела «люлька» для Шуни, но на самом деле они использовали её только в крайних случаях.
            — Ладно, залазь, донесу уж тебя до места обжорства, уважу своего, младшего брата.                                                                                     Шуня хоть и сам может резво добежать до деревни, но упустить возможность не ковылять по пыльной дороге, конечно, не мог. Всегда прикольней с удобством добраться до места, где можно потрескать вкусных харчей. Недолго думая, Шуня подошёл к «люльке» и, перекинув своё тельце через борта котомки, уселся поудобней. От удовольствия его лицо расплылось в сладкой неге. Задрав голову, он взглянул на Молоха, и выдал команду:
            — Вперёд, мой друг!
            — Да ну! Прям можно идти? Вот те раз! Где это видано, чтоб карлик умел так ловко раздавать приказы? Слушай, а ты случайно не правитель мира? — Молох улыбнулся, поднял «люльку» и забросил её на плечо немного резче, чем обычно. Шуне, сидящему в котомке, сразу стало слегка неуютно.
            — Ну, ну! Не злись Молох! Я не властелин Земли! Всё чин-чинарём, мой огромный друг.
            — То-то же, смотри у меня!                                                                                                                                                                                     Молох поправил лямку, на которой висела котомка, и потопал по направлению к деревушке. Дорога уходила правее, огибая небольшое озеро, заросшее камышом. Обойдя его, Молох попёрся напрямик через сад по утоптанной тропинке. Вдруг он остановился под большим раскидистым деревом, на котором, висели гроздья спелых яблок. Почесав затылок, он крикнул:                                                                                                                                                                                                                                 — Эй! Мелкий герой! Не сиди там без дела. Сорви немного плодов да спрячь, а то обратно по этой дороге не пойдём, а так хоть какой-то запас будет. Ты слышал меня, Шуня?
            — Да чего гундишь? Уже рву и прячу! Смотри, переживает запаса у него не будет.
            Молох, чуток ещё постоял и улыбнувшись, зашагал дальше. Пройдя ещё немного, они оказались возле закрытых ворот. Великан остановился и огромным кулаком постучал по массивной двери. За воротами прошуршали чьи-то тяжёлые сапоги и хриплый голос спросил:
            — Кто пожаловал? Друг или недруг? Если вражина, то разворачивайся и топай мимо, а то получишь в морду.
            — Да друг, кто ещё-то! Харчевню вашу за три мили учуял. В брюхе урчит, не слышишь, что ли? Потрескаем, да и уйдём восвояси. — Пробубнил Молох. Заскрипел засов, ворота распахнулись. За ними стоял крепкий старикан с топором наперевес. Смерив взглядом Молоха, тот, ахнул и почесав затылок, проворчал:
            — Пригнись чуток, переросток, а то ненароком сломаешь вывеску на арке и, вследствие этого никто не узнает, как нашу деревуху кличут. Да и монет спросят, так как сия табличка была испорчена в мою вахту.
            — Да ладно, отец! Хошь, на четвереньки стану, аль, на пузе ползком, всё для твоего спокойствия! Главное, запускай странников да укажи, где харчевня, куда свернуть, по какой тропинке шагать? Жрать хочется, да и мой мелкий брат тоже весь в ожидании вкусных харчей.
            — Ладно, смотрю, нормальные вы парни! Видишь вон в дальнем углу стог соломы? Зришь высокую крышу хаты, откуда дым валит? Туда двигайте, а если и впрямь такие голодные, то по запаху отыщете.
            Молох, чуть наклонившись, прошёл через ворота и двинулся по направлению, куда указал старый страж. Топая по узкой дорожке, между ветхими постройками, Молох увидел большой стог сена, а возле него подвыпившие мужики тискали баб и орали развесёлые песни. Заметив Молоха, горластые развратники быстренько затихли. Они пристально смотрели на великана со страшным боевым оружием наперевес, а в глазах читалось удивление и восхищение новым гостем, пришедшим в их деревню. Бабы сначала истошно заорали от испуга, но по мере изучения вида этого великана послышались нотки одобрения и восторга. Одна рыжеволосая дивчина подошла к Молоху и, похлопав своей ладонью по его огромной ручище, воскликнула:
            — Ух ты! Красавец! Куда путь держишь, великан?
            Молох улыбнулся и, чуток наклонившись, приобнял деваху. Стараясь, сделать голос как можно нижней он вежливо спросил:
            — Красавица! Да в харчевню хотелось бы попасть. Слышишь, как в брюхе урчит? Можешь уважить и проводить?
            — С превеликим удовольствием, мой герой! — И подняв руку, рыжеволосая указала путь, куда нужно идти.
            — Как звать-то тебя, симпатяга?                                                                                                                                                                              — Дуся. Я, дочь хозяина харчевни. Как дойдём, сразу попрошу батю и матушку, подать лучшие припасы. Будь уверен, накормим досыта и спать уложим! 
            — Это радует! Только одна просьба, — я вряд ли буду чувствовать себя уютно внутри харчевни, так что стол нужно вынести во двор, — устроишь? Дуська закивала головой и весело прощебетала:
            — Всё сделаю, не сомневайся! Только позволь спросить, а монетки у тебя есть? А то батя у меня крепкий мужик, может, и в морду сунуть кулаком. Молох громко засмеялся, услышав это смелое утверждение.
            — Верю, что у тебя лихой папашка! Передай ему, — всё оплатим сполна и вот что ещё. У меня за плечом котомка, а в ней мой младший братишка. Устал немного, отдыхает, но есть тоже хочет, так что на двоих накрывай стол, — поняла, красавица?
            Дуся кивнула симпатичной головушкой и побежала вперёд, чтобы предупредить отца о приходе новых странников. Подойдя к харчевне, Молох определил место, где им будет уютно присесть и отведать вечернюю трапезу. Возле конюшни, где топтались странные маленькие лошадки, лежали два валуна. Молох присел на один из них и снял сплеча «люльку».                                                              — Вылезай, лентяй, прибыли. Шуня быстро вывалился из котомки. Встал, потёр застывшие ноги и почесал пузо.
            — Спасибо, что уважил меня, мой друг! А где стол? А где харчи? Где песни и пляски? Что за неуважение к героям!                                  — Какое почтение? Они даже не ведают, кто мы такие, а если бы узнали, убегали что есть мочи и прятались по всем щелям! Голодным хочешь остаться, бестолочь? Так что терпи, когда обслужат и, Шуня, давай без геройских песен и рассказов, молча, тихо, спокойно.                                                                                                                                                                                                                                  — Всё ясно, друг мой! Рот на замок. Набиваем пузо и прёмся дальше. Только куда, на хрен, топаем? Ты хоть думал о том, куда мы идём? «Что ищем?» Молох поправил волосы, спавшие на лоб, потёр могучими ладонями коленки и ответил:
            — Да не знаю, куда прёмся! А что тебя не устраивает? Бродим по миру, смотрим красоты, встречаем разный люд, много прикольных существ, едим вкуснятины всякие, — что не так?
            — Да всё не так! Нет у нас с тобой цели. Раньше, когда жили в светлом мире постоянно были боевые тренировки, и новые знания в магии, да всего навалом. Помнишь? А здесь ни силушкой помериться, ни в бою поучаствовать, скукота страшная.
            — Ну да! Дом родной вспомнил. А кто нас сюда отправил, и за что сослали в этот мир, — тоже помнишь? Не забыл случаем, как все семеро оказались тут? Мы стояли в каменистом ущелье, ошарашенные тем, что из живых, только громадные черви ползают, да гигантские монстры скачут. Это сейчас повсюду безобидные зверушки, красивые птички есть, в мире народ прикольный шастает с ним поболтать приятно, а в то время, безлюдная хренотень была! Сколько мы уже здесь? Хорошо, что хоть бессмертны, а то уж поди сдохли бы, и черви нас сожрали! А когда ты видел в последний раз кого-нибудь из наших братьев или сестёр? Шуня сел на землю и, облокотившись о валун спиной, задумался о словах друга. Молох тоже замолчал. В глазах великана появилась тоска по родному дому хотя до сих пор предательство старейшин не давало зажить его душевной ране.
            Дуся поднялась по крыльцу и зашла в харчевню. Там за широкими столами на дубовых лавках сидели мужики. Одни были местными, другие заезжими. В уютной обстановке они, не спеша живали сочное мясо и вели разговоры о разных происшествиях в округе. После очередной кружки крепкой выпивки их рассказы становились настолько таинственны, что у тех, кто сидел рядом отвисали челюсти. Дуся подошла к печи, где её батя жарил на вертеле огромного кабана.
            — Здорово, батька! — радостно сказала Дуся. Обняв отца, она поцеловала его в щёку.
            — Добрый вечерок, дочка. Слушай курносик. Матушка в погреб полезла соленья достать. Может, подсобишь ей?
            — Бать, конечно! Но сначала, — хорошая новость. Я привела к тебе, богатых обжор, их надо досыта накормить и напоить. Монет у них пруд пруди, так что бросай готовку и пошли выносить на улицу стол.                                                                                                      — Это ещё зачем? Пусть заходят сюда и располагаются поудобней, а мы с матерью обслужим путников, как подобает.
            — Нет, батя, не получится их сюда заманить. Пойдём, я тебе покажу почему.
            Он никак не мог понять, о чём бормочет его любимая дочка. Интерес к тому, кто же там снаружи взял над ним верх. Тот бросил жарить кабана и потопал к дверям вслед за дочуркой. Выйдя на крыльцо харчевни, Дуся показала отцу двух странников, сидевших возле конюшни.
            — Ух ты! Вот так великан! Да, тесновато такому верзиле сидеть в харчевне! Стол действительно надо выносить. Дочь, а у них точно монеты имеются?
            — Да, батька, они так сказали. Надеюсь, не соврали.                                                                                                                                            — Наивная ты у меня, — и, чмокнув её в лобик, спустился с крыльца. Без резких движений тот подошёл к Молоху и Шуне. Эта парочка, продолжала сидеть с задумчивым видом не замечая, что возле них топчется какой-то мужик. Постояв немного, хозяин харчевни слегка наклонился и громко крикнул:
            — Эй, уважаемые гости! Может, обратите свои ясны очи на меня смертного? Этот ор явно был большой ошибкой. Не соображая, что происходит, Молох и Шуня от неожиданности вскочили как полоумные и, вытащив секиры, приготовились отражать атаку.
            — Эй, эй! Полегче, воины! — Завопил испуганный до усрачки мужик.                                                                                                             — Спокойно, сыновья войны! Враги ушли! Остались только хорошие и добрые! Чем помочь вам? Уважаемые!
            Молох и Шуня мгновенно пришли в себя, и поняв, где они сейчас находятся, попрятали секиры. Видя, до смерти напуганную Дусю и её батька они поспешили успокоить их. Приветливо улыбаясь, мелкий вояка, подошёл к хозяину харчевни и протянув руку, представился:
            — Я Шуня, а это, — мой старший братишка Молох. А как звать-величать вас, великий харчевник? Протянув с опаской руку, тот пожал мощную ладонь Шуни.
            — Иван. Рад знакомству. Ну и напугали вы нас! Тут встал Молох и, подошёл к ним.
            — Ты уж извини, если что не так. Вообще-то, мы мирные, хотя с виду и не скажешь. Слушай Ванёк. Перестань думать о плохом и будь ласка исполни просьбу. Нам бы потрескать, попить, да в дорогу дальнюю собраться, сможешь устроить?
            — Да что ж не смочь, сделаем как положено. Только не серчайте, что задам один вопросик. Жизнь у нас тяжёлая, богатств нет, да и не предвидится. А есть ли у вас, чем расплатиться? Молох отвязал с широкого ремня мешочек и потряс им перед носом у Ивана. Услышав звон монет, который всегда ласкает слух, хозяин харчевни сразу повеселел.
Отзывы о произведении

Чтобы оставить отзыв и оценить произведение, необходимо зарегистрироваться.

Комментариев пока нет